18+
Нур-Султан
Сейчас
29
Завтра
19
USD
386.34
0.00
EUR
427.25
0.00
RUB
5.88
0.00

Как выжить в плену у террористов и не сойти с ума?

Жаркий полдень. За автобусом, набитым журналистами и блогерами, тянется густой пыльный шлейф. Внезапно – автоматные очереди и крики: люди в масках перекрывают дорогу.

Без всяких любезностей мужчины с АК врываются в салон. Всего несколько мгновений — и напуганные пассажиры с мешками на головах и связанными руками лежат лицами в пол в проходе. Террористы начинают допрашивать своих жертв, гремят выстрелы, а из раций напавших доносится «Аллах акбар!». Для пущей убедительности – тяжелый армейский ботинок на спине: кожей чувствуется каждая бороздка на подошве.

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Так многообещающе начался очередной, уже восьмой по счету «Военный дискурс» — семинар по экстремальной журналистике, устраиваемый Министерством обороны. Окунув гостей полигона «Берег» в воды реки Или и только после этого сняв с них мешки, «террористы» (на самом деле, конечно же, опытные инструкторы и бойцы спецназа) начали учить работников прессы хитростям выживания.

 

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Самое страшное

Организаторы поставили перед собой непростую, но крайне важную задачу: научить журналистов не паниковать в стрессовых ситуациях и выбираться из них как минимум живыми. Жажда, голод, боязнь плена, темноты и незнакомой местности, агрессивная природная среда – извечные спутники тех, кто с камерой и диктофоном отправляются в горячие точки.

Перед началом похода инструкторы делятся опытом подготовки. Так, с собой необходимо иметь пару сменной обуви, комплект теплой одежды и, разумеется, аптечку для оказания первой помощи.

Из премудростей: ни одна лямка на рюкзаке не должна торчать и «кучерявиться», тяжелые вещи нужно укладывать на дно так, чтобы они не давили на спину, а даже банальные пластиковые бутылки желательно оборачивать в черный носок: пластик бликует при свете луны и в ночном переходе грозит сделать незадачливого хозяина жертвой не слишком добродушных террористов-душегубов. Соблюдение элементарных требований личной гигиены и вовсе не обсуждается, даже если «в походе все стерильно».

После краткого брифинга журналистов и блогеров на двух вертолетах забрасывают в зону высадки среди голой степи. При этом пилоты делают несколько витков над местностью, чтобы «клиенты» окончательно потеряли ориентацию в пространстве. После этого – 15-километровый марш по сопкам, крутые подъемы и не менее крутые спуски. Именно на них, кстати, и отдаешь должное совету про лямки – любой болтающийся кусок материи цепляется за колючие кусты.

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Кстати, на весь суточный переход на человека выдается всего полтора литра воды. На жаре, в раскаленной степи. Пожалуй, это и есть основное испытание –

перебороть жажду, пить небольшими глотками и при этом продолжать идти с огромным рюкзаком

Без еды идти можно — без воды нет.

Впрочем, проблема с нехваткой воды все-таки решаема: влагу из реки (в данном случае – Или) можно отфильтровать с помощью подручных средств. Для этого у обычной пластиковой бутылки отрезается дно, под продырявленную пробку подкладывается платок или бинт, а внутрь слоями последовательно укладываются песок, перегоревшие древесные угли (или активированный уголь), мелкие камни и мох (либо вата или губка). Вода фильтруется и просачивается через крышку. Пахнет, конечно, дымком, но пить вполне можно – особенно если не полениться и прокипятить ее на костре. Существует и более простой способ – обеззараживающие воду таблетки, которые продаются в каждой аптеке.

После такой воды с вами точно ничего не случится: проверено на себе

Тем временем смеркается, а до места ночевки еще идти и идти. Последний участок пути проходит уже в темноте и тревожной тишине: люди измотаны и напуганы. Добавляет огонька хитро замаскированная засада, однако на сей раз «террористы» ограничиваются несколькими очередями из автоматов, намекая на свое незримое постоянное присутствие. Именно поэтому во время перехода инструкторы строго-настрого запрещают громко говорить, хрустеть ветками и включать фонари.

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Спустя шесть изнурительных часов наконец дается команда разбивать лагерь. В качестве еды, кстати, армейский сухпаек – консервы, галеты и повидло. Все вполне съедобно и даже вкусно, но вот только есть почему-то совсем не хочется – видимо, так на организме сказывается стрессовая непривычная ситуация.

За воротами крепости

После ночевки на берегу Или и сбора палаток, спальных мешков и прочего имущества начинается финальный рывок – еще около пяти километров пути, сначала вверх по узкому ущелью, а затем вниз. На спуске миражом появляется средневековая восточная крепость-декорация, построенная для съемок фильма «Кочевники».

Кажется, что до нее уже рукой подать, но вновь гремят автоматные очереди. Опять засада. Люди в масках появляются на склонах ущелья и молниеносно отправляют журналистов в уже ставшее привычным положение – лицом в землю. Ни одного, в отличие от прошлых «Дискурсов», шанса убежать. Позже на это замечание один из организаторов улыбнется и скажет: «Мы тоже учимся».

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Затем пленников грузят в армейский «КамАЗ», в пути знакомые «спецэффекты» в виде рвущих уши выстрелов в замкнутом пространстве, криков и затрещин.

Когда вооруженные люди завозят тебя в крепость, появляется недвусмысленное ощущение Ближнего Востока с его террором, бесконечными войнами и прочим «колоритом». Кажется, еще немного – и что-то пойдет не так, расстреляют по-настоящему.

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Но тут после финальной «проверки на стрессоустойчивость» можно наконец выдохнуть – под аплодисменты инструкторов пленникам возвращают свободу, а бывшие пять минут назад злыми террористами бойцы спецназа улыбаются и с удовольствием фотографируются. Правда, не снимая масок.

В сухом остатке – два инсценированных, но до синяков и ссадин реалистичных захвата, серьезный марш-бросок с минимальным запасом воды и множество новых навыков выживания. К чести коллег, никто из них не паниковал и не устраивал истерик. Но после марша многие выглядели исхудалыми и абсолютно потерянными.

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Фото: Думан Курмангалиев/Пресс-служба МО РК

Зачем все это Министерству обороны? Ответ очевиден: ради безопасности самих работников СМИ. В экстремальной ситуации им придется надеяться только на себя и своих товарищей, однако бесценный опыт бойцов армейского спецназа, несомненно, повысит шансы на выживание каждого, кто прошел через «Военный дискурс».