Астана
Сейчас
-11
Завтра
-7
USD
374.47
+1.82
EUR
421.43
-1.01
RUB
5.54
-0.03

Боязнь Китая: синофобия в Казахстане растет

Трудовые и бизнес-мигранты из Китая вызывают опаску в Казахстане. Основная причина синофобии — в коллективной памяти казахского населения, которое связывает Китай с кровопролитными джунгарскими войнами, считают эксперты.

Консультант по миграционной политике в РК и ЦА  Елена Садовская изучает вопросы китайской иммиграции в Казахстане, пишет Радио Азаттык. Тема открытой лекции, которая состоялась 20 апреля в Алматы, была посвящена вопросам китайской трудовой и бизнес-миграции в Казахстан.

Елена Садовская

По данным эксперта, власти Казахстана разрешили въезд китайским рабочим в 1993 году. Садовская говорит, что рабочие из Китая трудятся в Атырауской, Актюбинской, Мангистауской областях, городах Астане и Алматы.

– В 2008 году приехали 10 тыс. человек, в 2012 году – 13 тыс., в 2017 – 9 тыс. человек. На сегодняшний день китайцы составляют 38–40% иностранной рабочей силы в Казахстане.

Елена Садовская объяснила, почему среди работающих в Казахстане трудовых мигрантов высока доля граждан Китая. По ее словам, это связано с тем, что мигранты из России «не попадают в статистику».

— По соглашению, которое регулирует миграцию внутри ЕАЭС, трудовые мигранты из России не обязаны регистрироваться в Казахстане и получать разрешение. У нас относительно свободное перемещение рабочей силы внутри союза.

В Казахстане 9 тыс. трудовых мигрантов из Китая, работающих по найму. Российских мигрантов гораздо больше, но они не попадают в статистику, потому что могут не регистрироваться и не отмечаться в уполномоченных органах.

Причины фобий — в коллективной памяти

В 2007 и 2012 годах Садовская провела в Казахстане репрезентативные исследования с целью выяснить, как общество относится к мигрантам из Китая. По ее словам, отношение к ним в Казахстане «значительно ухудшилось».

– Если в 2007 году к китайским мигрантам относились «плохо» 18% опрошенных, то в 2012 году – уже 33%. Это за 5 лет. Корни — в коллективной памяти казахского населения, которое связывает Китай с кровопролитными джунгарскими войнами. С тем, что много казахов погибло и от джунгарских войск, и от Цинской армии. То, что осталось в коллективной памяти, рождает опасения по поводу присутствия китайцев, – отмечает специалист.

Пришедший на лекцию предприниматель, представившийся Азаматом, говорит, что открыл с гражданином Китая совместную компанию. По его словам,

если казахстанские законы будут работать, бояться никого не стоит

– Если наши мигранционщики, КНБ и МВД будут работать слаженно и без коррупции, ничего бояться не надо. Откуда эта фобия? Я не знаю. Мое мнение – это от того, что мы находимся под информационным полем России.

Политолог Дос Кошим отмечает, что синофобия в Казахстане есть, и она усиливается.

— Особенно это было ощутимо в 2016 году при «земельном вопросе». Многие говорили: «Нет продаже земли Китаю», подразумевая запрет на продажу земли иностранцам. В последнее время усложнен процесс выдачи виз между Китаем и Казахстаном.

Мы знаем, что переехавшие из Китая казахи, получившие гражданство Казахстана, были задержаны после их въезда в Китай.

За последний год мы с соседом несколько отдалились друг от друга

Некоторые слушатели лекции формирование негативного отношения к Китаю в Казахстане связывают с сообщениями о притеснении в Поднебесной этнических меньшинств, в том числе казахов.

– В Китае, в соседнем Синьцзяне, какая-то чрезвычайная ситуация. Страдают не только уйгуры, страдает и казахское население. Китаефобия имеет под собой почву, потому что происходит непонятный процесс, он пугает многих людей, – говорит слушатель лекции по имени Галым.

КНР — крупнейший финансовый донор

По словам Елены Садовской, Китай – самый крупный партнер Казахстана в торговле и экономике. Ссылаясь на данные Нацбанка Казахстана, эксперт отмечает, что

сумма китайских инвестиций в экономику Казахстана составляет 15 млрд долларов

– Интересы Китая и Казахстана взаимодополняемы. Китай нуждается в природных ресурсах, Казахстан ими обладает и готов их поставлять. Поднебесная заинтересована в развитии «зеленой» энергетики, и на границе КНР и РК существует зона, где очень быстро может развиваться ветряная энергетика.

Транзитный потенциал территории Казахстана нужен, чтобы реализовать программу «экономического пояса». Центральная Азия – это, безусловно, региональный рынок сбыта китайских товаров. Кроме того,

Казахстан и ЦА представляют важность для Китая как «безопасный тыл»

Многие участники массовых акций протестов «по земельному вопросу» весной 2016 года открыто высказывали опасения, что если в стране вступят в силу поправки к законодательству, которые позволят передавать земли сельхозназначения в долгосрочную аренду иностранцам, то

«большинство земель в Казахстане могут приобрести китайцы»

На суде по делу активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна, которых обвинили в организации митинга в Атырау 2016 года, представители минсельхоза сказали, что «планов по продаже земли Китаю, китайским компаниям или гражданам не было».

По данным Комитета по статистике, в Казахстане работает более 21 тысячи иностранных предприятий, в том числе 8500 российских компаний и более 1200 китайских.

Источник