18+
Нур-Султан
Сейчас
16
Завтра
10
USD
378.93
0.00
EUR
423
0.00
RUB
5.87
0.00

Деньги на научные разработки уходят из Казахстана — ученый

Большинство казахстанских производств имеют в числе совладельцев иностранцев, которые заказывают научные исследования за рубежом. Наши акционеры не возражают. И ученые в стране остаются не у дел.

По итогам 2016 года, научно-технические организации совокупно заработали 199 млрд тенге чистой прибыли против 783 млрд тенге убытка в 2015 году, отмечают аналитики finprom.kz. Положительного чистого результата деятельности удалось достичь благодаря кардинальному сокращению расходов.
При этом основным драйвером отрасли в 2016 году стали малые предприятия. Их чистая прибыль составила 120 млрд тенге. Что касается крупных и средних организаций, их чистый результат сложился в объеме 79 млрд тенге. В 2015 году именно крупные компании зафиксировали рекордный размер убытков (844 млрд тенге).

Прикладная наука снова нужна?

По словам ученого и историка Владимира Осколкова, у научных организаций в Казахстане не такие уж большие расходы, чтобы утверждать, что рост чистой прибыли был достигнут за счет их кардинальной оптимизации. Некоторые компании, работающие в этой сфере, все расходы оптимизировали за счет сокращения персонала.

— Сокращают должности, сокращают лаборатории. Так и происходит оптимизация: если до нее на зарплату сотрудникам, условно говоря, уходил миллиард тенге, то после проведенных мер половину этой суммы сэкономили. Но все же рост прибыли у научных организаций я бы связал с увеличением заказов от предпринимателей на прикладные научные исследования. На сегодняшний день теоретические исследования стоят недорого, и только на прикладных, которые делаются под заказ, компании могут заработать. Радует, что

наконец-то наши крупные предприниматели пришли к выводу, что можно не только покупать какие-то ноу-хау, но и делать все на месте,

— замечает ученый.

Предпочтение — иностранным компаниям

Хотя, по наблюдениям Осколкова, раньше ситуация складывалась иначе. Историк приводит в пример конкретный случай, связанный с отечественными разработками.

— У моего брата была небольшая научная организация, где был разработали прибор, способный определять, какой металл находится в том или ином сплаве. Основной клиент — таможенная служба. У компании в этом направлении было два конкурента — чехи и австрийцы. При этом у австрийцев такой прибор стоил 15 тысяч долларов, у чехов — 10-11, а наш аппарат стоил 5 тысяч. И как вы думаете, какой таможенники купили в итоге? Правильно, австрийский. Даже несмотря на такую высокую цену, — рассказывает Осколков.

По словам историка, стопорит отечественную науку отсутствие достаточного количества производств в стране. Соответственно, спрос на прикладные исследования хоть и появляется, но не в таких объемах, как хотелось бы.

— На недавнем пекинском форуме было принято решение строить дороги. Но они-то через нас будут проходить. А стало быть,

это отличная возможность, чтобы разработать технологии изготовления хорошего асфальта или научиться перерабатывать шины.

Да масса вариантов, которые у нас можно применять, — уверяет он.

Однако позитивных прогнозов касательно появления актуальных научных разработок и развития прикладной науки в Казахстане эксперт пока дать не может.

— Представителям крупных корпораций сегодня проще купить какую-то разработку за границей — меньше головных болей.

К тому же, у нас много добывающих предприятий принадлежит иностранцам. Поэтому они предпочитают делать больший упор на свои научные организации, а не на наши. Они даже сварщиков своих привозят — местными не пользуются! — отмечает историк.

Куда уходят гранты?

Владимир Осколков подчеркивает, что раз уж Министерство науки и образования дает определенное количество грантов на научные исследования, эти деньги не должны уходить впустую.

— Я считаю, если грант на какое-то исследование дали, оно не должно быть забыто и где-то спрятано. Его результаты должны быть представлены широкой публике. Чтобы все видели, на что ушли, допустим, выделенные 2 млрд тенге. При этом и на рекламу тратиться не надо: министерство ведь имеет свой сайт, так пусть выделит там уголок и указывает необходимую информацию. А то

гранты дают, а есть ли от этого выхлоп — непонятно. Его попросту не видно. Но ведь популяризовать отечественную науку надо,

— уверен историк.

Бесполезные инвестиции: наука в Казахстане существует «для галочки», — Осколков

Такой подход придаст мотивации научным сотрудникам, которые, видя, что работают не впустую, станут делать это более осмысленно.

— И все же, надо сказать, потенциал у нас есть. Последние гранты, которые министерство науки и образования выделило, связаны в основном с техникой. Гуманитарное направление они совсем забросили, и я не думаю, что это хорошо. Исторические, социологические исследования нам тоже бы не помешали. К примеру, анализ какого-то отдельно взятого региона, — утверждает ученый.

Инвесторам нужно научиться ждать

А в целом, по его убеждению, делая заказ на то или иное исследование, государство должно заранее продумать, для чего оно это делает. Так сказать, действовать с опережением. И в то же время, государству и бизнесменам, вкладывающим инвестиции в науку, нужно понимать, что результаты вложения проявятся не сразу.

— Бесполезно ждать, что вы вложили в науку деньги и тут же получите прибыль. Дай бог, чтобы из десяти научных проектов хоть один принес результат. Но

если хотя бы по одному проекту удастся сделать рывок, это покроет все вложенные затраты по остальным.

Бывает так, что доходы пойдут только через 5-10 лет. А нынешний бизнес требует, чтобы все было «уже завтра»: открыли лабораторию и тут же хотят результата, недоумевают, как это после года работы его нет. И требуют, чтобы результат был всегда положительным. Маленький диссонанс возникает между заказчиком и исполнителем, — отмечает историк.

Осколков уверен, что малым предприятиям сегодня удается эффективнее работать, потому что они более продуманно тратят собственные средства.

— Малые научные предприятия каждую копеечку считают. А у крупных компаний и проигрыши большие, и выигрыши огромные. Да и на помощь государства они всегда могут рассчитывать, так как являются системообразующими. Совершенно разная психология и философия у этих двух категорий предприятий, — заключает ученый.

Наука должна научиться зарабатывать — Нигматулин