Нур-Султан
Сейчас
5
Завтра
6
USD
425
+1.44
EUR
498
+0.42
RUB
5.56
-0.01

Почему в Казахстане не будет дешевого и качественного бензина

11788

Задача эта, надо сказать, не из легких. Как отмечают эксперты,

ни один из заводов нельзя назвать хорошим – все три производят топливо низкого качества

При этом половина Шымкентского НПЗ уже сегодня принадлежит китайцам. Старый Атырауский НПЗ, несмотря на две проведенные модернизации, никому не нужен. В текущих условиях, скорее всего, найдется инвестор на Павлодарский завод, но при условии, что будет дешево и ни о какой модернизации на ближайшие годы речи идти не будет.

Фото со страницы Министерства энергетики РК в Facebook

Фото со страницы Министерства энергетики РК в Facebook

Атырауский НПЗ: на тебе, Боже, что нам негоже

Сложнее всего найти инвестора будет на Атырауский НПЗ. Строительство этого завода под руководством американцев шло в нелегких условиях военного времени. Запущен в эксплуатацию он был 8 сентября 1945 года. То есть в этом году заводу исполнилось 70 лет.

– Кому нужен такой старый объект? – задается вопросом главный научный сотрудник Института экономики МОН РК, доктор экономических наук Олег Егоров. –

В той же Японии подобные объекты продают за 1 доллар, не больше. И поэтому сомнительно, что завод кто-нибудь купит

— Кстати, уже был прецедент, когда Орский НПЗ выкупил инвестор из Казахстана (71,94% в Орском НПЗ принадлежало Sermules Enterprises Ltd, полным владельцем которого является Cipation Holdings Ltd (компания, принадлежащая сыну министра энергетики Игорю Школьнику, — прим.), и уже спустя год стал думать, как бы его продать, потому что заводу 40 лет.

По словам эксперта, завод уже дважды модернизировали, однако качество выпускаемого топлива от этого лучше не становится.

– Первую модернизацию в середине 2000-х проводили японские компании Джей Джи Си и Марубени Корпорейшн. Они сдали свои установки с гарантией, что мы будем получать очень качественное горючее. Но, как показала практика, такого качества, которое требуется сегодня и даже вчера, на этих установках не было получено. Я думаю, только по той причине, что постоянно менялся качественный состав сырья, который поступает на переработку.

Смесь нефти с разных месторождений пагубно влияла на качество топлива, поэтому пришли к выводу, что бензин надо еще дополнительно очищать от ароматических соединений в виде бензола, параксилола и пр.

— Чтобы выполнить эту работу, пришли уже китайские инвесторы…

– Как Атырауский завод производил в основном мазут, так и производит. Хотя согласно программе, принятой в мае 2009 года, модернизация должна быть закончена к 2015 году. То есть уже в этом году завод должен производить бензин класса евро 4-5, – добавляет аналитик нефтегазового рынка, экономист Сергей Смирнов. – Сейчас там с опозданием относительно комплексного плана запущено производство ароматических — бензола и параксилола — углеводородов (КПА), являющихся полупродуктами для нефтехимии. Установка сделана таким образом, что может производить или ароматические углеводороды, или бензин. Однако китайцы больше заинтересованы в получении ароматических углеводородов, которые необходимы их заводам по нефтехимии. Поэтому часть комплекса по получению ароматических углеводородов уже пущена в эксплуатацию, тогда как вторая часть — по глубокой переработке нефти — перенесена на 2016-2017 годы.

Между тем ароматика – это экологически вредное производство.

– Как раньше из Европы все вредные производства выносили в Китай, так Китай сейчас переносит их в такие страны, как Казахстан, – уточняет эксперт. – Полагаю, что именно из-за ароматики Китай согласился участвовать в модернизации завода, но от его приватизации, вероятнее всего, откажется.

Шымкентский НПЗ: хороший дизель, плохой бензин

Шымкентский нефтеперерабатывающий завод построен в 1985 году – это самый новый завод в республике. Проектная мощность завода составляет 5,25 млн тонн, или около 40,65 млн баррелей нефти в год. Всего же он вырабатывает 30% общего текущего объема нефтепродуктов, производимых тремя НПЗ Казахстана.

Во время приватизации 90-х завод был продан за 60 млн долларов голландской компании «Витол». Как раз в это время на заводе полным ходом шла модернизация, позволявшая увеличить глубину переработки нефти для производства высококачественных продуктов. Но у голландцев были другие планы – вместо увеличения выпуска качественных бензинов инвесторы озаботились производством мазута для поднятия фосфорной промышленности. Спустя несколько лет выяснилось, что голландцы к тому же нарушают налоговую политику, и завод вернулся в госсобственность. Затем акции и право на управление заводом получила канадская компания, но и она ничего для модернизации не сделала.

Теперь Шымкентский завод на 50% принадлежит китайцам, все вопросы по модернизации надо согласовывать с ними. В результате на заводе запущена только одна установка – гидроочистки дизтоплива, которая позволяет производить дизельное топливо класса Евро 4-5. Вопросы более глубокой переработки нефти все еще обсуждаются, но не реализуются.

Павлодарский НПЗ: Россия или Китай?

Завод был введен в эксплуатацию в 1978 году. Павлодарский завод ориентирован на переработку нефти из западно-сибирских месторождений, на заре приватизации НПЗ был приватизирован казахстанским бизнесменом Рашитом Сарсеновым. В 2009 году Сарсенов продал завод «КазМунайГазу» за 1,2 млрд долларов.

С 1996 года на заводе говорят о модернизации и переориентировании на отечественное сырье, но… ничего не меняется.

– Что касается Павлодарского завода, то, насколько я знаю, там закончена проектно-сметная документация и начались строительно-монтажные работы, – уточняет Сергей Смирнов.

На сегодняшний день это единственный завод, на который есть инвесторы.

– Я слышал, что там и Россия имеет какие-то виды, и Китай – вот это на сегодня основные претенденты, – считает Олег Егоров.

Заводы продают задешево, чтобы потом снова выкупить втридорога?

Продавать НПЗ в условиях кризиса и низких цен на нефть невыгодно. О том, что продажа заводов сведет на нет усилия, направленные на модернизацию НПЗ, говорят эксперты.

– В качестве основного аргумента – только разговоры о том, что государство — неэффективный собственник. Но если частник действительно так эффективен, то откуда берется столько банкротств? Кстати, в нефтяном секторе тоже, – говорит Сергей Смирнов. – Еще один аргумент – пополнение государственного бюджета. Аргумент тоже не слишком серьезный. Сейчас кризис везде. Цены на нефть падают, продать эти нефтеперерабатывающие активы можно лишь за бесценок, как это уже происходило в начале 90-х. Тогда заводы продали дешево, а потом втридорога выкупали обратно. И сейчас повторится та же самая ситуация.

Конечно, кроме того, что цены на нефть упали и добыча на Кашагане откладывается, у «КазМунайГаза» еще есть и долги. По словам председателя правления АО «ФНБ «Самрук-Казына» Умирзака Шукеева, это крупная и очень большая проблема: «…Компания перекредитована, сейчас имеет 18 млрд долгов и все, что она зарабатывает, уходит на проценты».

– Компания жила на широкую ногу. Если посмотреть на сайт госзакупок, которые проводил КМГ, то там многое приобреталось по более высоким, чем среднерыночные, ценам. К тому же у них много непрофильных активов, от которых компания периодически избавляется – рассказывает Сергей Смирнов. – Недавно произошла продажа КМГ половины доли своего участия в Кашаганском проекте фонду «Самрук­- Казына». Эта операция, перекладывающая актив из одного кармана в другой в рамках одной организации, не привлекает реальных финансов, но дает возможность «КазМунайГазу» набрать новых кредитов для оплаты части старых займов и финансирования текущей деятельности.

Почему казахстанские нефтезаводы работают с российской нефтью?

Еще одна проблема, которая ежегодно приводит страну к топливному кризису и требует решения – все казахстанские НПЗ загружены лишь вполовину, поэтому они не могут обеспечить внутренний рынок дешевыми нефтепродуктами.

– И вот здесь у нас самая большая проблема, – уверен Олег Егоров. – Откуда взять нефть? Мы же ее всю продаем – продаем 88% из того объема добычи, который добываем. А загрузка Павлодарского и частично Шымкентского идет за счет поставок российской нефти.

– Основные нефтедобывающие компании — ТШО и Карачаганакский консорциум – работают по СРП и имеют право продавать нефть туда, куда захотят.

Им выгодней экспортировать нефть, чем поставлять на внутренний рынок, — добавляет Сергей Смирнов. – Поэтому и не строят четвертый НПЗ. В Кыргызстане китайцы построили новые заводы, но они стоят – нет сырья. Они надеялись, что из Казахстана нефть будет поступать, но просчитались.

— Недропользователям выгодней продать нефть по мировым ценам, а Кыргызстан, как и отечественные НПЗ, не может покупать нефть по мировой цене…

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter