Нур-Султан
Сейчас
27
Завтра
17
USD
412
0.00
EUR
459
0.00
RUB
5.84
0.00

Пилоты Ан-148 ругались перед катастрофой

11047

https://365info.kz/2018/02/rasshifrovany-dannye-vtorogo-chernogo-yashhika-an-148/

«Вскоре после взлета пилоты обращают внимание на критически низкие и отличающиеся показания скорости на приборах.

Ругаясь, они пытаются решить эту проблему, увеличивая скорость и наклоняя самолет к земле.

Столкновение с поверхностью земли происходит уже под нечленораздельные крики пилотов», — утверждает собеседник «Ъ».

По его версии, данные расшифровки свидетельствуют о том, что пилоты так и не поняли, из-за чего показания скорости на дисплеях были искажены, и соответственно в принципе не могли справиться с критической ситуацией.

Почему они замолчали и горящим факелом выскочили из-за облаков?

Напомним, расшифровав параметрический самописец разбившегося самолета, эксперты МАК пришли к выводу, что невключение обогрева могло привести к обледенению всех трех приемников, установленных на фюзеляже, и к изменению параметров данных, передаваемых с них на дисплеи пилотов.

Как установили эксперты, при наборе самолетом высоты около двух тысяч метров индикатор скорости у одного из пилотов показывал недопустимо низкие для такой ситуации 200 километров в час, а у другого вообще оставался на нуле. При этом реальная скорость лайнера составляла около 600 километров в час.

Экипаж пошел на резкое снижение, чтобы набрать, как ему казалось, недостающую скорость, в результате чего самолет врезался в землю

Расшифровка и предварительный анализ записи речевого самописца подтвердили информацию, зарегистрированную параметрическим черным ящиком, отметили в МАК.

«Горькое правило авиации – в любой катастрофе в воздухе виновных всегда ищи на земле – сработало и на сей раз. Самолет Ан-148 разбился из-за непрофессионализма экипажа»: на этом настаивает один из создателей Ан-148, до недавнего времени генконструктор и гендиректор фирмы «Антонов» Дмитрий Кива в интервью «Московскому комсомольцу».

— Сейчас по катастрофе практически все ясно, — заявил Дмитрий Кива. — На первый план вышел как раз тот момент – это подготовка пилотов.

И вот теперь мне уже сообщили официально, что запись разговоров экипажа в кабине подтверждает их недостаточную профессиональную квалификацию. Командир почти все время до этого летал вторым пилотом, а тот пилот, что был вторым, вообще имел малый налет, а до этого работал стюардом. Это многое объясняет.

Ведь что там произошло? В кабине же горели лампочки, которые предупреждали, что обогрев ППД (приемников полного давления) не включен. И не включил их правый пилот (второй). Но при этом и у левого (командир экипажа) пилота на табло надпись была квадратиками: включи обогрев ППД.

И у того лампочки горели, и у другого, но почему-то, читая контрольную карту, ни один из них на предупреждение не среагировал. А дальше – неправильные показания скорости.

Но опять же — даже в этой ситуации: ты успокойся и разберись, каково положение машины в воздухе. А разобравшись, прими правильное решение. Но они только разгоняли самолет.

Я, конечно, не имею права никого обвинять – пусть в этом разбирается комиссия, но как конструктор скажу: этот самолет спроектирован в соответствии со всеми самыми последними нормативами и требованиями, и если не совершать одного за другим нарушений, как это было в данном случае, ничего бы с ним не случилось. Думаю, как ни горько это сознавать, главный вопрос — в подготовке пилотов…

А подготовка экипажа разбившегося Ан-148, как теперь выясняется, действительно вызывает массу вопросов. Особенно в том, что касается второго пилота, 44-летнего Сергея Гамбаряна, который не имел даже профильного образования по специальности «пилот», а лишь окончил 10-месячные курсы переподготовки, до этого работая бортпроводником. Причем переобучение он прошел не в государственной структуре, а в частной, у которой даже не было лицензии от «Росавиации».

Между тем отец второго пилота Ан-148, Сергея Гамбаряна, рассказал нам о том, как и где учился его сын. Арсен Гамбарян назвал версию о не включенном обогреве приемников полного давления «полным бредом» и прокомментировал возможность теракта на борту.

Сергей Гамбарян из потомственной авиационной семьи. Его отец 40 лет поднимал в небо и сажал самолеты, последние 20 лет был командиром воздушного судна. Сестра трудилась стюардессой. Естественно, когда Сергея Гамбаряна назвали чуть ли не самоучкой, возмущению его родных не было предела.

«То, что сейчас пишут, что они не включили обогрев приемников полного давления, на мой взгляд, полный бред. В случае, когда не включен обогрев, об этом машина сигнализирует тремя разными способами: идет речевая информация, тональная, плюс на табло выводится текст. Не заметить этих сигналов невозможно: надо быть глухим и слепым. И сигнал поступает, еще когда самолет находится на полосе, перед взлетом.

Я, конечно, буду добиваться, чтобы мне дали прослушать эту запись. Во-первых, хочу как пилот оценить ситуацию, которая возникла у ребят на борту. И хочу в последний раз услышать голос сына», — сказал отец второго пилота Арсен Гамбарян.

Авиакомпания «Саратовские авиалинии» выступает с защитой членов экипажа, считает их подготовку достаточно профессиональной, также опровергла информацию о том, что командир воздушного судна вышел в рейс с просроченным медицинским заключением.

В сообщении авиакомпании говорится, что пилот Валерий Губанов вышел в рейс Москва – Орск, имея заключение врачебной летной экспертной комиссии от 9 февраля.

Пассажирский самолет пропал с радаров после вылета из «Домодедово»

11 февраля Ан-148 «Саратовских авиалиний», вылетевший из Домодедово, упал в Подмосковье. На борту находились 65 пассажиров и шесть членов экипажа, все они погибли. Самолет осуществлял рейс Москва — Орск.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter