18+
Нур-Султан
Сейчас
24
Завтра
22
USD
386.82
0.00
EUR
428.67
0.00
RUB
5.86
0.00

Как страховаться и не «влететь». Хитрости от Виталия Веревкина

Страхование — процесс очень интимный. При должном внимании можно получить удовольствие. Если же подписать договор впопыхах — можно заполучить головную боль. Как этого избежать, нам рассказал страховой омбудсмен Виталий Веревкин.

–Страхование – это очень интимная вещь. Как вы нему сразу отнесетесь, так потом и будет. Недавно я посмотрел договор страхования, не буду говорить, какой компании, и был неприятно удивлен тем, какие условия прописывает страховщик.

– Интересно, а что там?

– Там иногда описаны множество опасностей, препятствий и терний на пути к получению страховых выплат. Поэтому очень важно прочитать весь договор,  вникая в каждое предложение, в том числе написанное мелким шрифтом, чтобы потом не удивляться, не расстраиваться и не ругаться.

Это не страховка, это налог

– Значит,  типовой договор подписывать не стоит?

– Не стоит  поддаваться на слова агента «там все правильно, подписывайте быстрее».

– Вы владеете чрезвычайно важной информацией – сведениями о жалобах на страховые компании. Кстати, на Западе регулярно  публикуется рейтинг страховых компаний по числу жалоб на тысячу договоров – это помогает людям определиться в выборе и  повышает прозрачность страховой деятельности.

– Такую статистику можно найти и у нас на официальных сайтах, но очень интересный вопрос: а кто их смотрит? Может быть, большие корпоративные клиенты, а обычные люди зачастую с трудом вспоминают, где застрахованы. К большому моему сожалению, вынужден признать -до сих пор обязательное страхование люди считают еще одним видом налога и страхуются для инспекторов, а не для себя.

– Страхователи в случае ЧП стараются получить как можно больше, а страховщики наоборот обычно сильно занижают суммы ущерба. Вам – страховому третейскому судье, сложно решать спорные страховые  ситуации?

– Иногда невозможно, а иногда очень просто. К примеру, когда машина старая, года так 92-го и запчастей на нее не найти – это большая проблема, потому как человек, размахивая страховым полисом, требует полного ее восстановления. Но часто спорные дела решаются легко: поменяли одну станцию на другую, которая также является официальным дилером, но счет выставляет гораздо меньше, и вопрос решен. К сожалению, у наших дилеров такое понятие как «совесть» отсутствует напрочь.

Дырки в страховых договорах

Веревкин3– Вернемся к засадам в страховом договоре. Какими они могут быть?

– Интересная засада, которую часто прописывают в договоре при покупке в кредит,  что выгодоприобретателем является банк. Это неправильно, с моей точки зрения.  Потому что, если убыток 30-40% от залоговой стоимости, то банк заберет все деньги, компенсируя свои убытки, но при этом долг не закрывает и человек ежемесячно продолжает платить банку.  При полном уничтожении, я согласен, выгодоприобретателем должен быть банк, но когда повреждение – нет. Хотя покупку машины в кредит я вообще считаю большой глупостью, потому что машина и так центр расходов, а кредит их еще и увеличивает.

– Тем не менее, очень многие берут машину в кредит…

– Когда машина покупается в кредит, в страховом договоре могут быть несколько засад: во-первых, залоговая  или рыночная стоимость отличается от стоимости покупки, то есть какую-то часть суммы человек оплачивает сам, на оставшуюся часть берет кредит, а банк страхует автомобиль только на стоимость кредита. Это следствие желания удешевить стоимость страховки, чтобы кредит был выгоден и машины хорошо продавались. В итоге, когда автомобиль застрахован на 70% , то ровно столько  от суммы ущерба страхователь и получит. Кроме того, в договоре бывает указан такой момент: если стоимость ниже рыночной, то и размер страховых выплат будет осуществляться пропорционально.

Другая засада – это когда человек покупает новый автомобиль на гарантии, а страховщик собирается выплачивать по расчету оценщика с учетом амортизации. Здесь явное несоответствие договора страхования взятому кредиту. Если машина попадет в ДТП,  разницу между ценой ремонта и тем, что насчитал оценщик, будет оплачивать автовладелец. А эта разница может быть существенной: к примеру, оценщик посчитал 400 тыс., а станция – 700 тыс.,  300 тыс. будет платить владелец авто.

Выгоду не упустим

– Вопрос об упущенной выгоде.  Если человек временно теряет стабильный доход из-за страхового случая, к примеру, на время судебных тяжб и ремонта водитель автобуса остался без работы и без заработка, он может это как-то компенсировать?

– Может. У нас многие, в том числе и юристы, воспринимают вред как вещевую, натуральную форму, тогда как гражданское право определяет еще и ущерб, причиненный не имуществу, а имущественным интересам.

– Как рассчитать  неимущественный вред?

– Вопрос об упущенной выгоде вообще очень творческий. Страховщик это не компенсирует, а возмещает его лицо, причинившее вред. Рассмотрим на примере автобуса. Упущенная выгода в данном случае – это простой на время согласования документов по виновности в суде, ремонт, заработная плата водителя и т.д. Проблем с расчетом не возникнет, если компания может представить налоговую отчетность. В противном случае вопрос доказательства убытков будет решаться на усмотрение судьи.

– Если в результате  ДТП пострадало находившееся в машине спецоборудование стоимостью сотни тысяч долларов, при оценке это будут учитывать?

– Конечно. Мы рассматривали дела, когда у людей вследствие аварии повреждались вещи – куртки, штаны, шапки, телефоны. Все это имущественные интересы. Вот печальный пример, авария на Сейфуллина – Калинина, когда сгорел бензовоз. Оказалось, квартиры на 9 этаже подвержены риску транспортных происшествий. У людей сгорело все – мебель,  трусы. А что? Трусы тоже имущество, бесплатно их не раздают.

– Как посчитать стоимость трусов с учетом амортизации?

– Есть такая профессия – оценщик. Этот человек точно знает, сколько стоит тот или иной предмет с учетом амортизации. На мой взгляд, ситуация с бензовозом показала, что у нас не просчитывают варианты возможных последствий. Эксплуатация такой опасной машины может нанести колоссальный вред. Согласно закону, максимальная ответственность опасных объектов, по одному страховому случаю, всего 50 тыс. долл. Выгорело 40 квартир и 12 автомобилей. 50 тыс. долл. не хватит даже на одну квартиру. Надо убрать грязь, все починить, купить новую мебель, бытовую технику и пр. Поэтому все предприятия, владеющие большегрузным транспортом должны делать дифференциацию, так как может случиться, что сумма финансовых обязательств окажется за гранью их финансовых возможностей. На маленькой машине большого ущерба не сделать, а вот большие…  Представьте, если в месяц 2 или 3 грузовика такое натворили? А если грузовики эти еще и взяты в кредит?

Катастрофа в законодательстве

– Какой вид страхования наиболее сложный для решений?

– Несчастный случай на производстве и ответственность работодателя. Там катастрофа в самом законодательстве. Как мне кажется, в этом процессе должны участвовать трое – государство, работодатель и работник, а задача страховщика страховать интересы работодателя. Сейчас же все свалено на страховые компании. При этом хвосты, то есть обязательства по этим делам, никто не просчитывал. А они огромные. Если прикинуть, там миллиарды.

– Честно выплачивая людям компенсации, не обанкротилась ни одна страховая компания.

– Это спорный вопрос – страховщики в отличие от банков не «летят» за один день. У них это долгий и мучительный процесс.

Серые разводилы

– На страховом  рынке очень много «серых омбудсменов», которые могут открыть любые двери, но не бесплатно, а за определенный процент от  суммы компенсации.

– Это разводилы, а не «серые омбудсмены». Наличие таких паразитарных посредников не красит страховой рынок и ни к чему хорошему не приводит.

– Если бы страховщики и оценщики честно работали и возмещали людям ущерб по справедливости, никто с разводилами  связываться бы не стал.

– У нас отсутствует единая методика оценки ущерба. При определении стоимости восстановительного ремонта страховые компании руководствуются различными методиками. Оценщики лучше считают в сторону страховщиков, потому что они их постоянные клиенты. Как результат – выплаченных обычно средств не хватает. К тому же людей пугает административный суд: огромные очереди, все ругаются, кричат. Все это портит настроение и забирает время. Но надо понимать — страхование никогда не будет легким и приятным делом.

– Рассказывают, что на Западе страховщики  нервы не трепят, и выплачивают все честно.

– Да, но когда человек после страхового случая снова придет за полисом, ему придется заплатить в 3-4 раза больше.

Великовата погрешность

– Согласно официальным данным,  за четыре месяца текущего года страховщики потратили  на ведение дел 45 448,6 млн тенге…

– Это погрешность на аквизицию. В аквизиции еще сидят содержание офиса и автопарка, заработная плата сотрудников,  вознаграждение страховым агентам и прочее.

– Кажется, «погрешность» великовата – собирают премий почти в пять раз больше, чем выплачивают компенсаций, и при этом постоянно говорят про убыточность.

– В мире где-то есть ограничения заработка страховых компаний по основной деятельности. В Казахстане ограничений нет. По слухам, на Западе многие страховщики зарабатывают на инвестиционной, а не на основной деятельности.

– У  нас страховщики тоже зарабатывают на инвестициях.

– Но ни одна компания еще не раскрыла сумму дохода от инвестиций.

– Почему?

– Есть такое понятие как «коммерческая тайна». По закону, страховая деятельность является коммерческой. Страхование – это бизнес, и как любой другой бизнес строит свою деятельность на принципе зарабатывания.