Астана
Сейчас
-6
Завтра
-6
USD
371.31
0.00
EUR
419.32
0.00
RUB
5.59
0.00

История степного Робинзона: 11 лет рабства оценили в 1 млн тенге

Герой повествования — русский парень Тимка, выросший в казахском ауле и волею судьбы попавший в степное рабство.

Редакция национального портала Qazaquni.kz рассказала историю современного степного Робинзона. Этот рассказ сложно воспринимать как реалистичный — параллели с реально существующими депутатами здесь вполне могут оказаться надуманными. Но даже в этом случае эта история может быть включена в золотой фонд современного фольклора, поскольку отражает важные стороны сегодняшних реалий — незаметных для жителей больших городов, но таких близких для всех остальных казахстанцев.

Дословно:

«Главный герой моего повествования — друг детства, аулчанин Тимка (имя изменено). О своих злоключениях он недавно рассказал сам, чем поверг в шок.

Конец детства — у разбитого корыта

Несколько слов о семье Тимки. Отец был машинистом тепловоза, мать — учительницей сельской школы. В семье росло три брата. Все были одаренными, учились в казахской школе, казахским владели, как родным. Старший из братьев стал военным летчиком.

Однако не всегда жизнь балует нас. Вот и у Тимки в одно мгновение жизнь пошла под откос. Сначала внезапно умер брат, затем отец, вскоре, не выдержав ударов судьбы, в мир иной отошла и мать.

Тимка и его младший брат Саня, осиротев в один момент, остались одни. Не приученный к самостоятельной жизни и под влиянием своего окружения, Тимка начал вести разгульную жизнь — распродал имущество, оставшееся от родителей, перестал смотреть за братом.

Увидев это, сельский акимат определил Саню в детский дом и принялся за «воспитание» Тимки. Но тот оказался стойким, никак не хотел вставать на путь исправления.

И вот однажды Тимку «продали» в аул Акшокы, который находился в 350 километрах от Аральска. Надо сказать, что сделать это было легко — к тому моменту он, потеряв документы, не имел ни жилья, ни средств к существованию.

В Акшокы Тимка попал к местному богатею, аксакалу Уалихану, у которого были отары овец, а также стада лошадей и верблюдов. У Уалихана было 4 сына, в нескольких километрах от аула жайляу, а в нескольких десятках километрах — кыстау — зимовка.

Тимку определили пастухом. Оставшись один в глухой степи, он пас баранов. Денег нет — никто ему не платил, да и не думал платить. Иногда приезжали дети аксакала и вели учет баранов. Они привозили три килограмма муки и больше ничего.

Новая жизнь

Вот что рассказал сам Тимка:

» Я понял, что остаюсь один в степи и стал потихоньку готовиться к участи степного Робинзона — сам приготовил бытовые инструменты, собирал провода, пустые баклажки, старые бензиновые зажигалки. Сначала научился ловить на петли степных зайцев, фазанов. Зайцев было так много, что они сновали вокруг моего жилища.

Ни старик, ни его сыновья не считали меня за человека. В глухой степи, где обитают волки, вооруженный лишь палкой, я один пас баранов

Так я, который никогда не ухаживал за скотиной, в один миг стал чабаном. Однако не зря вырос в ауле, вскоре усвоил все секреты чабанской работы.

Хозяин, приезжая на зимовку, даже не интересовался, как я живу — сразу шел в овчарню считать овец. Каждый из сыновей старика считал своих баранов.
Они не опасались, что овец могут задавить волки, больше боялись, что я могу зарезать и съесть. Только убедившись, что овцы целы, они спрашивали о моем житье-бытье. Иногда, когда я злился на старика и его сыновей, говорил: «Бог вам воздаст».

Сыновья старика знали, что я был любителем выпить. Иногда, чтобы поднять мне настроение, они привозили водку, поили меня и выпивали сами, а потом, избив меня, уезжали. Не выдержав такого унижения, однажды в бешенстве я выпалил им:

«Эй, вы! Я не бич, я саксаульский жакайым (казахский род, населяющий Приаралье). Попадется в руки оружие — перебью всех!»

После этого случая, испугавшись моего гнева, они перестали распускать руки.

При случае я всегда просил охотников, людей, ищущих потерянный скот, контрабандистов, объезжавших таможенные посты, отлить в баклажки немного бензина, и закапывал их в песок. Если бензин разбавить соляркой, получался неплохой фитиль.

Иногда просил сельчан, проходивших мимо, принести книги из библиотеки. В долгие зимние вечера читал их при фитиле, а чтобы продлить удовольствие, в день читал не более 20 страниц. Иногда, когда не было новых, по два-три раза перечитывал старые книги.

Схватка с хищником

Однажды в мотоцикле одного из сыновей старика закончился бензин, он оставил его мне. И в этот момент пригодился бензин в баклажках, которые я закапывал в песок. Собрав горючее, заправил мотоцикл и стал пасти баранов на мотоцикле. Так я немного облегчил себе жизнь, стал меньше уставать.

Однажды я заметил, что овцы пугливо озираются по сторонам — какое-то животное спряталось в кустах. Заехав на мотоцикле в заросли, я увидел огромного волка. Хищник бросился наутек, а я на мотоцикле ринулся за ним. Зверь, пытаясь уйти от погони, заскочил в обледеневшую лужу и распластался. Поняв, что хищнику не уйти, я взял насос, привязанный к сиденью, и пошел на зверя.

Я чувствовал себя, как солдат в кино, словно передо мной стоит заклятый враг. Никакого страха, будто передо мной не опасный хищник, а маленький беззащитный щенок. Сейчас удивляюсь своей смелости. Загнанный в угол лютый оскалил клыки и приготовился броситься. А моя цель проста — нанести точный удар по его морде. Приблизившись к зверю, я со всего размаха нанес сильный удар. О боже! Попал прямо в цель! Хищник был сражен наповал. В пылу борьбы я нанес еще несколько ударов по его бесчувственному телу. И только когда стал грузить волка на мотоцикл, заметил, каким огромным он был — еле поднял».

Мне дали ружье и два патрона

«Однажды приехали сыновья хозяина. Как обычно, они привезли три килограмма муки (ни сахара, ни чая), сразу прошли в овчарню и стали считать своих овец.

Один из братьев неплохо относился ко мне. Он стал интересоваться, как я живу.

– Что спрашиваешь, волки не дают покоя. Вчера одного хищника палками забил.

– Что ты заливаешь!

– Не веришь — иди в землянку и полюбуйся, — отрезал я.

Увидев забитого зверя, он тут же позвал братьев. Мертвый волк не на шутку испугал их, они молча уехали в аул. Весть об этом распространилась на всю округу. Вскоре меня стали именовать «Тимка, забивший волка». В ту зиму волки сильно лютовали, задрали немало овец, даже чабаны, имевшие ружья, не смогли уберечь свой скот. Однако я за год своего чабанства сумел защитить овец от хищников.

После этого братья привезли мне одноствольное охотничье ружье. Сказать, сколько патронов они мне дали? Только два — наверное, не доверяли, помнили о моей угрозе.

Всего за годы своего чабанства я забил четырех хищников. А братья, кроме этих двух патронов, больше так и не дали мне боеприпасов.

Благодаря своей наблюдательности, по масти, по особым приметам я помог многим отыскать потерянный скот, указывая, где надо искать. В благодарность просил у людей патроны. Так я собрал небольшой запас, это позволило охотиться на фазанов и зайцев. Я был настолько великодушен, что даже угощал дичью детей своих хозяев, избивавших меня.

Таланты Тимки

За годы своего вынужденного скотоводства Тимка обуздал 53 необъезженных жеребца. Косяком обычно руководит жеребец — пока самец не заходит в загон, остальных лошадей невозможно туда загнать. Поэтому жеребца нужно приручить в первую очередь.

— Поначалу несколько раз случалось так, что дикие жеребцы сбрасывали меня, и не раз. Аксакалы говорили: «Этот русский, наверное, больше не сядет на необъезженных жеребцов». Это меня подстегивало, я снова вскакивал на жеребцов и наконец объезжал их.

Еще об одной способности Тимки рассказали мальчишки аула. Оказывается, плохо владеющие русским языком, они не раз просили Тимку написать им сочинения. И Тимка их писал как на заказ. Когда они спрашивали: «Ага, учебник вам нужен?», отвечал — «это мы в школе проходили».

Так Тимка и пас баранов Уалихана.

Брат-депутат

Прошло десять лет, наступил 2015 год. Однажды в аул пришла новость — брат Тимки стал депутатом. Саню люди увидели по телевизору.

– Дошла эта новость и до меня. «Твой брат, оказывается, стал депутатом. В Астане рядом с Назарбаевым ходит. Видели, как выступал по телевизору», — сказали мне.

Услышав это, Уалихан-аксакал взбесился.

— Как же так? У меня есть скот, богатство, но я не могу быть депутатом. А сын водителя тепловоза ходит рядом с Елбасы.

Я не обратил особого внимания на это сообщение. Продолжал пасти овец. Да и Уалихан-аксакал не спешил возвращать меня в аул. Но видно переживал, чем все закончится. Однажды он пришел ко мне.

– Эй, Тимка! Братишка твой стал депутатом, что теперь будешь делать? Что будет со мной? – спросил он как бы в шутку.

А я продолжал гнуть свою линию.

— Я же говорил тебе, Бог всем воздаст по заслугам. Судить теперь тебя будут!

Оказывается, хитрый старик и не думал возвращать меня в аул. Он снова уехал и пропал.

Путь домой

Однажды брат из Астаны приехал в Аральск и через акима обратился к Уалихану: «Срочно верните брата в аул». Уалихан пытался что-то объяснить, но брат бросил трубку.

Вскоре меня стали готовить к возвращению. Перед отъездом я зашел к аксакалам Акшокы, чтобы проститься.

– Тимка-ау, среди жакайымов нет парня, способного объезжать жеребцов, как ты. Что теперь будем делать? – сказали они, неохотно отпуская меня.

В конце концов Уалихан на джипе доставил меня в аул.

Не успел Тимка вернуться, как тут же нашлись его документы. Дом, пустовавший несколько лет, чудесным образом возродился — соседи помогли.

Однажды с опущенной головой в дом к Тимке пришел Уалихан.

–Тимкажан, какая помощь нужна? Что скажешь?

– Мне не нужна твоя помощь! Бог поможет, — ответил Тимка.

– Эта моя помощь тебе, — сказал он, протягивая один миллион тенге

Так, одиннадцать лет моего рабства оценили в миллион, — завершил свое повествование Тимка.

Это лишь небольшая часть приключений степного Робинзона. Об остальном Тимка обещал рассказать при встрече в следующий раз.