Нур-Султан
Сейчас
1
Завтра
2
USD
426
-0.73
EUR
499
-1.15
RUB
5.85
0.00

Армию спасут не смены министров, а перезагрузка всей системы — Ашимбаев

2402
Данияр Ашимбаев, фото Романа Егорова с сайта time.kz

26 августа 2021 года в воинской части под Таразом начались взрывы боеприпасов и крупный пожар, которые унесли жизни 15 человек. Почти сотня военнослужащих, пожарных и спасателей пострадали. Вблизи с местом ЧП серьезные повреждения получили здания, жителей близлежащих сел эвакуировали.

24 июня 2019 года на складе боеприпасов недалеко от города Арысь Туркестанской области погибли 3 человека — двое военных и один гражданский. Через четыре месяца после трагедии при уничтожении боеприпасов погиб сапер.

Оба этих крупных ЧП пришлись на период руководства министерством обороны Нурлана Ермекбаева. 31 августа он подал в отставку со своего поста. Ему на смену пришел Мурат Бектанов, который в момент обоих ЧП работал первым заместителем министра обороны. Чего ожидать от этой кадровой рокировки, рассказал политолог Данияр Ашимбаев. 

Милитаризация гражданских политиков

— Данияр, по мнению обывателей взрывы боеприпасов происходят, когда нужно спрятать какую-то недостачу. Но гибнут люди, и вряд ли отставка министра утешит семьи, к которым пришло горе. Да и он ли виноват? Как вы считаете, оправдала ли себя практика назначения в силовые структуры гражданских политиков?

— Гражданский или военный? Этот вопрос периодически возникает в таких силовых структурах, как минобороны и МВД. Каждый раз есть две группы аргументов.

Профессиональный силовик больше знает внутреннюю кухню. С другой стороны, ему не хватает кругозора, и он слишком встроен во внутренние дела. Внешний взгляд позволяет во всем этом разобраться. Поэтому в системе минобороны появился пост гражданского вице-министра по экономике и финансам. Внешний менеджер, политический назначенец, не зная внутренней кухни, принимает решения как раз политические, часто оторванные от внутренних потребностей системы.

С другой стороны, и гражданский министр способен на должный контроль. Но при этом квалифицированный силовой контроль тоже нужен. Обе категории совершенно равноправны

Мы видим, что в разных силовых структурах руководителями назначены гражданские политики. С целью политического руководства ведомствами. Но наши «гражданские» силовики всегда рано или поздно примеряют на себя погоны. Примеры тому – и Нурлан Ермекбаев, и Карим Масимов, и Нуртай Абыкаев.

Процесс их милитаризации происходит по факту. И в этом нет ничего критичного. Есть некая сменяемость военных чиновников – да, но до тех пор, пока не будет выработана некая модель. В свое время главным органом пытались сделать генштаб. Однако выяснилось, что военные решения принимать не хотят, а гражданские не могут.

Халатность и коррупция

— Прощание с должностью — это адекватная ответственность за случившееся?

— Что касается ответственности, рассмотрим ситуацию, которая шла параллельно. В соцсетях появилась фотография кучки боеприпасов, которые лежат возле какого-то отеля. Военные тут же заявили, что по их документам это полностью утилизированный металлолом, и ни к кому никаких претензий они не имеют. Но по внутренним же документам, как мне помнится, и в Арыси были системы пожаротушения и сигнализация, все работало без сбоев и нарушений.

Как выяснилось, все, что написано на бумаге, очень сильно отличалось от реальности. Все в стиле казахстанской системы госуправления.

Поэтому взрывы в Байзакском районе – прямое следствие трагедии в Арыси

У нас взрывались склады и раньше. Кого-то наказывали, проводили проверку систем безопасности, ревизию боеприпасов. Но этого контроля хватало на пару лет. Потом сбои в системе брали свое. И

мало кто обсуждает всерьез версию, что взрывами скрывали хищения от продажи боеприпасов в горячие точки, например

Наиболее популярная версия – что на цветные металлы.

В Байзакский район боеприпасы привезли из Арыси, повысив безопасность этого города, но подвергнув опасности новое место их хранения. Такая у нас практика – здесь ЧП было, а здесь не было, давайте туда и перевезем. Система пожаротушения по документам там также была в порядке. Это как с системой автоматического полива в Алматы – на бумаге она работает, а по факту ее нет практически с момента создания.

Здесь я усматриваю две не противоречащих друг другу составляющие – халатность и коррупция. От чего они возникают? Из-за отсутствия контроля

жесткого внутриведомственного и политического контроля со стороны соответствующих структур.

Кроме того,

нужен гражданский контроль. И ему силовики сопротивляются больше всего

Хотя мы прекрасно понимаем, что гражданский контроль – понятие тоже довольно растяжимое. Всегда можно подобрать несколько экспертов или представителей НПО, которые будут взаимодействовать с подконтрольными структурами, исходя из интересов последних. Внутренней мотивации, морали и воспитания, у нас в принципе нет.

Борьба с закономерностями

— Нурлан Ермекбаев подал в отставку спустя пять дней после случившегося. Не слишком ли долгими были его размышления?

— Он до последнего момента рассуждал, что нельзя все спихивать на министра. Его, конечно, понять можно – Ермекбаев в этой системе чужак, проработал всего несколько лет и перетасовал кадры.

Но вжиться в роль министра и глубоко вникнуть во внутренние дела он не захотел или не смог

Минобороны периодически сотрясают скандалы. В мае начальника тыла задержали по подозрению в злоупотреблении властью и хищениях. Под подозрением оказались и другие сотрудники министерства. Время от времени мы видим и техногенные аварии – самолеты падают, склады взрываются, в армии неуставные взаимоотношения и случаи суицида среди военнослужащих.

В принципе, многие эти вещи были в системе обороны и до Ермекбаева. Изжить их полностью невозможно ни одному министру в существующей системе координат

С другой стороны, ситуация с военными кадрами напрягает тем, что склады в Арыси оказались в центре города. И этому факту военные придали статус-кво тем, что это город разросся вокруг складов, а не наоборот. Гражданские власти тоже уповали на гарантии военных о безопасности этого соседства боеприпасов с гражданским населением. И как мы помним, пострадали огромное количество людей.

Выводы не сделаны

— Правительство утвердило список военных баз и складов, вокруг которых должна быть запретная зона. Это 44 объекта, включая и Арысь, и Байзакский район, и объекты, находящиеся в черте Нур-Султана, Усть-Каменогорска, Шымкента, Семея, Караганды и других городов. Кроме Алматы, у которого есть Капшагай. Но юридическая локация подтверждает, что склады находятся именно в черте городов, а не в сельской местности.

И если после Арыси не были сделаны выводы, а боеприпасы просто перевезли на другой склад с теми же проблемами, возникает резонный вопрос – а что с остальными 42 объектами?

После Арыси минобороны обещало проверить все объекты, и спустя два года взрывается второй склад. И снова жертвы.

— Нет ли здесь какой-то проблемы в профессионализме тех кадров, которые работают на местах? Если им не хватает опыта и знаний следить за боеприпасами, может не надо им их доверять? Может быть во избежание жертв лучше стать второй Швейцарией с военным нейтралитетом?

— Нет, конечно. Статус Швейцарии обусловлен тем, что там находятся банки, которые очень нужны всем конфликтным зонам. Это место, где можно спокойно встретиться и обсудить больные вопросы. И это не про Казахстан. У нас, с одной стороны, немало соседей, имеющих территориальные претензии. Достаточно нестабильная дуга на юге – события в Афганистане тому подтверждение. Есть определенные экономические интересы на Каспии.

То есть сегодня вооруженные силы в наших условиях являются просто необходимостью, и от этого никуда не деться

Другое дело, что армия возникла одним из последних институтов государственности – в мае 1992 года. И долгое время шла работа по разграничению и формированию командного состава, формированию системы управления, выработке военной доктрины. Процесс этот не завершен. Наоборот, он зареформирован.

Контроль и мониторинг

— Несмотря на частое реформирование и еще более частую смену министров, как и во всех других сферах, так и не удалось найти какую-то максимально оптимальную середину.

Не так бросается в глаза, но идут частые кадровые ротации высшего командного состава

Не проходит и квартала, чтобы какой-нибудь генерал не был повышен, понижен или уволен, а на его место пришел новый, никому неизвестный человек. И особой информации – почему ушел, кто пришел — практически не видно.

Наши вооруженные силы находятся в том же состоянии, в котором пребывают и все другие институты государства и общества. Проблема в том, что

вооруженные силы – это сфера, в которой коррупция и халатность грозят очень тяжелыми последствиями

И это не только взрывы на складах, но и текущее обслуживание военной техники, с чем постоянно возникают проблемы. Поэтому здесь как нигде нужен жесткий контроль.

Мы видели, что прежнее руководство министерства обороны такой контроль обеспечить не смогло.

Вопрос в том, а сможет ли его обеспечить новое руководство? Надо понимать, что генерал Бектанов имеет в своем багаже выговор за Арысь

А в некоторых публикациях в соцсетях прямо обвинялся в том, что имел отношение к увольнению кого-то из командиров, сигнализировавшего о проблемной ситуации в Байзакском районе. Поэтому то, что министр был отправлен в отставку, это половина дела.

Теперь надо обеспечить этот самый контроль и мониторинг состояния военных баз более авторитетными экспертами, чем проводили до этого. Потому что ситуация становится, прямо говорю, устрашающей.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter