Нур-Султан
Сейчас
-18
Завтра
-26
USD
420
0.00
EUR
511
0.00
RUB
5.63
0.00

Нешелковый путь через Казахстан: дорожная полиция ставит антирекорд

21916

Дословно.

Из Москвы в Бухару: степь да степь кругом…

Путь через Казахстан запомнился однообразным пейзажем, высокой организацией местных животных и назойливыми сотрудниками автоинспекции, которые порой даже не удосуживаются сами подойти к водителю остановленной ими машины.

Прохождение границы — процесс нервный и тяжелый. И даже несмотря на сон в машине на нейтральной полосе решаем остановиться в придорожной чайхане для завтрака и отдыха.

Грузовые автомобили на казахстанско-российской границе. Фото с сайта sputniknews-uz

Владелец заведения, который оказался давним знакомым Кудрата, долго выпытывал у меня, кто я и что здесь делаю. На мой честный ответ, что еду Бухару посмотреть, он покачал головой, цокнул языком и сказал: «Эй, наверное, за женой едешь».

После суток в пути настроения отвечать на вопросы не было. Сославшись на то, что забыл в машине фотоаппарат, я вышел на улицу, где увидел совершенно чудесную картину: смешанное

стадо коз и овец шло на водопой вдоль трассы. Самостоятельно. Соблюдая правила дорожного движения и пропуская машины на повороте

Самоорганизация животных выглядела удивительно: козы подгоняли козлят, если те заигрывались или начинали отставать, козлы охраняли стадо спереди, а сзади неспешно брели овцы. Впрочем, при подходе к воде строй сбился и все наперегонки бросились к живительной влаге.

Стадо коз и овец направляются на водопой. Фото с сайта sputniknews-uz

Водопой эта рогатая компания завершила минут за пять и немного порезвившись и заново собравшись, поцокала обратно от реки. Как оказалось в дальнейшем, коллективизм и организованность присущи не только козам и овцам, а вообще всем животным в Казахстане — потому что нигде, кроме трассы А-28, я не видел верблюдов и лошадей, пропускающих машины. Создалось впечатление, что они различают дорожные знаки.

Верблюды переходят дорогу в степи Казахстана. Фото с сайта sputniknews-uz

Подкрепившись, отправляемся дальше. За окном проплывает степь, разбавляемая одинокими рощицами, раскиданными вдоль дороги, изредка вдалеке мелькают небольшие селения. Внезапно состояние покоя и тишину степи нарушает резкий звук автомобильной сирены дорожного патруля.

Гаишники с большой дороги

Если вбить в интернет-поисковике словосочетание «ГАИ Казахстана…», то услужливые роботы сразу предложат еще одно слово: «беспредел». Убедиться в бестактности и избирательности работы казахских автоинспекторов довелось и нам.


За весь путь от Уральска до Атырау нас остановили девять раз. Для сравнения: в России таких остановок было четыре, в Узбекистане и вовсе документы проверяли только на стационарных постах, которые мы встретили по дороге от границы до Бухары лишь трижды.

В отличие от казахстанских коллег, узбекистанские и российские гаишники всегда представляются по форме и ведут себя крайне вежливо

вне зависимости от того, что за номера на машине, кто сидит за рулем и в салоне. Но в Казахстане все иначе.

Из тех девяти раз, когда нас остановили, сами сотрудники автоинспекции подошли к машине лишь дважды, а просто поздоровался со всеми лишь полковник на стационарном посту, который тактично спросил, куда мы едем и все ли в порядке на дороге.

Самым хамским оказался экипаж километрах в трехстах от Атырау. Пристроившись за нашей машиной и посигналив, полицейские, развалившись в служебном автомобиле, ждали, пока наш водитель сам подойдет к ним.

При этом

чаще всего останавливали машины именно с узбекистанскими номерами

Как позднее рассказал Баходир, каждый раз у него вымогали деньги, но он выучил назубок все казахстанские законы и всегда с ловкостью парировал надуманные обвинения и придирки полицейских.

Соль земли

Казахская степь, в отличие от русских лесов и равнин, не меняется резко — она, подобно спектру цветов с плаката в школьном кабинете физики, так плавно трансформируется за окном, что четко провести границу между пейзажами не удается.

Северо-запад Казахстана встречает путников зеленым бескрайним морем, в котором то тут, то там попадаются сиротливо стоящие домики. Где-то на полпути от Уральска до Атырау зелень редеет и ей на смену приходит сухая земля с пересохшими ручьями и озерцами, покрытыми солью.

Казахская степь

Суровее становится и ветер — если раньше легкие дуновения освежали, то теперь потоки воздуха несут с собой лишь жару и пыль, которая оказывается везде — не спасают даже закрытые окна.

Ночь облегчения не приносит — приятная прохлада быстро сменяется холодом, а спустя всего час после заката приходится доставать куртки и джемпера. Ночь выдалась лунная, а на небе звезд столько, словно там, наверху, прячется целый город с миллионами далеких фонарей.

Ближе к рассвету третьего дня пути подъезжаем к казахстанско-узбекской границе и занимаем место в растянувшейся больше чем на километр очереди из автомобилей. Если бы тогда мне сказали, что только через двое суток глубокой ночью совсем изможденные мы будем ужинать в Узбекистане лагманом по-уйгурски и запивать его каракалпакской водкой «Каратау», я бы не поверил».

Источник: sputniknews-uz.com 

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter