Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
386
+0.58
EUR
427
-0.55
RUB
6.05
+0.01

СССР для казахов: благо или зло — взгляд из-за моря

24000

Про Олафа Каро говорят, что его «идеи о будущем были весьма влиятельны» — они снискали ему репутацию эксперта по работе с кочевыми народами и были использованы при работе Великобритании и США с кочевыми племенами арабского мира в 40-50 гг. 20-го века, на территориях которых потом велись нефтегазовые разработки при полном мирном сосуществовании белого контингента с местным населением.

Ниже приведен взгляд этого человека на организацию советской Центральной Азии, которую он открыто называет советским колониализмом.

Загадки «профессионального угнетателя»

Как профессионал в области колонизации и администрирования колоний, Олаф Каро глубинно и всесторонне изучил народы Центральной Азии и подметил те приемы, тактики и стратегические соображения, которые применил большевистский Кремль, чтобы унифицировать народы региона в монолитное социалистическое формирование с отдельными этническо-языковыми особенностями. Монография написана хорошим литературным, временами куртуазным британским английским образца первой половины 20-го века. В качестве метода изложения информации избрана полемика с теорией и практикой социализма и конкретно с фигурой самого главного архитектора социалистической Центральной Азии – Иосифа Сталина.

Содержание пропитано духом нескрываемого британского высокомерия к покоренным народам. Коренных обитателей Центральной Азии он называет stock, перевод которого может звучать и как «скот», и как «контингент», и как «группа родственных языков», но вряд ли автором двигали соображения лингвистики. Напомним, что при всей эрудированности, в чем читатель убедится,

Олаф Каро был в первую очередь английским снобом и профессиональным угнетателем

Тем удивительней его практически романтичное отношение к казахам и даже применен высокопарный стиль и слог – «…И на самом деле есть определенное озарение тюркского духа, который, как кажется, заставляет тюрков, как западных, так и восточных осознавать, каковы те импульсы, которые отличают их от других людей. Тюрк гордо хранит свою идентичность. Эта гордость вечна, и Тюрк, чей дух витал над головами персов, монголов, анатолийцев и византийцев, остается собой. Это просто и это неприкосновенно. Тюрк на удивление и любопытство совершенно не запятнан ни одним из тех сложных влияний, что окружают его. Он – князь всех уклонистов…».

Завоевание Средней Азии

Весьма критично Олаф Каро пишет про то, как царизм завоевывал Центральную Азию, скрывал некоторые обстоятельства этого завоевания и даже указывает на конкретные исторические лица:

«…Правительство царя последовательно в своем раздражительном отношении к любым вторжениям в свои азиатские владения и всегда железной рукой держало этот регион под строгим контролем. Всегда было, что скрывать – бунт, резню или захват, про которые открыто говорить было нельзя. Один аспект царского завоевания требует отдельной ремарки.

Завоевание достигнуто безжалостным насилием

Любимец армии и политический идол, критика которого считалась кощунством, генерал Скобелев, командующий захватами Хивы и Ферганы и потом одолевший доблестных туркмен в битве при Гоктепе.

Он сказал, что придерживается принципа того, что в Азии длительность мира напрямую зависит от ущерба, причиненного тобой врагу. Бей со всей силой и бей, пока не прекратится сопротивление, потом перегруппируйся, прекрати убийства и будь добр к противнику, находящемуся в состоянии прострации.
В одной из своих пророческих речей лорд Керзон пишет про Скобелева, как про типичного представителя России, застрявшего одной ногой в эпохе Чингис-хана и другой марширующего в новый мир идей и действия. Скобелев на самом деле был не просто метеором – он стал путеводной звездой и человеком-кредо, судьба которого была в снискании большого количества обожателей и последователей…».

Европеизация Востока

При этом Каро демонстрирует на самом деле глубокое понимание самой природы царской, а потом социалистической экспансии, в которых движущей силой был русский народ:

«…Давайте изучим некоторые частности, отличающие советскую Центральную Азию от других частей мира, которые временами считаются зависимыми. Первое отличие в том, что великороссы — тот народ, который можно назвать системообразующей или титульной нацией СССР –  доминируют в количественном отношении над большинством этносов и этнических групп, проживающих в СССР.

Последняя перепись населения показала, что великороссы составляют 58% населения СССР. Великороссы и украинцы составляют ровно одну треть от общего количества населения, в то время как два самых важных народа Центральной Азии, казахи и узбеки, вместе составили менее 5% от общего количества населения. Таким образом,

в Союзе складывается колоссальное преимущество европейцев над азиатами,

в связи с чем на территориях, пригодных для колонизации их европейским населением нет тех проблем, с которыми сталкивается Содружество (Великобритания и колонии) в Африке и Франция в краях к югу от Средиземноморья…».

«Рецепт» колонизации

Рецепт успешной колонизации Центральной Азии по Олафу Каро — это:

«…Центральная Азия суть часть того же континента, на котором расположена европейская часть России. Одна переходит в другую и представляется легкой задачей проследить градацию климата, почвы и населения. На самом деле сегодня в Центральной Азии русские делают то же самое, что они делали в 15-17 в. в. в приволжских степях и на Урале; также, как они заполонили и смешались с тюрко-татарским населением Европы (европейском части России), так и сегодня они постепенно количественно перевешивают и подчиняют себе тюрков Казахской степи и Трансоксиании. Процесс при этом все тот же – взаимодействие и движение на Восток и все.

Если мыслить широко,

процесс колонизации заключается в освоении всего центрально-азиатского пространства европейским населением СССР

Большая часть этой территории на самом деле имеет более благоприятный климат, нежели в России, за исключением Крыма. Процесс, запущенный русскими царями, продолжается в советское время. Результат таков, что во многих частях русские полностью заменили собой коренное крестьянство…».

Подавление автономизма

Немного, но автор все же упомянул про стремление коренных народов Туркестана организовать свои национальные автономии и про то, как это стремление было подавлено:

«…В течение периода междувластия 1918-1924 гг. в Туркестане было учреждено как минимум три автономных государства – в Коканде, Бухаре и казахской степи – «Алаш-Орда». В краткие сроки все они были рассеяны Красной армией, у которой не было никаких сомнений в применении скобелевских методов там, где она наталкивалась на сопротивление.

Когда пыль осела, были расколоты движения за местные автономии и была открыта дорога к отмене старых принципов,

по которым Бухара и Хива существовали в качестве вассалов русских царей, а также рационализации колониальных провинций по всему региону…»

Про отношение сталинизма к автономизации Центральной Азии г-н Каро написал следующее:

«…националисты из коренных народов региона, которые если и верили в понятие исторической диалектики, хотели эти догмы (революционные цели и задачи) развивать в рамках национального, а не великорусского сознания. Разница в том, что последняя доктрина более не выказывает уважения и не выражает гордость за тех, кто в прошлом боролся против царизма, завоевывающего Центральную Азию. Великая Россия во всех ее инкарнациях объявлена неопровержимой твердью…»

Кантонизация Ферганы

Когда г-н Каро обсуждает территориально-административное деление советской Центральной Азии, он в своей критике переходит на несколько поэтический тон и даже затрагивает актуальный для Казахстана сегодня вопрос алфавита и как алфавит используется для покорения народов:

«…Карта лежит перед ним (Сталиным). Территории безнадежно запутаны. Границы даже не разделяют языковые группы и прорезаны сквозь системы ирригации. Природное формирование в виде Ферганской долины путем географических манипуляций разделено на три части, которые переданы Узбекистану, Таджикистану и Киргизии. Весьма достаточно на этой карте видно, что

эти конволюции (изогнутости) являются свидетельством реализации политики кантонизации, за разработкой которой стоит намерение запутать идею местного объединения

и привести disjecta membra (разрозненные части) в состояние нахождения под влиянием более сильных внешних ассимиляционных сил.

Это впечатление усиливается изучением той языковой политики, в рамках которой впервые в 20-х гг. латиница заменила арабскую вязь, а через 10 лет кириллица заменила латиницу, в обоих случаях слегка видоизменяясь для каждой из языковых групп. Эти перемены в жизни нарушили преемственность поколений и поспособствовали вхождению народов в новую эпоху…».

Что такое Пятилетка

Г-не Каро изучил программные документы СССР, например, планы индустриального развития, так называемые знаменитые Пятилетки:

«… Если попытаться придумать краткое определение, что такое пятилетний план, это будет звучать как

документ, нацеленный на ускоренную индустриализацию страны посредством перераспределения трудовых ресурсов

«Человеческий корм» для шахт и фабрик должен был быть изыскан в процессе коллективизации сельского хозяйства и подавления кочевничества, которое всегда трудно поймать и которое пренебрежительно относится к любой форме централизованного контроля над собой.

Позже, во время Второй мировой войны, Центральная Азия, распаханная плугом военных нужд и засеянная предприятиями, эвакуированными из европейской части СССР, «выдала на-гора» громадный прирост в добыче угля, нефти и продукции тяжелого машиностроения…».

Падение численности казахов

Обсуждая индустриализацию казахской степи, г-н Каро отмечает этнический фактор, сопутствующий данному процессу:

«… И во все времена, в развитие политик, инициированных еще царизмом, всегда имел место стабильный прирост количества переселенцев из европейском части СССР в регион, синхронизированный с еще более большим сокращением коренного населения, особенно в степях. Сухие факты из советской статистики сами по себе фиксируют, что в перерыве между всесоюзными переписями 1926 и 1939 гг. казахское население степи сократилось на 21,9%, в то время как ожидания в СССР были на тот период таковы, что казахское население должно было в количественном отношении вырасти на 15,9%.

Если говорить кратко, из трех казахов в тот период вымер один, процесс в отношении которого можно применить только один новый термин – геноцид (этот термин был официально введен в обращение ООН в 1948 г.)…».

Обсуждая любимую для себя тему кочевников, г-н Каро пишет следующее:

«…Таким образом, племена степей и племена гор передвигались в течение веков, свободнорожденные и ничем не стреноженные,

если и встречающие сопротивление, то только от себе подобных и только тогда, когда переступали некие границы. Их образ жизни таков, что сегодня они здесь, а завтра они уже ушли, и властям непросто их контролировать или облагать налогами. До первой Пятилетки (1929 г.) в степи еще были в силе старые законы и обычаи подчинения и почитания старших, соблюдение кланово-племенного деления и принципа чистоты крови, равно как старые законы гостеприимства…

…Большевики проделали свою работу не перераспределением земли, как было сделано в районах с культивированной почвой, а слепым и всеобщим сгоном кочевников и их скота с мест проживания. Это было причиной, по которой каждый третий казах и практически две трети скота, принадлежавшего казахам, вымерли…».

Уникальный опыт номадов

Г-н Каро критиковал советское животноводство и хвалил, как кочевники умели обращаться с животными.

«Режим не справился с задачей изучить искусство управления скотом. В этих краях, будь то полупустыня, степь или высокогорье, с учетом всех вариаций по сезонам и высотам нарисована некая грань, за которой представляется тяжелым, если не невозможным для людей и животных выживать, до тех пор, пока они не научатся жить в состоянии непрерывной перекочевки. Эти пастбища не дают длинной травы, пригодной для прокорма зимой и не имеют орошаемых полей, на которых ее можно выращивать. Другими словами,

самая правильная экономическая система для работы со скотом в данном климате – это номадизм в той или иной форме

Есть еще одна, менее явная причина провалов советской политики в области животноводства. Связи между пастухом и стадом весьма глубоки, так как у животных есть свои специфические особенности. Мир животных не может регулироваться только теориями потомства и окружающей среды. Механизированной системе сложно ухватить мысль кочевника-скотовода, который без опаски бросает 99 овец в степи и отправляется на поиски одной потерявшейся, находит ее, взваливает на плечи, несет домой и совершает воссоединение стада. В этом секрет животновода – животное не есть индивидуалист и всегда сторицей откликается на добро и заботу…».

У националистов не было шансов

Г-н Каро демонизирует сталинизм и его бюрократический аппарат, подавивший любое национальное сопротивление:

«… Все это часто описывается (компартия) как нечто монолитное. Скорее и больше всего это напоминает смоковницу бенгальскую

– дерево, ветви которой растут из центральной части ствола и падают кончиками до поверхности земли, врастают в нее, откуда появляются новые стволы, врастающие ветвями обратно в землю, и так до бесконечности, убивая любые другие соседствующие виды растительности в данной местности. Миссионеры партии разъехались из центра по всей стране, чтобы разнести свои «благие вести» и драться с национализмом, как научил и приказал им товарищ Сталин. В этом конфликте у местных националистов не было никаких шансов.

Любая сила, которую только можно применить, была применена с тем, чтобы потушить любой центробежный импульс, который мог бы возникнуть в этой колониальной империи. Власть являлась производной функцией от массированного физического присутствия русского населения, постоянно проживающего в регионе, универсальной идеологии, зарегулированной системы образования, коллективизации, массового перемещения и уничтожения населения, а также привнесения элемента механизации во внутренние пружины повседневной жизни в регионе – словом, всех сил, которые имелись в наличии и которые были применены…».

Тюрки в немецком плену

Отдельного обсуждения заслуживает то, что написал Олаф Каро про выходцев из Центральной Азии, попавших в плен к немцам во Второй мировой войне или дезертировавших к ним:

«…В течение первого года войны только из Туркестана выходцев было взято в плен и дезертировало примерно полмиллиона человек. Их помещали в лагеря для военнопленных в нечеловеческие условия. С ними обращались так же жестоко, как с пленными родом из России. Тысячи умерли. Но те, что остались живы, т. е. примерно 180 тысяч человек, добровольно влились в ряды вермахта и Ваффен-СС, веря, что воюют за освобождение своей родины от советского правления…».

Автор отметил бездушное отношение немецкого командования и верность туркестанцев, решивших воевать на стороне Германии:

«…Несмотря на все ошибки и упущения немцев, как принципиальные, так и практические, невзирая на частую непродуманность методов и неспособность немцев придать отношениям с людьми другой расы тот личностный характер, который сам по себе способен снискать верность азиатских войск, можно сказать, что эти центрально-азиатские и кавказские наемники служили своим новым хозяевам не вероломно, а до конца.

Немцы не заслужили права командовать такими людьми. Они заставили этих людей служить немецкой цели и только…»

«Появится новая поросль»

С беспристрастностью стороннего наблюдателя и человека, знающего цену и результат насилия, Олаф Каро пафосно, но точно рассуждает про будущее Центральной Азии и новый сорт людей, который выйдет из социалистической системы:

«…То, что возникнет, придет в виде новых сил. Старая отмершая корка срезана и достигнут новый рост. Гонения очищают. Будут воспоминания о прошлых воодушевлениях, но искра, которую дыхание перемен сделало пламенем, освещать будет лица не будущей улемы, а мужчин и женщин, прошедших советскую школу… По-своему, эти люди могут быть не менее удивительными. Пока тирания в полной силе, они будут ждать благоприятного момента. Когда она сломается, а сломается она только под гнетом внутренних конфликтов, придет их возможность…».

Про будущих казахов г-н Каро в 1953 г. написал следующее:

«…От встречи старого и нового появится новая поросль

Свободному миру эту поросль надо знать и предсказывать заранее, и взращивать ее, как ребенка, когда она придет».

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter