18+
Нур-Султан
Сейчас
11
Завтра
11
USD
378.9
-0.03
EUR
422.74
-0.26
RUB
5.87
0.00

Отчет Нацбанка непонятен даже экспертам

Нацбанк на самом деле не очень-то и придерживается своей программы инфляционного таргетирования. Именно поэтому достижения в этой области спустя полтора года все еще остаются скромными. 

Низкая инфляция – не к добру!

В самом Нацбанке тем не менее вполне довольны своими достижениями на этом направлении. Как отмечается в пресс-релизе о встрече с журналистами директора департамента исследований и статистики Виталия Тутушкина, «в течение 2016 года Национальный банк внедрял в свою практику и совершенствовал основные составляющие инфляционного таргетирования таким образом, чтобы оказать влияние на денежно-кредитные условия в экономике и в конечном итоге достичь основной цели по инфляции». На 2017 год целевой уровень намечен в давно уже ставшем традиционном коридоре 6-8%, в следующем планируется 5-7%, в 2019 – 4-6%, а в 2020 году уровень инфляции будет менее 4%.

Но только на первый взгляд такой антиинфляционный замах выглядит революционным. К примеру, еще 12 лет тому назад в «Основных направлениях денежно-кредитной политики на 2005-2007 годы» Нацбанк намеревался удерживать инфляцию в 2005 году в коридоре 4,9-6,5%, в 2006 – 4,8–6,2%, а в 2007 году – 4,1–5,5%. Увы, реальность убедительно доказала наивность этих планов, ибо в 2005 году инфляция сложилась на уровне 7,5%, затем поднялась до 8,4%, а в 2007 году и вовсе скакнула до 18,8%!

Почему на этот раз бизнес и население должны поверить Нацбанку, что ему и в самом деле удастся обуздать инфляцию, остается непонятным

Более того, стоит вспомнить, что после того, как в 2013 году этот показатель неожиданно опустился до исторического минимума в 4,8%, в феврале 2014 года столь же внезапно был девальвирован тенге, в результате чего инфляция поднялась до 7,4%.

Достижения Нацбанка

Остается лишь предположить, что

в Нацбанке предпочитают не оглядываться назад, на ошибки прошлого, а смотреть вперед, в светлое будущее

В свой актив по сравнению с предшественниками нынешнее руководство регулятора, судя по словам г-на Тутушкина, относит следующие достижения:

  • внедрение базовой ставки в систему инструментов денежно-кредитной политики;
  • проведение на ежеквартальной основе прогнозных раундов, в ходе которых осуществляется разработка прогнозов основных макроэкономических показателей, в первую очередь инфляции, на среднесрочный период;
  • измерение инфляционных ожиданий населения;
  • поэтапное формирование безрисковой кривой доходности по государственным ценным бумагам путем проведения аукционов по размещению краткосрочных нот с постепенным увеличением их срока обращения до 1 года.

Отстраненный Акишев

Начальник управления по защите прав потребителей финансовых услуг и внешних коммуникаций Нацбанка Александр Терентьев добавил в список достижений совершенствование коммуникационной политики регулятора. Правда, для ветеранов финансовой журналистики, знающих давно г-на Терентьева как ключевого топ-менеджера центрального аппарата Нацбанка, такое его утверждение выглядело несколько преувеличенным. Ведь по сравнению со славными информационными временами первого правления Григория Марченко на посту главного банкира страны вполне очевидно, что нынешнее руководство Нацбанка скорее отходит от прежних канонов. Особенно в части общения председателя с отечественными СМИ. К примеру, главный редактор журнала «Forbes Kazakhstan» Аскар Аукенов совершенно справедливо заметил в Facebook: «Акишева плохо знаю, думаю, как и остальные наши журналисты, поскольку он изначально выбрал политику отстраненности от отечественных СМИ. Давал интервью только РБК и России 24. Комментариев тоже от него не дождешься. Это не способствовало восприятию его как транспарентного человека».

От себя добавим — иногда молчание г-на Акишева и вовсе заставляет усомниться в факте его существования.

Банки не лопаются за 1 день, Нацбанк все знал — эксперт

Классификации не поддается

Вернемся к инфляционному таргетированию. Как бы ни превозносил Нацбанк свои успехи на этом направлении, некоторые зарубежные аналитики написали:

«В Казахстане и Кыргызстане инфляция установлена в качестве основной цели денежно-кредитной политики (ДКП), процентные ставки в качестве операционного ориентира, но ряд трудностей в реализации монетарной политики не позволяют однозначно классифицировать режим ДКП».

Авторы этих строк отмечают, что Россия перешла к стандартному таргетированию инфляции с 2015 года, Беларусь тогда же приступила к монетарному таргетированию. Армения придерживается стратегии таргетирования инфляции, но «взаимодействие цели по инфляции и незначительно волатильного обменного курса армянского драма к доллару США не в полной мере прозрачно».

Центробанк России признает проблемы. Мы — нет

Также вполне возможно, что авторы доклада не могут классифицировать режим денежно-кредитной политики Нацбанка Казахстана и по той простой причине, что соответствующий документ регулятора – «Основные направления ДКП РК на 2017 год» — весьма лаконичен, ибо его текст занимает лишь 15 страниц вместе с приложениями. Для сравнения – объем текста «Основных направлений единой государственной ДКП на 2017 год» «Банка России» (Центробанк) — 73 страницы!

Стоит отметить также, что у россиян этот основополагающий документ начинается весьма смелым заявлением:

«События последних лет показывают, что назрела необходимость смены модели экономического развития России. … По сути это вызов для органов государственного управления, регуляторов и всех участников экономических отношений на всех уровнях, в том числе для Банка России».

Вопросы, на которые у Нацбанка нет ответа

В Казахстане, увы, столь радикальных тезисов в «Основных направлениях ДКП» Нацбанка не содержится. А это ясно указывает на то, что переход к инфляционному таргетированию его руководство воспринимает больше как некий технический процесс, не особо связанный с дальнейшим реформированием экономики страны.

В докладе также констатируется следующее:

«Анализ импульсных откликов показывает, что влияние шоков процентной ставки, обменного курса, денежного предложения на инфляцию и темпы экономического роста в Казахстане носит в ряде случаев неоднозначный характер».

Аналитики показывают, что

ослабление тенге ведет к ускорению инфляции за счет переноса девальвации на инфляцию,

при этом «импульсный отклик происходит непосредственно в момент шока и за год почти затухает», в то время как «ослабление курса тенге практически не отражается на динамике реального ВВП».

Но в таком случае вообще непонятно, с какой целью Нацбанк проводит в последнее время регулярные одномоментные девальвации, хорошо зная о том, что это приведет к росту инфляции, которую он же потом и таргетирует, а на экономическом росте такая мера практически не скажется! Еще один важный вывод авторов доклада – ВВП России не оказывает в целом особого влияния на инфляцию в Казахстане, но в значительной степени определяет динамику обменного курса тенге и денежной базы. А

Нацбанк ограничен в использовании инструментов ДКП из-за слабости финансовой системы и подверженности нашей экономики внешним шокам

Не все ясно и с законодательным обеспечением перехода Нацбанка к инфляционному таргетированию. Дело в том, что закон, определяющий статус центрального банка и его полномочия, не содержит описания хотя бы основ этого механизма, включая и формулировку самого термина. Нет в нем и понятия базовой ставки. В реальности в статье 29 «Разработка и проведение денежно-кредитной политики» указывается, что она осуществляется путем установления официальной ставки рефинансирования, уровней ставок вознаграждения по основным операциям ДКП, нормативов минимальных резервных требований, а в исключительных случаях – прямых количественных ограничений на уровень и объемы отдельных видов операций. В таком случае возникает закономерный вопрос:

с чего вдруг данные об уровне официальной ставки рефинансирования исчезли с сайта Нацбанка,

где ее место заняли сведения по базовой ставке и биржевой индикатор TONIA? Нет там данных и о значениях нормативов минимальных резервных требований.

Нацбанк РК не видит предпосылок для колебаний курса тенге

Как Нацбанк прогоняет доллары в банки

Кстати, об индикаторах. Отечественные аналитики отмечают, что с середины декабря 2016 года залихорадило индекс денежного рынка MM_Index, представляющий собой средневзвешенное значение процентных ставок (доходности) по операциям валютного свопа USD/KZT и операциям репо с государственными ценными бумагами на один рабочий день. А причиной такого поведения этого индекса стали операции на биржевом рынке однодневных и двухдневных валютных свопов, через которые, по их мнению, один из крупных банков получил доллары от Нацбанка. В итоге, как утверждают эксперты, индекс MM_Index с середины декабря утратил связь с базовой ставкой, а посему и не функционирует процентный канал режима инфляционного таргетирования.