18+
Нур-Султан
Сейчас
25
Завтра
12
USD
386.91
+0.11
EUR
428.81
-0.46
RUB
5.79
+0.01

Узбекские мигранты рассматривают Казахстан как альтернативу России из-за изменений в законах

Гастарбайтеры России в ауте. С 1 января Россия изменила правовое положение иностранцев — теперь лица, претендующие на получение вида на жительство, разрешения на временное проживание, на работу и патенты, должны подтвердить владение русским языком, знание истории России и основ законодательства Российской Федерации. Куда теперь податься таджикам и узбекам, традиционно рассматривавшим РФ местом своей работы?

Узбекских мигрантов можно условно разделить на тех, кто знает русский не очень хорошо и тех, кто вообще не знает. Поколение независимости забыло русский. При этом Узбекистан – самый большой миграционный донор для России. Большая часть мигрантов – молодые люди от 20 до 30 лет. И теперь им приходится делать выбор — ехать в Россию за длинным рублем или оставаться дома.

Родной кишлак не ждет

Суннат Юнусов дорожит своей работой в Москве

Суннат Юнусов дорожит своей работой в Москве

Суннат Юнусов работает в Москве уже четвертый год. Большинство его земляков после обвала курса рубля начали возвращаться в родные пенаты. Заработанные рубли трудовые мигранты превращали в доллары, чтобы отправить домой. Рублевые переводы узбекские банки не принимают, поэтому российская зарплата в долларовом эквиваленте уже серьезно теряет свою стоимость в Узбекистане. Суннат не хочет возвращаться в свой родной кишлак. 23-летнему парню там делать нечего.

— Я работаю поваром в ресторане и получаю 40 000 рублей ежемесячно. Раньше мог отправлять 700-800$ домой из своей зарплаты. А сейчас только 300-400$, что не очень выгодно,- комментирует ситуацию Суннат.

При этом Суннат понимает, что дома не сможет заработать даже эти 300-400$. Поэтому 40 000 рублей — гарантия того, что Суннат и его родители не останутся голодными. Он имеет патент для легальной трудовой деятельности и по закону не обязан проходить новые тесты, но только если останется в России и не пересечет ее границы вновь. 

— Если я вернусь домой, то обратной дороги в Россию не будет. Я не смогу сдать тесты, они очень сложные. Как-то пытался в Интернете их решать, не получилось, — говорит повар.

По его словам, некоторые уехавшие мигранты хотят весной поехать в Казахстан вместо России.

— Но я в Казахстане вряд ли как повар смогу найти такие деньги, как сейчас в Москве, — сомневается Суннат.

Обязательный русский

— Я два года биль на России, там «Московские окна» завод есть, там и работали, да. Потом в коллективе просто разговаривали и всё. Остальные грамматика полностью йук, да…

Мигранты из Узбекистана давно стали неотъемлемой частью российской действительности

Мигранты из Узбекистана давно стали неотъемлемой частью российской действительности

Говорить на русском тяжелее, чем работать. Этот скудный словарный запас Фахриддин приобрёл в России несколько лет назад. Тогда знание «великого и могучего» мало кого волновало. А теперь в России его ждёт тест на знание русского языка.

— Я не на сто процентов уверен, что смогу сдать тест. Думаю, что я где-то на 30 процентов владею разговорным русским. На улице, в магазине, в автобусе, наверное, смогу общаться. Но всё равно надо учиться,- рассказывает нам Фахриддин на узбекском.

Саиду Рахимову за 40. Он считает, что сдать тест для него не проблема. За плечами советская школа и служба в Советской Армии. Саид жалеет, что русский перестал быть обязательным в школе.

— Тем, кто хочет ехать в Россию, русский язык можно изучить в Ташкенте и потом уже сдавать тесты там, — говорит Саид.

Дорогой патент

Российские тесты — недешевое удовольствие — 5000 рублей за каждый предмет. Итого набегает 15 000 рублей + 4 000 рублей за патент. Но и это еще полдела. По новому законодательству, иностранный гражданин должен иметь медицинскую страховку — самый дешевый пакет стоит 10 000 рублей. Также необходимо предъявить контракт на жильё. Юрист московского центра «Миграция и закон» Юлдуз Аминова в своем интервью на радио ВВС сказала, что иностранцу придется выложить около 75 000 рублей, чтобы решить все эти вопросы и получить разрешение на работу на территории Российской Федерации. Для будущих узбекских трудовых мигрантов это слишком большая сумма.

— С одной стороны, уменьшится количество работающих мигрантов, но, с другой стороны, увеличится число нелегалов, а их уже и так миллионы,- говорит Юлдуз Аминова.

Новое направление — Казахстан

Жавлон Тухтаев вернулся из Владивостока летом прошлого года, где три года ремонтировал квартиры и дома. На заработки не жаловался, но все изменилось после введения экономических санкций.

— Заказы на ремонт резко сократились. Люди экономят на всём. Пытался найти другую работу, но мало платят, поэтому решил вернуться, — рассказывает Жавлон.

Всю осень Жавлон гастролировал по Казахстану со своей ремонтной бригадой из четырех человек. Считает, что в Казахстане можно зарабатывать и, самое главное, родина рядом.

— Я смог зарабатывать здесь 600-700$, и это вполне приличные деньги. После завершения работы переходим границу и ждем, пока клиенты сами не позвонят, — комментирует Жавлон.

Уехал на заработки и не вернулся

Впрочем, в Казахстане трудовых мигрантов ждет не только работа, но и криминальные проблемы — сексуальное и трудовое рабство. Усман Фазылов, выходец одной из узбекских провинций, два года назад пытался спасти своего двоюродного брата, который вместе с ещё шестью мужчинами выехали в Казахстан. Месяц они не получали вестей от родственника, а потом внезапный ночной звонок из Кызылорды всполошил семью.

— Он чудом вырвался и смог совершить звонок. Сказал, что отобрали паспорта, заставляют работать ночами — грузить цемент, рис. Просил вызволить, — вспоминает Усман. Через два месяца Усману удалось выйти на правоохранительные органы Казахстана, которые освободили и вернули брата из Казахстана на родину.

“Поколение будущего” — одна из немногих общественных организаций в Узбекистане, которая занимается проблемой торговли людьми и помогает жертвам трафика. Глава этой организации Надыра Каримова утверждает, что на горячую линию поступает очень много тревожных звонков из Казахстана и России, где люди часто попадают в трудовое рабство. Безработица и бедность – эти две вещи, которые толкают детей узбекских кишлаков на поиски своего куска хлеба. На этом пути их не остановят ни тесты по русскому языку, ни риски попасть в рабство. Поэтому с наступлением весны 2015 года они вновь отправятся осваивать огромные просторы России и Казахстана. Иначе семьи останутся без лепёшки и зелёного чая.