Нур-Султан
Сейчас
-3
Завтра
-2
USD
431
+0.76
EUR
506
-1.73
RUB
5.51
-0.10

Процесс Тажаякова: цитаты из зала суда

3107


В свою очередь адвокат Азамата Тажаякова заявил, что в деле “много сомнений и вопросов” и настоятельно просил жюри рассматривать дело и доводы сторон беспристрастно.

— Я надеюсь вы дадите парнишке шанс, — сказал адвокат Николас Вулдридж, открывая свою речь на первом заседании по процессу гражданина Республики Казахстан Азамата Тажаякова в здании окружного суда США в Бостоне.

Азамату и еще двум студентам университета Массачусетса в Дартмуте, а именно Диасу Кадырбаеву и Робелю Филлипосу предъявлены обвинения в воспрепятствовании расследованию террористического акта с жертвами с целью защиты Царнаева, когда тот был в бегах.

Стефани Сигманн, заместитель окружного прокурора, сегодня заявила, что 15 апреля 2013 года, то есть за месяц до теракта, Царнаев встречался с Тажаяковым и Кадырбаевым в ресторане и сообщил последним, что научился изготавливать бомбы из пороха.

— При этом Царнаев добавил, что было бы хорошо “умереть шахидом” и отправиться прямиком на небо — добавила г-жа Сигманн в своей вступительной речи.

Сигманн рассказала суду, что примерно через полтора часа после взрыва Тажаяков получил от Царнаева следующее SMS: “Ты только не подумай, что это я, “спятивший ублюдок”. Также г-жа заместитель окружного прокурора сообщила, что, судя по SMS-переписке Тажаякова и Кадырбаева, они знали, что братья Царнаевы привели взрывное устройство в действие, и знали они это еще за четыре часа до официального объявления их имен представителями ФБР.

Тажаякову был обеспечен синхронный перевод — он сидел в наушниках. В числе членов жюри присяжных есть такая г-жа Лиз Норден, у которой оба сына потеряли по одной ноге на Бостонском марафоне.

Предполагаемые преступления были совершены казахскими приятелями Царнаевых через три дня после теракта, вечером четверга 18 апреля 2013 г., уже после того, как ФБР официально обратилось к общественности с именами и фотографиями подозреваемых Джохара и его младшего брата Тамерлана  и просьбой оказать активное содействие в их розыске и задержании.

“Тажаяков и упомянутые двое пошли к комнату Джохара в общежитии и вынесли оттуда некоторое количество разных вещей, включая рюкзак с изделями для фейерверков, лэптоп, банку вазелина, пепельницу, пакет с марихуаной, накопитель-флешку и наушники” (Сигманн)
Максимальное наказание за приписываемые казахстанским студентам преступления может составить 20 лет заключения.

Защита заявила, что их клиентам были предъявлены обвинения, да еще и федерального уровня, в результате импульсивности действий, и что студенты-иностранцы были запуганы до состояния, в котором они раскрывали информацию сотрудникам ФБР без полного осознавания своих прав, свобод и возможности молчать и требовать адвоката.

На досудебных слушаниях Кадырбаев заявил, что когда выкидывал рюкзак Царнаева, подозревал что человеком, про которого сообщило ФБР,  был Царнаев, но до конца этого не осознал.

Прокуратура строит обвинение на том, что студенты из Казахстана знали, что объявленные в розыск люди были братьями Царнаевыми, когда избавлялись от рюкзака и лэптопа, что должно доказать жюри, что обвиняемые активно мешали контр-террористическому расследованию.

Адвокат Вулджидж, в своем обращении к жюри, подчеркнул, что Царнаев вел себя “совершенно нормально” в течение нескольких дней после теракта. И также сказал, что Тажаяков сотрудничал с органами следствия и дал агентам ФБР доступ к своей переписке и машине.

—  Он совершенно противоположен человеку, реально чинящему препятствия правосудию, — добавил адвокат.

Он подверг сомнению следующий факт: если юноши пытались избавиться от улик, то почему же они допустили, что улики оставались в комнате Царнаева, когда он закладывал бомбу?

Вулдридж пытается сместить фокус внимания жюри на Кадырбаева, обосновывая свою позицию утверждением, что Кадырбаев инициировал поход в общежитие Царнаева, но только, чтобы забрать оттуда пакет с марихуаной.

— Он же, Кадырбаев, взял рюкзак и выкинул его в мусорный контейнер и только потом уведомил об этом Азамата Тажаякова, — сказал Вулдридж.

Вулдридж также сообщил суду, что Тажаяков никогда не воспринимал “шахидских” настроений Царнаева на встрече в ресторане всерьез и что его интернет-запросы о теракте были просто желанием “информировать самого себя о том, что происходит.”

Что касается третьего подельника, 20-летнего Филиппоса, то он тоже сокурсник Царнаева. Ему предъявлено обвинение в сокрытии информации о том, что на момент совершения  приписываемых им преступлений он находился рядом. По его делу, то есть о введении сотрудников ФБР в заблуждение, максимальное наказание может составить до 8 лет тюремного заключения.

С момента своего ареста в апреле 2013 г., Тажаяков и Кадырбаев содержатся в заключении, в тюрьме округа Эссекс. Филиппос выпущен под залог.

Напоминаем, что братья Царнаевы предположительно заложили двойное взрывное устройство на финишной линии Бостонского марафона и привели его в действие, в результате чего погибли трое человек и более 260 были ранены. Во время нахождения в бегах, братья также могли убить офицера полиции Шона Кольера.

Тамерлан Царнаев был уничтожен в перестрелке с полицией в районе Уотертаун. Джохар оторвался от преследования, но позже был обнаружен внутри лодки на заднем дворе близлежащего дома. Сторона обвинения просит для него смертный приговор.

 

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter