Нур-Султан
Сейчас
8
Завтра
12
USD
426
0.00
EUR
451
0.00
RUB
7.17
0.00

Три четверти казахстанцев переживают экономический кризис — социолог









коллаж с сайта elana.kz

На днях опубликованы результаты исследования Nielsen Kazakhstan за первый квартал 2022 года, который показал, что по мнению 71% опрошенных граждан, Казахстан переживает экономический кризис.

«Только одна пятая жителей Казахстана настроена оптимистично и считает, что экономическое положение страны улучшится в ближайшие 12 месяцев. 38% настроены достаточно негативно: они считают, что ситуация не улучшится. И достаточно большая доля (42%) тех, кто затрудняется делать определенные прогнозы и все еще живет в этой неопределенности», – отметила коммерческий директор исследовательской компании Мадина Сейсенгалиева.

Оценка потребительского потенциала

Общественный фонд социальных и политических исследований «Стратегия» собирает данные о социально-экономическом самочувствии казахстанцев с 2004 года. Координатор проекта, социолог Ольга Симакова поделилась социологическими наблюдениями «Стратегии».

— Ольга, ваши коллеги из Nielsen Kazakhstan выяснили, что свыше 70% казахстанцев уверены в экономическом кризисе в стране. А что говорят ваши исследования? Может быть уже есть какая-то тенденция?

— Что касается исследования Nielsen Kazakhstan, из опубликованных данных мне непонятно, как именно респондентам формулировали вопрос, чтобы получить 71%. Это был дихотомический вопрос или порядковая шкала? Я склоняюсь все-таки к первому варианту, а он предполагает только два варианта ответа — «да» или «нет». Соответственно, большинство, имея такое ограниченное количество вариантов, выбрали «да», когда у них спросили, чувствуют ли они, что в Казахстане экономический кризис.

Но опять же, что под этим понимает простой обыватель? Явно для него это не совсем связано с производством, нарушением каких-то логистических цепочек и поставок на уровне государства.

Скорее всего, он подразумевает как результат экономического кризиса то, что ощущает на себе — снижение жизненного уровня или потребительских возможностей

Наши коллеги из Nielsen Kazakhstan взяли как основной индикатор снижение потребительского потенциала. А он является одним из наиболее чувствительных индикаторов, когда мы говорим об изменениях. Это то, что непосредственно чувствуется на уровне простого гражданина.

Мы замеряем этот индикатор, он у нас в разных вариантах. Но самый популярный — субъективные оценки потребительского потенциала. Когда мы не просим человека называть свой доход в натуральной цифре, а предлагаем примерно сказать, на что ему хватает денег. И там всегда много вариантов ответов — от «не хватает даже на продукты» до «хватает и на продукты, и на одежду, и на товары длительного пользования». Этот вопрос мы задаем с 2004 года. Соответственно, за 18 лет накопилась приличная база.

последние данные ОФ «Стратегия»

Аномальный 2020

— Что демонстрируют ваши данные?

— Что последние два года были если не шоковыми, то очень сильно повлияли на оценки населения. Имея возможность сравнивать, видим, что подобное падение настроений мы фиксировали только в 2009 посткризисном году.

В общем, по нашим графикам, если отслеживать в динамике, наш обыватель трижды остро реагировал на кризисные явления — в 2009, в 2016 после девальвации и в 2021 годах

То есть оценки респондентов непосредственно в сами кризисные годы — 2008, 2015 и 2020 — были более-менее стабильными. В следующем же году, когда была съедена и финансовая подушка безопасности, когда человек морально принял ухудшение ситуации, стали очевидны снижения оценок.

Всякий раз восстановление происходило достаточно быстро, то есть падение оценок было краткосрочным — за год они как падали, также за год и выправлялись.

— Какие именно показатели и оценки опрошенных наиболее остро демонстрировали ухудшение настроений в обществе?

— В 2021 сильно просели группы, которые могут без труда приобретать вещи длительного пользования — 16%, тогда как опрос 2020 года показывал примерно 30%. По результатам начала 2022 года мы видим, что настроения в этой группе восстанавливаются — 24% сказали, что могут без труда приобретать вещи длительного пользования.

То есть произошла адаптация, перестройка. Возможно, изменилась структура потребления, и люди уже сами для себя обозначили эту стабильность

Также очень чувствительной группой является та, которой денег хватает на продукты, но не на покупку одежды.

Ольга Симакова

Это две пограничные группы, которые условно можно назвать «с доходами выше среднего» и «с доходами ниже среднего». Именно они очень сильно реагируют на изменения, связанные с материальным положением.

Доля респондентов, у которых на продукты денег хватало, а на одежду нет, в 2021 году выросла. Если в 2020 мы отмечали 16%, то в 2021 уже 35%. Фактически по долевому представительству эти две группы поменялись местами.

Конечно же, это сильно бросилось в глаза, при том, что в 2021 году существенно, в разы выросла группа, у которой перестало хватать денег даже на продукты

Но получается, это отголоски всего 2020 года, так как опросы в 2020-2022 годах мы проводили стабильно в начале года — феврале-марте.

Пятерка важных проблем

— То есть если сравнить ваши данные с последними показателями ваших коллег из Nielsen Kazakhstan, они примерно схожи?

— Соглашусь, что сейчас население затянуло пояса, стало более остро реагировать на рост цен, изменения тарифов, это видно по проблемному ряду.

Что касается экономического положения, я посмотрела наши данные с 2008 года, и по ним видно, что такая проблема, как

экономическое положение страны стабильно входит в пятерку проблем, которые граждане считают самыми главными на уровне государства

Например, по результатам 2021 года эта проблема вышла на третье место, но потому что вторую строчку заняли плохое госуправление и коррупция. Эти два индикатора никогда не стояли на второй позиции и вдруг выстрелили сразу на пьедестал. Первое место стабильно занимают рост цен и инфляция. О чем это говорит?

Люди всегда оценивают ситуацию в стране по своему карману — насколько они могут себе позволить ту или иную услугу или товар

Очень интересная история — ответы на наши вопросы «комфортно ли вам жить в Казахстане» и «уверены ли вы в будущем»? Восемь из десяти опрошенных говорят, что им комфортно жить в Казахстане, и каждый второй уверен в будущем. Но когда мы спрашиваем, например, понятно ли, в каком направлении развивается государство, чувствуете ли вы на себе заботу государства, оценки становятся ниже, а затрудняющихся ответить становится больше.

То есть во всем, что касается человека и той зоны, за которую он отвечает сам, он демонстрирует уверенность. А когда речь заходит о государстве, его обязательствах и развитии, возникает затруднение.

Снижение доверия к госинститутам

— Может быть о комфортности жизни в Казахстане люди говорят из чувства патриотизма, но при этом реально предпочитают пробиваться сами, а не надеяться на государство?

— Не знаю, можно ли это напрямую связать с патриотичностью, ведь по 2021 году мы видели снижение оценок доверия госорганам. В 2022 году оно восстанавливается и возвращается практически на показатели 2018-2020 годов.

Но факт, что вторую половину 2020 года и 2021 мы считаем условно аномальными из-за пандемии и карантинных мер, и только сейчас идет возврат к нормальной жизни

На одном из наших мероприятий один из экспертов спросил, что можно считать нормальностью для Казахстана и что можно взять за контрольную точку отсчета, с которой можно сравнивать, хуже стало или лучше?

Сейчас, когда мы говорим о новой постпандемийной и посткризисной реальности, контрольной точкой отсчета мы считаем февраль 2020. Так совпало, что прямо перед карантином мы успели провести опрос, а сейчас видим, что в февральском опросе 2021 года очень сильно просели все оценки.

В обществе были:

  • очень высокая тревожность
  • чувства страха и угрозы для здоровья и жизни
  • снижение доверия к госинститутам
  • неуверенность в своем будущем — заметно снизились оценки их оптимизма

Но в 2022 показатели возвращаются к показателям контрольной точки отсчета.

Хотя опять же, если посмотреть по длинному ряду данных,

у казахстанцев ощущение ухудшения ситуации в Казахстане фиксируется с 2017 года. Ежегодно незначительно, на 3-5 пунктов, но снижалось почти по всем показателям

Получается, нельзя сказать, что в 2020 году ситуация испортилась окончательно. Зато очевиден стресс в обществе.

Оптимизм не бесконечен

— Чем конкретно люди объясняли свое стрессовое состояние?

— Например, судя по состоянию на осень 2020 года, они пытались взбодриться, держались на каких-то подушках безопасности и запасах, то в январе и феврале 2021 года для многих пришло осознание кардинального изменения ситуации. Уже и бизнес понес существенные потери, многие работники либо получали 50% от зарплаты, либо и вовсе были в отпусках без содержания. Накопленная тревожность отразилась в опросе февраля 2021 года.

Весь 2021 года шла адаптация, перестройка, и опрос марта 2022 показал, что люди более-менее совладали с ситуацией и смогли найти для себя какие-то компромиссы. Вот оценки и выравниваются

Не знаю, что будет позже, потому что уже после нашего опроса произошли глобальные события, связанные с ситуацией вокруг Украины и санкционными мерами против Российской Федерации. Скорее всего, осенью мы проведем еще один опрос и посмотрим, как эта история отражается на общественном мнении.

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter