Нур-Султан
Сейчас
12
Завтра
10
USD
427
0.00
EUR
497
0.00
RUB
5.5
0.00

На госслужбе есть свои «козлы отпущения»

6336

Ерлан Дюсенбаев: «При проведении проверок государственных органов сотрудниками прокуратуры между проверяющими и руководителем госоргана достигается договоренность, назначаются «козлы отпущения»»

— На госслужбе нарушение прав работников происходит повсеместно. Когда мы идем вечером домой,  все видим, что в акиматах и управлениях горит свет — работают чиновники до 9-10 часов вечера. Хотя у них тоже 8-часовой рабочий день и никто не имеет права их задерживать на работе допоздна. Естественно, эти сверхурочные им не оплачиваются.

Другим излюбленным нарушением чиновников является привлечение работников к субботникам и к дежурствам в выходные и праздничные дни. Начальники, чувствуя вседозволенность, зачастую применяют ненормативную лексику. По своему личному опыту скажу, что дисциплинарные советы Агентства РК по делам государственной службы на местах не имеют большого авторитета. Во многом это объясняется несовершенством закона «О государственной службе». Ведь даже если диссовет выявит нарушение закона, то он всего-навсего дает рекомендацию руководителю госоргана о привлечении провинившегося сотрудника к дисциплинарной ответственности, а исполнять эту рекомендацию или нет, решает уже руководитель госоргана.

Нередки случаи, когда руководитель премирует своих любимчиков в размере 200- 300 тысяч тенге единовременной выплаты, а другие сотрудники получают по 5-10 тысяч тенге. Несомненно, такие сотрудники могут поделиться частью своей нежданно свалившейся прибылью со своим благодетелем, но доказать это очень трудно. Также нередки случаи,  когда одного сотрудника привлекают к дисциплинарной ответственности и не снимают взыскание до тех пор, пока оно само не прекращает действие (6 месяцев), а с другого сотрудника взыскание снимается уже через месяц.

Стало уже правилом, когда при проведении проверок государственных органов сотрудниками прокуратуры между проверяющими и руководителем госоргана достигается договоренность, назначаются «козлы отпущения». В первую очередь, из числа неугодных и инакомыслящих — на них вешаются все нарушения. Их и привлекают к дисциплинарной ответственности. От такой проверки получают плюсы и прокуроры, которые «выявили» многочисленные нарушения и сделали хорошие показатели, и руководитель госоргана, который отдав на заклание, как баранов, несколько своих сотрудников, сам смог избежать ответственности.

— Какие нарушения прав трудящихся самые популярные в Казахстане?

— Я могу выделить 7 распространенных нарушений прав работника со стороны работодателя:

1. Незаключение трудового договора при принятии на работу либо подписание договора «на оказание услуг»;

2. Указание минимального размера заработной платы в трудовом договоре;

3. Несвоевременная выплата заработной платы;

4. Превышение предельного количества сверхурочной работы;

5. Сокрытие несчастных случаев на производстве;

6. Необеспечение средствами индивидуальной и коллективной защиты, спецодеждой;

7. Применение штрафных санкций в виде вычетов из заработной платы работников за любые провинности, тогда как по законодательству возможно только применение дисциплинарного взыскания, а материальная ответственность может наступать лишь при нанесении ущерба работодателю.

— Насколько эффективно работают профсоюзы?

— Здесь скорее  даже вопрос —  не насколько эффективно работают профсоюзы, а работают ли они вообще. Складывается впечатление, что основной работой нынешних председателей профсоюзов является получение членских взносов от работников. Это во многом объясняется тем, что в советское время при тоталитарном авторитарном режиме все вопросы, в том числе трудовые, решались командно-административными методами. Профсоюзы создавались искусственно — по команде сверху. В Советском Союзе сокращения рабочих не происходило, они обеспечивались всем необходимым. Государство вкладывало деньги даже в убыточные предприятия для создания иллюзии страны с развитым социализмом. Деятельность профсоюзов в ту эпоху заключалась лишь в раздаче подарков на праздники, приобретении путевок в санатории для работников, а также участии в различных партийных конференциях. И после обретения Казахстаном независимости профсоюзы пошли по накатанной тропинке, живя на взносы работников, и в то же время ничего для них не делая. При проведении забастовок профсоюзы решают больше свои личные вопросы, а не проблемы работников. В Казахстане это стало настоящим бизнесом. Если во всем цивилизованном мире профсоюзы являются диалоговой площадкой между работодателем и работниками, то у нас в стране профсоюзы напоминают иждивенцев, которые сидят на шее как работодателя, так и работников.

— Как вы относитесь к идее о продлении рабочего дня до 9 часов?

— 8 часов в день – это и так достаточно. Введение 9-часового рабочего дня потребует изменения трудового законодательства, что в принципе,  для наших парламентариев не в новинку. Другое дело, насколько это целесообразно. Увеличение рабочего времени приведет к снижению производительности труда. В промышленности это будет грозить ростом несчастных случаев на производстве. Работники, у которых есть дети, будут меньше уделять внимания семье из-за работы, а это неизбежно будет приводить к конфликтам. Президент страны говорил, что в Южной Корее люди работают по 9 часов, но  у них и праздников значительно меньше, а заработная плата на порядок выше, и условия труда замечательные.

— То есть вы считаете, что необходимо сократить количество праздничных дней?

— Да. Если Казахстан хочет стать развитой страной на деле, а не на бумаге, то нужно сократить количество праздников. Если взять календарь, можно увидеть, что из 365 дней в году, благодаря выходным и праздникам, при пятидневной рабочей неделе люди отдыхают примерно 120 дней в году. То есть каждый третий день у нас является выходным. Это ненормально для развивающейся страны. Даже развитые в экономическом отношении страны такую роскошь себе не позволяют. Ведь из-за многочисленных праздников страдают простые люди – государственные учреждения не работают, и люди не могут получить качественно и своевременно услуги, банки тоже в большинстве закрыты, а это тормозит предпринимательскую деятельность. Только богатые чиновники довольны этими праздниками. У них ведь появляется возможность слетать за границу на 2-3 дня отдохнуть и позагорать на пляже. А простые граждане вместо отдыха добровольно-принудительно идут на парады и шествия махать флажками либо, в лучшем случае, едут на дачу, где загорают, сажая картошку.

— Какие основные недостатки в существующем Трудовом кодексе вы можете выделить?

— Самый главный недостаток то, что никто в стране не может дать официального толкования принимаемых законодательных актов. В правовом государстве такого просто не может быть. Глупо принимать закон, если никто не знает, как его толковать. Это пробел в законодательстве, который способствует процветанию коррупции.

Второе — это порядок применения дисциплинарного взыскания. Существует их несколько: замечание, выговор, строгий выговор, расторжение трудового договора по инициативе работодателя. Согласно п. 3 ст. 73 Трудового кодекса «при определении вида дисциплинарного взыскания работодатель должен учитывать содержание, характер и тяжесть совершенного дисциплинарного проступка, обстоятельства его совершения, предшествующее и последующее поведение работника, отношение его к труду». Достаточно размытая формулировка. К примеру, за опоздание на работу на 20-30 минут один работодатель может сделать замечание работнику, а другой — объявить строгий выговор, и оспорить данное решение будет достаточно сложно.

Третье — это так называемый «суммированный учет рабочего времени». В п. 1 ст. 86 Трудового кодекса говорится, что «суммированный учет рабочего времени применяется в непрерывно действующих производствах, цехах, участках и на некоторых видах работ, где по условиям производства (работы) не может быть соблюдена установленная для данной категории работников ежедневная или еженедельная продолжительность рабочего времени». Благодаря этой формулировке,  любой работодатель может вполне официально нарушать законодательство. Так, к примеру, человек может работать 8 часов в сутки и иногда еще по 2 часа сверхурочной работы, то есть 10 часов в сутки. Чтобы обойти эти запреты любой работодатель может сказать, что по условиям работы он не может соблюсти установленную законодательством еженедельную продолжительность рабочего времени и ввести суммированный учет рабочего времени. И тогда работник будет работать по 12 часов в сутки.

Четвертое — государственная инспекция труда передана в подчинение местным исполнительным органам власти, что несомненно отрицательно скажется на работе инспекторов.

Пятое – некорректные нормы, касающиеся несчастных случаях на производстве. К примеру, во время рабочего дня на ногу работника упала металлическая труба. В законе говорится, что «расследование несчастных случаев на производстве, за исключением случаев, подлежащих специальному расследованию, проводится комиссией, создаваемой в течение двадцати четырех часов актом работодателя с момента его наступления» (п. 1, ст. 324 Трудового кодекса). То есть, если тяжелая или смертельная травма, то проводится специальное расследование с участием госинспектора труда, а если травма легкой и средней тяжести, то расследование проводит работодатель. Но откуда работодатель может знать какой степени тяжести травма у работника? Медицинское учреждение, куда доставляют пострадавшего, выдает заключение о степени тяжести травмы в течении трех дней. Допустим, работодатель, как требует того закон, создал комиссию и начал проводить расследование несчастного случая с работником, а через пару дней выясняется, что согласно заключению, травма тяжелая, и должно быть проведено специальное расследование. Таким образом работодатель нарушит п. 7 ст. 325 Трудового кодекса, где говорится, что «категорически запрещается без согласия председателя комиссии по специальному расследованию проведение опроса свидетелей, очевидцев, а также параллельных расследований данного несчастного случая кем-либо или иной комиссией в дни работы официально назначенной комиссии».

— Если бы у вас была возможность изменить всего одну статью в Трудовом кодексе, что бы вы поменяли?

— Отменил бы п. 2 ст. 26 Трудового кодекса где говорится, что «не допускается трудоустройство в коммерческую организацию … лица в течение одного года после прекращения им государственной службы, если за последний год перед прекращением государственной службы в период выполнения государственных функций указанное лицо в силу своих должностных полномочий непосредственно осуществляло контроль в форме проверок деятельности данной коммерческой организации либо деятельность данной коммерческой организации была непосредственно связана с указанным лицом в соответствии с его компетенцией».

Это нарушение п. 1 ст. 24 Конституции Республики Казахстан — «каждый имеет право на свободу труда, свободный выбор рода деятельности и профессии. Принудительный труд допускается только по приговору суда либо в условиях чрезвычайного или военного положения». В правовом государстве никогда бы не принимались такие законы, которые явно противоречат Конституции. Но, к сожалению, у нас это не редкость, так как в парламенте сидят в основном люди далекие от юриспруденции. У нас депутатом мажилиса может быть и олимпийский чемпион, и певец, и фермер. Но даже если они профессионалы в своем деле, они вряд ли смогут увидеть нарушения при рассмотрении законопроекта.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter