Астана
Сейчас
-12
Завтра
-18
USD
375.9
+1.70
EUR
423.56
+3.22
RUB
5.55
+0.03

Рассекретить информацию о казахстанской недвижимости предложил юрист

Министерство юстиции объявило, что принимает от граждан предложения «по решению проблемных вопросов в сфере защиты права собственности». Юрист Сергей Уткин предложил рассекретить сведения о собственности, потому что такие нормы действуют во всех развитых странах.

Свои идеи, согласно опубликованному на сайте ведомства объявлению, граждане могут отправлять по электронному адресу [email protected].

В минюсте обещают, что предложения рассмотрят члены рабочих групп, состоящие из представителей государственных органов, гражданского сектора и бизнес-сообщества. После анализа в министерстве собираются вырабатывать поправки в законодательство, которые представят на суд парламентариев.

Мы решили поинтересоваться у казахстанских юристов, какие изменения они бы предложили?

Боязнь Навального

Юрист Сергей Уткин предложил сделать открытыми данные о казахстанской недвижимости, включая владельцев. Он напомнил, что еще два года назад в Казахстане работал реестр всех объектов недвижимости. И в этом документе любой гражданин с электронной цифровой подписью имел возможность ознакомиться с информацией о земельных участках, строениях и других объектах.

— Такая возможность есть во всех развитых странах, включая Россию, — говорит Сергей Уткин. — Тот же

Навальный проводит свои расследования, в числе прочего внимательно изучая все эти реестры и черпая оттуда информацию. Но пару лет назад у нас этот реестр закрыли

Теперь, по словам юриста, например, информацию о земельном участке и расположенном на нем строении может получить либо сам собственник, либо правоохранительные органы. Для остальных данные стали закрыты.

— Непонятно, кого мы боимся, закрывая эту информацию, — задается юрист вопросом. — Если разных жуликов, то на самом деле кто захочет, все равно узнает. Коррупция такова, что за пару сотен долларов мошенник сможет раздобыть все данные — например, в каком-нибудь государственном органе. А тот, кто хочет получить информацию цивилизованным законным путем, не может этого сделать.

Юрист Сергей Уткин. Источник фото — Forbes.kz

Закон суров — но это закон

Отношение к защите прав и непосредственно объектов собственности, по мнению юриста, его предложение имеет самое непосредственное.

— Например, я желаю приобрести участок или дом. Естественно, я захочу узнать, кто будет моими соседями — недаром говорят, что мы покупаем не квартиру, а соседей. А узнать этого я уже не могу. Закрытость информации существенно увеличивает риск, что тебя завтра где-то «кинут», что ты напорешься на какие-то неприятности, потому что не будешь ничего знать, — говорит он.

Причем, по словам юриста, в Гражданском кодексе РК еще с 1994 года четко указано: все, что касается прав на недвижимое имущество, является открытой и публичной информацией. Тем не менее, фактически положения этого закона не исполняются.

— То же самое можно сделать с автомобилями, — говорит Сергей Уткин. — Я не вижу причин, по которым следуют держать в секрете информацию, на кого зарегистрирован автомобиль, в каких ДТП он участвовал и тому подобные данные.

По его мнению, рассекречивание поспособствует тому, что возможности для деятельности мошенников будет сужаться, а безопасность честных граждан, наоборот, увеличиваться.

— Противники могут ссылаться на необходимость конфиденциальности персональных данных, но опять-таки давайте просто вернемся к опыту развитых стран, где эта информация является публичной и открытой. И в общей части нашего Гражданского кодекса прописана ее открытость именно потому, что при разработке сверялись с западными аналогами, — утверждает юрист.

Необходима реформа судов

По мнению юриста, многие проблемы возникают не из-за законов, которые на самом деле в Казахстане не такие уж плохие, а позже — на стадии правоприменения.

— Что у нас самое непредсказуемое и угрожающее? Это то, как будет трактоваться закон правоохранительными органами, судами, прокурорами. Примеров коррупции в этой сфере предостаточно и если некто из судейских будет больше искать собственную выгоду, а не защищать граждан, то о каком праве собственности может идти речь? — вопрошает Уткин.

Таким образом, считает юрист, необходима реформа и судебной системы, которая сегодня оставляет желать лучшего.

В заключение Сергей Уткин акцентировал внимание на появившейся несколько лет назад норме в законе «О государственном имуществе», согласно которой «можно у людей выкупать земельные участки для государственных нужд по кадастровой стоимости».

— Если не ошибаюсь, заработала она с 2011 года. И это стало катастрофой для многих людей. В результате имущество с рыночной стоимостью в двадцать миллионов тенге совершенно законно изымают, выдавая компенсацию в один миллион тенге — в размере кадастровой стоимости? Вот эту норму нужно убирать в первую очередь, потому что от нее страдают люди, — сказал он.

Работы прибудет

Адвокат Светлана Ковлягина полагает, что требуются серьезные изменения в деятельности нотариусов, которым следует добавить обязанности. Например, разъяснять наследникам подробно все перипетии процесса наследования. Сегодня нотариусы ограничиваются извещением о факте, приемом необходимого пакета документов и выдачи свидетельства о вступлении в право наследования. В качестве иллюстрации адвокат приводит пример из собственной практики.

— Умирает человек, который должен был деньги другим людям. У него есть недвижимое имущество, которое наследники оформили на себя, не погашая долг. Нотариус при выдаче свидетельства тоже ни о чем не извещает. Я поднимаю инструкции, и выясняется, что он и не обязан это делать.

В результате кредиторы обратились в суд, но один из наследников к тому времени вообще покинул пределы страны.

— Теперь люди вынуждены возвращать свои деньги через суд. А для иска к наследникам нужно еще узнать их данные. Но нотариус не дает сведений о наследниках и когда они вступили в право наследования. Да еще нужно знать, какой нотариус выдал свидетельство, — утверждает Светлана Ковлягина. — Получается, это серьезный пробел. Необходимо, чтобы нотариус до выдачи свидетельства о праве на наследство выяснял у наследников, известно ли им о наличии каких-то обязательств, а если известно — предупреждал бы их, что они отвечают по долгам наследодателя в пределах принятого на себя имущества.