18+
Нур-Султан
Сейчас
10
Завтра
5
USD
389.59
-0.03
EUR
429.06
-0.92
RUB
6.05
-0.01

Болевые точки Ирана: внутренние противоречия обостряются под давлением санкций США

1554

Внутри Ирана зреет непростая внутриполитическая ситуация. Если на протяжении всей истории внешнего давления политические фракции страны имели тенденцию объединяться, то в этот раз происходит эскалация внутреннего напряжения — и это при усилении санкций США.

Рост внутреннего напряжения

Об этом свидетельствуют не только выступление Солеймани, но и заявление министра иностранных дел Зарифа о том, что на нынешнем этапе «внутренняя сплоченность более необходима, чем хлеб и вода», и даже призывы к импичменту умеренного президента Роухани.

Напряженность в американо-иранских отношениях совпала с крупными потрясениями на валютном рынке страны, которые вызвали девальвацию риала до неожиданного беспрецедентно низкого уровня. В связи с этим несколько чиновников были арестованы за финансовые махинации, вызвавшие искусственный спрос на твердую валюту.

По неофициальной информации,

в ближайшее время ожидаются новые аресты

Причем списки чиновников и компаний, незаконно обменявших нацвалюту по официальному курсу, были опубликованы.

На политическом поле мнения разделились. Поддерживающие президента, который выиграл год назад на выборах при 77% явке населения, сплотились вокруг него. Они винят в сложившейся ситуации администрацию США и экономические санкции.

Сторонники жесткой линии, так называемые «хардлайнеры», в текущих внутренних проблемах обвиняют реформатора Роухани. Они уверены, что президент-консерватор будет управлять страной лучше.

Союз бизнес-элиты и элиты политической

Как и во многих других государствах, а особенно восточных,

в Иране наблюдается сращивание деловых и политических интересов элит

Введение внешних санкций стимулировало внутреннюю коррупцию и позволило развить еще более глубокое взаимопроникновение политики и бизнеса. Яркий пример этого симбиоза — бизнес-группа, ставшая политической организацией, Общество промышленных производителей Jamiayate Toldgarayan. Другой пример, Исламская Коалиционная Motalef, уже политическая партия, но ее по-прежнему называют «базарной», потому что изначально она была ассоциацией традиционных торговцев.

Кроме того, есть еще ряд полугосударственных образований, принадлежащих военным, религиозным и революционным фондам, которые являются прослойкой между политическими и деловыми интересами. Эти группы не могут действовать открыто, как указанные две партии. Однако они вынуждены оперировать в экономическом пространстве, где из-за своей монополии на доходы от нефти и газа и в качестве основного поставщика твердой валюты ключевым игроком остается правительство. Понятно, что каждая из упомянутых групп, как и правительство, имеют доступ к ресурсам и получают выгоду от экономического потенциала страны.

Коррупция по-ирански

Как указывает издание Al Monitor, «важным фактом является то, что

в коррупционные действия вовлечены не какие-то отдельно взятые фракции, а все политические группы,

включая должностных лиц, командиров КСИР и бизнесменов. Причем среди них, вероятнее всего, есть группы и политики, близкие и к президенту».

Администрация Роухани совместила решение начать переговоры о снятии санкций в обмен на «ядерную сделку» с намерением бороться с коррупцией. Процесс реформ начался с требования предоставить общественности более широкий доступ к информации о государственных расходах и обеспечить большую прозрачность в распределении средств в госучреждениях. Параллельно администрация начала проводить ряд реформ, необходимых для воссоединения банковского сектора страны с мировой финансовой системой.

Протестные группы: новые и старые

Разумеется, это не устраивает тех, кто готов пожертвовать национальными интересами в угоду своим собственными экономическим и политическими целям и наносит ущерб стране больше, чем любой внешний враг.

Ситуацией в стране недоволен и народ. По сообщениям масс-медиа, демонстранты, вышедшие на улицы нескольких городов Ирана, вначале протестовали против падения риала, низких зарплат, проблем с водоснабжением и электричеством. Затем они перешли к политическим требованиям об отставке правительства и религиозных клириков.

Народные требования совпадают с требованием консерваторов об отставке президента. Здесь следует обратить внимание, что волнения начались с Большого базара в Тегеране. Это может указывать на то, что они были организованы консерваторами, имеющими тесные связи с исламской партией торговцев Motalef. Сообщается также об арестах демонстрантов и подавлении протестов с помощью слезоточивого газа.

Похоже, что особенно активны иранские женщины. Их волнуют не только экономические проблемы. Они хотят самостоятельно решать, как одеваться и покрывать ли голову хиджабом. По информации неофициальных источников, с декабря 2017 года

десятки женщин подвергались жестоким нападениям, были арестованы за мирные протесты против «принудительной хиджабизации»

и были обвинены в «поощрении безнравственности или проституции». Возмущение в соцсетях вызвали аресты известного адвоката по правам человека Насрин Сотуде, возглавляющей комитет по защите прав женщин, и молодой девушки, выложившей в сеть видео танца в своем исполнении. Символом онлайн-групп, таких как «Моя скрытая свобода» и набирающего обороты движения «Девушки с революционных улиц», стала Вида Мовахеди. Иранка сняла свой белый хиджаб и, привязав к палке, махала им как флагом во время демонстрации в Тегеране.

Вида Мовахеди

Вида Мовахеди

Протесты есть, но масштабы непонятны

Правда, информация англоязычных мировых СМИ и всего десяток твиттер аккаунтов с хэштэгом Iran protests вызывают оправданный скептицизм в оценке масштабности этих протестов. Ставшие привычными некорректные либо сфабрикованные новости даже авторитетных информагенств о происходящих в той или иной восточной стране волнениях заставляют любого ответственного журналиста воздержаться от публикации данных о количестве их участников.

Таким образом, в стране происходят два взаимосвязанных внутренних процесса. Первый: негативная реакция различных групп, чьим интересам угрожают реформы. Второй: борьба за то, каким будет будущее правительство Ирана. При этом, как и в любой другой стране, от коррупции страдает частный бизнес и простой народ. Поэтому рост народного недовольства в преддверии американских санкций, первая часть которых начала действовать 4 августа, вполне понятен.

Несмотря на сообщения о растущих протестах, президент Роухани заявил, что не собирается уходить в отставку и продолжит кампанию против «теневых интересов» и «культуры непрозрачности». Он также сказал, что «готов поклониться оппозиции, всем своим критикам и поцеловать им руки ради единства и сотрудничества».

Верховный лидер аятолла Али Хаменеи выступил с обращением к народу и выразил поддержку действующему президенту.

аятолла Али Хаменеи

аятолла Али Хаменеи

Продолжение следует

Акмарал Баталова, политический обозреватель по Ближнему Востоку