18+
Нур-Султан
Сейчас
8
Завтра
9
USD
389.52
0.00
EUR
429.21
0.00
RUB
6.07
0.00

Борат был бы рад: как псевдонаука Казахстана позорит страну

6126

Деградацию казахстанской науки блестяще проиллюстрировала новость о том, что некий 26-летний профессор (!) из Балхаша Азамат Байтасов разделил облака по половому признаку. А еще он преподает в школе Алматы…

И хотя в некоторых СМИ «окрестили» молодого человека чуть ли не светилом казахстанской науки, его теория в одночасье стала Интернет-мемом среди пользователей соцсетей, а его академическое звание вызвало у многих вопросы.

В снятом о нем репортаже регионального телеканала «Оркен-Media» говорится, что после проведенного собственного исследования Байтасов стал профессором Региональной академии Менеджмента (РАМ). В настоящее время он работает учителем географии в алматинской специализированной школе-лицее № 92 для одаренных детей имени Махатмы Ганди.

Академий — как грибов после дождя

По наблюдениям историка Ержана Багдатова, в Казахстане сегодня существует множество академий, подобных РАМ,

они за деньги готовы предоставлять членство, присваивать ученые степени и раздавать звания профессоров и академиков

Бесполезные инвестиции: наука в Казахстане существует «для галочки», — Осколков

— В Казахстане подобных академий много. Обычно академики, имеющие статус и регалии, организовывают частные академии, привлекают туда людей со всего постсоветского пространства,

прельщают всевозможными степенями. Вот только чтобы получить их, нужно платить членские взносы

Цена варьируется от 100 до 3000 долларов. Вполне возможно, что Азамат Байтасов, будучи учителем, «подсуетился», внес определенную плату и стал профессором. Что касается РАМ, нужно разобраться, что это за академия, кто ее члены и есть ли какая-то доля объективности в их работе, — говорит Багдатов.

Между тем на сайте академии указан размер организационного взноса для соискателей академического звания ассоциированного профессора
(доцента) РАМ:

  • для докторов и кандидатов наук, докторов PhD — 15 МРП (31 815 тенге);
  • для магистров или специалистов с высшим образованием — 20 МРП (42 420 тенге);

А также для соискателей академического звания профессора РАМ:

  • для докторов наук — 15 МРП (31 815 тенге);
  • для кандидатов наук, докторов PhD — 20 МРП (42 420 тенге).

Кошелек и желание — и ты ученый!

Историк не отрицает, что для получения какой-либо научной степени в академиях существуют определенные правила, которые предусматривают написание научной работы. Правда, к тексту не всегда тщательным образом присматриваются. Главное — ее наличие.

— Но степень получают неофициально. Процедура не регламентирована высшей аттестационной комиссией. В итоге совершенно необоснованно присваиваются звания докторов и кандидатов наук. Главное деньги и желание получить статус, — утверждает Багдатов.

Как агашки покупают ученые степени: 1500 долларов за публикацию в научном журнале

По его словам,

практика получать научные степени пришла еще в 90-е годы, когда криминальные авторитеты и главари бандитских группировок, толкаемые амбициями и тщеславием, внезапно становились профессорами,

докторами наук или академиками. Многие о науке при этом знали лишь понаслышке и вовсе не имели научных трудов.

— И эта печать тщеславия у нас осталась

Наверное, это пережиток советского прошлого: чем больше у тебя регалий, тем ты более важная персона,

— отмечает он.

Западные ученые делают на нас бизнес

Багдатов убежден, что в науке всегда должен быть какой-то дискурс — ничего не должно оставаться неоспоримого. А если кто-то выдвигает научную теорию — по этому поводу должны устраиваться дебаты.

— Если же такие теории выдвигаются безапелляционно и не подвергаются научному критическому анализу, мне кажется это сомнительным. В таких случаях нужно опираться на официальные экспертные заключения и отталкиваться от этого, — считает Багдатов.

Поэтому Ержан Багдатов и сомневается, что какие-то зарубежные ученые признали облачную теорию Байтасова.

Как ученые Казахстана помогают пилить бюджет?

— Может быть это такие же ученые, как и он, купили свои звания. Хотя никто не спорит о наличии у них каких-то трудов. Но наука сегодня во всем мире начинает коммерциализироваться и для многих зарубежных профессоров поездки в нашу страну становятся неплохим заработком. На фоне этого они могут оценить что угодно. А у нас сейчас стало модно приглашать всяких ученых из-за границы, оплачивая им все поездки только для того, чтобы они сказали: да, наука в Казахстане тоже развивается.

А в итоге,

после нелепых теорий про облака мы оказываемся посмешищем для всего мира. Неслучайно на свет появился фильм «Борат» — побочные эффекты дешевой славы

К такой славе можно отнести и высказывания главы Союза мусульман Телибекова про налог на секс. Главное что-то сказать, а как это воспримет общество — уже неважно, — сетует историк.

Коммерциализация науки в Казахстане, по его мнению, это издержки образования на платных факультетах.

— Ведь могли на учебу и не ходить, но получали диплом,  заплатив определенную сумму. И наука, как мы можем сейчас убедиться, от такого подхода далеко не ушла, — говорит он.

Настоящие ученые есть, но их мало

Ержан Багдатов при этом не отрицает, что и в Казахстане есть одаренные ученые, имеющие значимые достижения. Но они при этом не платят деньги за звания, а годами, десятилетиями трудятся над научными разработками. В их число входят

Деньги на научные разработки уходят из Казахстана — ученый

  • историки,
  • археологи,
  • географы,
  • доктора технических наук.

— Эти ученые действительно изобретают полезные вещи для той же нефтянки, газовой промышленности, их достижения больше прикладного характера,

они не выдают недоказуемые теории. У нас каждый может заниматься наукой, другое дело — как заниматься. Если человек, потратив минимум времени, хочет сразу называться каким-то большим ученым, это не наука. Это как минимум неэтично. Наука — это призвание, просто так в нее не приходят, она должна стать образом жизни. Настоящие ученые отдают всю жизнь не только научному поиску, но и обучению школьников, студентов, — отмечает историк.

Карикатурист пофантазировал на тему «спаривающихся облаков»

В связи с этим Багдатов довольно скептически относится к тому, что человек в 26 лет становится профессором.

— Я не отрицаю, бывают вундеркинды. Но академики таких сомнительных академий всегда вызывают сомнение. И неважно, работает ли этот человек в школе или ведет свой бизнес. Если Азамат Байтасов и обладает каким-то научным потенциалом, ему нужно пройти еще долгий путь и немало потрудиться. Без этого никак! — заключает историк.