18+
Нур-Султан
Сейчас
17
Завтра
16
USD
384.06
-0.46
EUR
429.19
-2.13
RUB
6.08
-0.02

Бесполезные инвестиции: наука в Казахстане существует «для галочки», — Осколков

Деньги на науку в Казахстане тратятся впустую: результаты научных исследований закрыты. Поэтому производство не прогрессирует, как на западе.

Такого мнения придерживается историк Владимир Осколков. «Почему сегодня в Казахстане диссертации закрыты и никто не может с ними ознакомиться?» — недоумевает эксперт. Раньше любой желающий мог прочесть научные работы коллег, что открывало возможности для использования представленных там научных открытий.

— Даже в царской России диссертация могла быть защищена только после ее полной публикации в открытой печати и после того как она набирала определенное количество отзывов. И это 19 век! А у нас сейчас диссертации закрыты — попробуй найди! — делится наблюдениями он.

Наука должна быть открытой

Такая

закрытость, по его словам, дает возможность горе-ученым покупать диссертации и не напрягаться

— обнаружить плагиат в условиях ограниченного доступа сложнее. Хотя раньше, как отмечает Осколков, перед написанием и защитой диссертации ученому предстояло проделать огромный труд. Некоторые исследователи могли потратить месяцы, изучая, к примеру, минералы где-нибудь в полях. И уже на основании собственных выводов и умозаключений они писали научную работу. Историк признается, что на сегодняшний день обучить молодое поколение науке непросто.

— В науке должна быть открытость.

У нас, к сожалению, с некоторых пор понятия «наука» и «диссертация» существуют по отдельности

Хотя, по сути, это не отделимые друг от друга понятия. В идеале, ты написал диссертацию — значит сделал шаг в науке, тем самым предложил что-то внедрить. Когда в Казахстане уйдут старые кандидаты и доктора наук, останутся представители молодого поколения, многие из которых не знают, что значит наука в чистом виде. Они загонят ситуацию в еще больший тупик, — уверяет Осколков.

Сдвинуть науку с мертвой точки, по его словам, сможет совокупность факторов:

  • все работы должны публиковаться в открытом доступе,
  • диссертация должна быть частью практического исследования,
  • кандидаты наук должны делиться своими наблюдениями со студентами.

Преподавателям не дают развиваться в науке

По словам Осколкова, на западе многие преподаватели вузов именно так и делают. Один семестр они полностью занимаются научными исследованиями, после чего на их основе предлагают курс и зачитывают его студентам. К тому же, подчеркивает он, западные преподаватели не нагружены большим количеством курсов, а ведут порядка 2-3-х, что также позволяет им параллельно заниматься наукой.

— У нас же система построена совершенно иначе.

Преподавателям навязывают определенные курсы. В целом каждый преподаватель читает по шесть, а то и по восемь курсов

Хотя чтобы полностью «пропустить через себя» один курс, нужно в среднем 3-4 года. У нас же акцент делается не на качество, а на количество — зачастую у преподавателей спрашивают, сколько новых предметов они освоили. Соответственно, углубленно изучить предмет в таких «рамках» преподавателям не удается, так как каждый год им требуется вести новые.

О какой науке в таких условиях может идти речь?

— недоумевает Осколков.

За границу отправляют непродуманно

Кроме того, по его словам, в вузах страны сегодня не предусмотрено плановой переподготовки преподавателей.

— Раньше раз в 5 лет мы ездили в Новосибирск, Ленинград, Москву на полгода. Сейчас же

некоторые преподаватели выезжают за границу по 2-3 раза в год, а другие ни разу

Просто сейчас для участия в конкурсе преподавателям нужно собрать кучу бумажек — но не все готовы это сделать. А если и посылают тебя, то не куда ты хочешь, а куда они сами решили, — рассказывает он.

Хотя, по убеждению Осколкова, в идеале преподаватель должен сам выбирать, куда бы он хотел поехать для получения практического опыта и обосновать свой выбор. Он также считает, что

отправлять студентов за границу в рамках программы «Болашак» по некоторым специальностям нецелесообразно

К примеру, он считает, что экономист, получивший образование в США, не особо полезен Казахстану, так как там экономическая система совершенно другая.

— В то же время есть специальности, такие как физика или химия — по ним и надо отправлять учиться зарубеж. Кстати, у нас почему-то считают, что чем дальше отправят — тем лучше. Хотя экономистов и политологов, на мой взгляд, надо отправлять куда-то поближе — в ту же Россию. У них  медицина, математика и химия также находятся на весьма высоком уровне, — делится мнением эксперт.

Внедрить науку в производство

Осколков утверждает, что науку в стране должно развивать либо государство, либо частные предприниматели. Но государство «топчется на месте», а предприниматели практически не вкладывают средства в развитие науки. Исключение составляют только крупные корпоративные предприятия. Правда, таковых в стране, по его словам, раз-два и обчелся.

— И потом, бизнес бывает разный — добывающий, экспортирующий, производящий. У нас же преобладает добывающий, которому наука почему-то не нужна. В любой отрасли есть множество научных направлений. А если мы только нефть выкачиваем, о каком развитии может идти речь? — спрашивает историк.

По его наблюдениям, ввиду того, что нефтяная отрасль в стране не подкреплена наукой, не происходит развития производства.

— Мы продаем нефть, но у нас даже бензина нет. Мы 60% бензина покупаем за рубежом

А что если нам не только продавать нефть и газ, а основать, к примеру, производство пластиковых гранул из нефтепродуктов? Из них впоследствии можно изготавливать бутылки. На сегодняшний день эти гранулы тоже поставляются из-за границы. Хотя такие несложные производства мы в состоянии запустить. Но для этого нужна наука, — повторяет он.

В целом, по его словам, государство должно искать ту нишу, в которой при содействии науки Казахстан смог бы организовать производство.

— Ясное дело, самолеты мы строить не сможем, но в строительной отрасли способны преуспеть, программное обеспечение можем создавать. Мы должны концентрироваться на тех направлениях, в которых сильны. И наука для этого должна быть открытой.

Сегодня же деньги на науку выделяются, осваиваются, но на что — не очень понятно. Сама система непрозрачна,

— говорит Осколков.

По его словам, существует аксиома, что наука прекращает развиваться, если на нее в течение ряда лет выделять менее 2% ВВП.

— У нас же за весь период независимости 2% на науку не выделялось никогда: было 0,2%, 0,3%, 0,6%, 0,8%. Вот и судите сами! — заключает историк.