Нур-Султан
Сейчас
4
Завтра
6
USD
428
0.00
EUR
507
0.00
RUB
5.6
0.00

Как и почему Казахстан не стал кинодержавой — Борецкий

1703

— Не так давно мы наблюдали волну казахского кинематографа. Эта волна прошла. Куда она делась? Будет ли новая волна? Есть ли для этого какие-то предвестники?

— Лет десять назад и даже больше в «Известиях» выходила моя статья под названием «Казахстанское кино в ожидании новой волны». И до сих пор это ожидание продолжается. О новой волне говорить трудно. Можно сказать о появлении кино, пусть не самого высокого уровня, но жанрового кино среднего качества. Еще 5-7 лет назад мы не могли похвастаться своими комедиями. Тем более народными комедиями.

— «Келинка Сабина».

— «Коктейль для звезды» Баян Есентаевой. А казахская новая волна, которой уже 25 лет… Она была свежим дыханием, реакцией на постсоветское время. Это кино сейчас технически банальное, простое, не очень внятное. Была и французская волна.

— Это было тоже кино – не для всех.

— Она не стала массовым явлением. Поэтому казахская волна, начиная с Рашида Нугманова, Серика Апрымова, стала известна во всем мире. Но нельзя сказать, что все зрители в Казахстане посмотрели и ждали, что из этого выйдет. Эта волна выполнила свою историческую роль, а потом никто и не предполагал, что студия «Қазақфильм» перестанет существовать.

— Возьмем фильм «Келинка Сабина». Мне кажется, это событие. Хотя этого никто не ожидал от КВН-щика.

— Думаю, да. Хотя было много критики. Это скетч, комедия. Но это добрый светлый юмор. Такая картина давно должна была появиться. Люди пошли на нее. Картина окупила себя за 2 недели проката.

— Там бюджет совсем не большой.

— 400 000 $.

— Вот, о бюджете. Казахстан – страна малонаселенная. У нас проживает население одного города по латиноамериканским меркам. Мне кажется, очень трудно возвращать деньги, затраченные на бюджет фильма. Есть методы?

— Как показывает опыт «Келинки Сабины», даже за небольшие деньги можно снять хорошее кино, которое окупается себя в несколько раз за несколько недель. Можно по пальцам пересчитать фильмы, снятые бюджетом в миллион и больше за последние 10 лет, которые окупили себя. В принципе, это возможно. С другой стороны, наша практика «откатов» – это отдельная статья расходов. Вы правы, что при маленьком населении, которое может пойти в кино, окупаемость – большая проблема. Нужно снимать такую картину, которая будет иметь успех за пределами Казахстана.

— Только ли природой мы можем удивить? В казахстанском кино идет упор на степь, горы – природу. Мне кажется, не показаны люди, которые здесь живут. Может нужно показывать внутренний мир?

— Здесь способов художественного поиска очень много. Неисчерпаемые резервы метафорического кино, кино в самых разных жанрах. Время экзотики уже прошло. Это время внесло свой вклад – наши фильмы узнали. Но здесь еще большой резерв и потенциал. И если брать такие составляющие фильма, как замысел и сценарий, то это тоже большая проблема. Возьмем в пример такого талантливого человека в российском кино и телевидении, как Валерий Тодоровский. В течение 5 лет он работал на телевидении, потому что не было сценариев. Появился Геннадий Островский, хороший сценарист, и он снял «Любовника» с Янковским и Гармашом. Это была интересная картина. То же самое у нас. Есть сценарий. Но есть сложности, что сценарий дойдет до режиссера. Есть препоны. Эти сценарии по несколько лет лежат в худсоветах, их не пускают по разным причинам. Есть актерская проблема. А самое главное, я не устаю об этом говорить, у нас пока

не появилась целая плеяда гуманитарно образованных молодых людей, которые будут считать кино своей судьбой

Мне как-то об этом сказали ребята из Кыргызстана. Если взять режиссера Кубата — его знает весь мир. И кино – это его судьба. А у нас часто другие цели. Снять кино, чтобы стать известным, получить приз на фестивале. Вторичные причины.

Адильхан Ержанов и его фильм «Хозяин». Хороший, мощный фильм. Его показывали в вашем «Киноклубе». Он завоевал все мыслимые награды, которые может взять такой фильм. А почему у нас его не показывают?

— Это отдельная тема. Этот вопрос решается гораздо выше, чем структуры, занимающиеся кино. У меня есть идея написать статью «Фильмы, от которых отказалась Родина». Возможно, когда-нибудь я это сделаю. Это не только наше явление. Это есть от Китая до Европы. За полвека таких фильмов можно набрать очень много. Эти фильмы не выгодны, не удобны кому-то наверху. И у нас есть эта тенденция. С «Уроками гармонии» была та же история. «Бауыр» Серика Апрымова не имел проката.

— Здесь маленькая мафия в рамках аула. Все увязаны в коррупционную схему. И молодой человек с друзьями пытается бороться с этой мафией, и что из этого получается. Здесь цензура?

— Цензуры нет.  Тонкость в том, что этот фильм — не зрительский. «Келинка Сабина» и этот фильм – их нельзя поставить в один ряд. Массовый зритель у нас сейчас в плачевном состоянии. Зритель привык к попкорновому кино. Которое должно и будет существовать. Зритель, особенно молодой, разучился понимать кино. Как говорил Ермек Турсунов, когда выходила картина «Шал»: «Зритель разучился включать мозги». Картина Адильхана Ержанова – фестивальная. Она нужна зрителю. Но думающему зрителю. Массовый зритель ее не поймет. Потому что он не знает условностей кино, языка, иронии, которую закладывал в фильм Адильхан. Картина призывает задуматься, потому что есть произвол. Есть глупость и тупость, которые не очень-то и выгодны людям, которые управляют нашим обществом.

— Тогда почему исчезла ваша авторская программа на «Хабар» — «Посмотрим-обсудим»?

— По той же самой причине. Шеф-редактор этой программы сказал, не официально, а лично мне: «Наверное, нам не нужны программы, на которых надо думать». Я ее слова опубликовал в Twitter. Они вызвали определенную волну обсуждений. С другой стороны, официальная причина – программа имела низкий рейтинг. Я настаивал, что программа, которая в своей обсуждающей части выходит около часа ночи с воскресенья на понедельник, не будет иметь рейтинг. Если бы она шла, как аналог программа «Закрытый показ» Гордона, с пятницы на субботу, когда человек может позволить себе посмотреть перед выходными… И то — это не массовый зритель. Но есть много людей, которые сказали мне: «благодаря программе я посмотрел много хороших фильмов». А изначально мы хотели выйти на обсуждения, к чему у нас совершенно не привыкли. Не привыкли создатели фильмов. Потому что они хотят слышать только похвалы в свой адрес. А критику у нас не любят. Нет такой традиции публичного дискурса, обсуждения, тем более на телевидении, на таком канале как «Хабар». Многие говорили «спасибо, что мы увидели хотя бы казахстанские фильмы, увидели их слабые и сильные стороны». Начали думать, какое кино нужно нашему зрителю. У нас ведь об этом никто не думает. Какой он, сегодняшний герой?

— Вы опережаете мои вопросы.

— Я вижу очень много минусов у этой программы. Но это была первая попытка. Если хватит сил, возможностей, мы эту идею будем продолжать. Она нам кажется нужной и хорошей. Потому что мы много говорим о национальной идее, идеологии, общечеловеческих ценностях, мировоззрении, которое должно быть у нового поколения. Но беда в том, что у нас никогда не было мировоззрения на эмоциональном уровне. А кино – искусство, которое воздействует на чувства. И доносить многие идеи, что давно поняты в Европе и Голливуде, ведь, идеология куется именно там. Можно много говорить о прямолинейности «Операции Арго», или о том, что снял Клин Иствуд, в марте выходит американская картина «Снайпер» — патриотизм по-американски. Тем не менее, это идеология, которая строится на высоком профессиональном киноуровне. И упускать этот идеологически важный участок для нашей власти – очень большая роскошь. А пока мы можем похвастаться только развлекательными картинами.

— Я сегодня посмотрел ваш список — 10 картин, за которые не стыдно Казахстану. Там комедий не было.

— Это серьезное кино. Его могут оценить где-то на фестивалях, могут оценить кинокритики. Мы это уже упустили. Теперь нужно годы. Когда вместо мертвой структуры Союза кинематографистов возникнет Гильдия кинокритиков. Она будет создавать, не побоюсь этого слова, гражданские механизмы формирования вкуса, оценки. И уже не так просто будет какую-то картину прикрыть, закрыть. Благо, сейчас и Интернет дает такие возможности. Я надеюсь, что возможность доступа и обсуждения какого-то нашего продукта массовой культуры, будет только расширяться. Мы не будем оставаться в таком тормозном состоянии.

— Где вы берете фильмы для своего киноклуба? Я пытаюсь найти в Интернете, сложно. У вас какие-то связи есть?

— Безусловно. У нас есть несколько каналов – киноклубы, которые работают в России. К сожалению, у нас их нет. И много раз просили открыть филиал в Астане. Но я по причине своих занятий этого делать не могу чисто физически. Что нам интересно, мы берем из проката. Критерий очень простой – что интересно смотреть и обсуждать. Так в ближайшее время будет с «Левиафаном», с «Игрой в имитацию». Для меня удивительно, что две картины рассказывают о двух ученых. Такое редко бывает. Что-то из личных контактов. Например, великолепная картина «Мандарины» Заза  Урушадзе, талантливого грузинского режиссера. Сейчас эта картина в пятерке лауреатов на премию «Оскар».

Посольства помогают?

— Очень активно помогают. Мы 3-4 раза в год проводим фестивали японского, венгерского, польского кино. Благодаря польской стороне мы посмотрели фильм «Ида», который вызвал большой интерес и номинант на «Оскар». Что-то делается у нас. Можно по пальцам пересчитать. Мы смотрели «Студент» Дарежана Омирбаева. «Шал» и «Келин» Ермека Турсунова. Буквально через неделю у нас будет премьера его картины «Кенже», которая завершает его трилогию.

— Когда будет?

— 29 января состоится встреча с Ермеком Турсуновым. Уникальная возможность не только посмотреть кино, но и задать вопросы автору.

— «Киноклуб» изначально так задуман, чтобы приглашать.

— Конечно. Это форма диалога. Когда мы выводим какую-то картину, способов говорить о ней много. Жалко, что нет других возможностей — проводить фестивали, говорить и спорить о кино. В том числе и о нашем.

Видеоверсию  смотрите здесь.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter