Нур-Султан
Сейчас
4
Завтра
3
USD
424
+0.04
EUR
496
-1.56
RUB
5.84
+0.02

Выстрел себе в ногу: эксперт раскритиковал запрет Казахстана на экспорт кормовых

2136
заставочное фото с сайта agro-semena.com.ua

19 июля 2021 года на заседании Межведомственной комиссии по вопросам внешнеторговой политики и участия в международных экономических организациях принято решение на 6 месяцев с 15 августа ограничить вывоз из страны ключевых зерновых культур и полностью запретить вывоз кормов для животных.

«Одобрить введение количественного ограничения вывоза с территории РК (в том числе в страны ЕАЭС) мягкой пшеницы (5 класса), ячменя, а также шрота и жмыха сроком на 6 месяцев с 15 августа 2021 года.

Минсельхозу совместно с НПП «Атамекен» в срок до 26 июля 2021 года. рассчитать размеры и определить порядок распределения количественных ограничений», — говорится в протоколе заседания.

Реакция игроков рынка на эту новость не заставила себя ждать. В регионах тут же взлетели цены на корма. А по стране поползли слухи о прогнозируемом падеже не менее 3 млн голов КРС. Причина — дефицит кормов.

Будут излишки — продавайте

В июле исполнительный директор Ассоциации фермеров Казахстана Акпар Мауленов заявил, что ограничения на экспорт кормов Казахстану нужны, чтобы своему животноводству было чем прокормиться.

«Если даже не полный запрет, то хотя бы квотирование – определенный объем экспортировать и необходимый объем оставить в стране.

Нам для внутреннего рынка необходимо 25-30 млн тонн сена. Когда у себя есть излишки, тогда и можно экспортировать

В основном экспортируют в Китай, но не простое сено, а гранулированное. В этом году в Кыргызстане и Узбекистане тоже засуха, тем более там почвенные условия не такие, как у нас, у нас сенокосов и пастбищ намного больше. Поэтому в этом году у них тоже будут востребованы корма. Тем более, что Узбекистан увеличивает поголовье скота. Поэтому если не закрывать границу, весь корм может уйти в эти регионы», – считает Акпар Мауленов.

Что минсельхоз и сделал. Параллельно в проблемных регионах по распоряжению властей усиленными темпами идут заготовки кормов. По последним данным, в Жамбылской области заготовлено уже 94% годового объема грубых кормов, в Туркестанской – 84%, в Алматинской – 74%. Из резерва правительства этим областям выделены 3,6 млрд тенге для удешевления кормов. Кызылординской области – 1,7 млрд тенге, Мангистауской – 1,9 млрд. Всего по республике заготовлено 16,1 млн тонн грубых кормов, что составляет 68% от запланированного годового объема.

Фермерские депрессии

Пока фермеры на полях разбираются, что делать со своими контрактными обязательствами, эксперты в области сельского хозяйства в очередной раз констатируют, что от безысходности государство снова прибегает к деструктивным мерам.

Аграрный консультант Кирилл Павлов, анализируя рост цен на продовольствие, не первый год говорит о том, что система субсидирования в Казахстане непрозрачная, с массой коррупционных схем. Из-за этого реальный сектор субсидии в руки не получает. Он предлагает субсидировать удешевление продуктов непосредственно  конечному потребителю.

Кирилл Павлов

«Дать потребителю право выбора, на что потратить, нежели субсидировать продвижение затрат на экспорт отечественной океанической рыбы, или компенсировать падеж скота в пустыне и всей страной потом кудахтать вокруг верблюдов, которые уже не первое десятилетие жуют картон в Мангистау», — констатировал эксперт на своей странице в Facebook.

Он также прокомментировал введение с 15 августа ограничений на экспорт кормов.

— Да, выделены деньги на удешевление кормов для фермеров. Но если основательно заглянуть в регионы, там стоимость сена не перестает расти, — говорит Павлов. — Продавцы сена, конечно же, очень довольны, в отличие от покупателей. Вся эта ситуация потом скажется на стоимости мяса. В итоге минсельхоз «забанил» экспорт кормовых. А это не только сено, но и фуражное зерно, и ячмень, и бобовые.

Приехали мы к тому, что уже сейчас у фермеров, которые занимались экспортом кормов, настроения депрессивные

Те, кто настраивался на экспорт люцерны в Китай, вообще за голову схватились. Им светят штрафы за срывы контрактов. Захотят эти люди заниматься подобным бизнесом в будущем? Сомневаюсь.

Подрыв инвестрепутации

Генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактибаев решение минсельхоза о запрете экспорта кормов назвал выстрелом себе в ногу.

Максут Бактибаев, фото с сайта weproject.media

— Это очень острая и болезненная тема, которая напрямую касается инвестиционного климата нашей страны, — говорит эксперт. — Если мы подразумеваем, что Казахстан — аграрная держава или имеет потенциал стать ею, ему нужна четкая политика по защите инвесторов. Любой фермер, большой он или маленький, он инвестор.

Он вкладывает деньги в свой бизнес и рассчитывает на определенную стабильность. Предсказуемая политика государства очень важна

Есть аграрии, у которых подписаны договоры с Китаем на экспорт люцерны по 300-400 долларов за тонну. Экспортная выручка от таких сделок очень хорошая. И тут нашим экспортерам завинчивают гайки.

— Сколько хозяйств пострадают от этого запрета?

— Непринципиально, сколько их. Даже если один — ситуация вообще не характеризует казахстанскую инвестиционную политику с лучшей стороны. Хотя, насколько я знаю,

на экспорт люцерны аккредитовано свыше 30 фермерских хозяйств. Для них это потрясение. У них контракты, вложены деньги, и не исключено, что взятые в кредит

Последствия кошмарны — штрафы за неисполнение договоров — партнеров-то подвели, получается. Затем невозможность оплачивать кредиты. Что им отвечать своим партнерам вместо поставок товара? Что правительство Казахстана так решило? Так не пойдет.

— А государственные ограничения не являются форс-мажором?

— Нет, конечно. Форс-мажоры всегда стандартные — стихийные бедствия, ЧС, война и так далее.

«Самим больше достанется» не работает

— Помимо люцерны наверняка есть контракты и на другие корма?

— Разумеется. Тот же ячмень. Запретить экспорт ячменя — выстрел себе в ногу. Сейчас цена на него 95 тысяч тенге за тонну. При этом у него урожайность выше, чем у пшеницы. Ячмень — очень выгодная к выращиванию культура. Но на волне нового запрета фермеры говорят, что не будут его сеять. Тогда без ячменя останется уже Казахстан. Станем импортозависимы.

— Минсельхоз эти меры вводит, потому что в Казахстане кормов не хватает. Это же логично — зачем экспортировать то, что нужно самим? 

— Хватает у нас кормов. Просто они дорогие и неподъемны для животноводов. На этом фоне прогнозируют рост стоимости мяса. Но мы живем в рыночной экономике, и на место дорогого казахстанского мяса придет более дешевая белорусская или бразильская говядина. Наш рынок для них — мизер. Они проглотят его очень быстро, как только цена на мясо станет неадекватно расти. Покупатель разницы по цене не почувствует однозначно, а местные  животноводы обанкротятся.

Вообще, в этом вопросе палка о двух концах. Нужно найти элегантное решение, которое устроит всех. Нельзя принимать решения в пользу одних и вопреки интересам других

Это и есть комплексный подход. В нашем случае минсельхоз должен заботиться и о растениеводах, и о животноводах.

Запрещая или квотируя что-то, мы наносим ущерб. Я больше животновод, и казалось бы, должен только радоваться запрету на экспорт кормов — самим больше достанется. Но я понимаю, что в перспективе это ударит и по мне.

Поэтому в случае с кормами нужно суметь «возвысить степь, не унижая горы». Квоты — механизм более-менее мягкий. Но он работает при точном подсчете наших потребностей. Когда экспортируются излишки. Но при квотах цена на внутреннем рынке не падает. То есть проблему с доступностью кормов для казахстанского животноводства квотирование не решит.

Падчерице — последняя роль

— Почему бы тогда не разрешить исполнить контракты нашим экспортерам, которые уже попадают из-за ограничений?

— Это форточка, которая позволит подписывать контракты задним числом. Государство на это не пойдет. Зато оно может предложить фермерам выкупить у них корма для внутренних нужд. Если нас беспокоит физическая доступность для внутреннего потребления, то должен использоваться механизм форвардного закупа.

С растущей ценой ничего не поделаешь — надо поддерживать тех, кто увеличивает себестоимость. То есть животноводов

Уже есть некоторая реакция со стороны импортеров наших кормов. Они удивлены отсутствию четких правил игры. Конечно, все сейчас будут наблюдать за происходящим, но риск потери рынка экспорта нарастает.
Любые действия государства, связанные с неблагоприятным развитием ситуации в стране, должны регулироваться законами, а не ведомственными решениями. Причем с публичным обсуждением.

Когда есть четкие правила игры, все будут жить и работать по предсказуемому сценарию

В Австралии была жесточайшая засуха за последние пять лет. Фермеры продавали скот за бесценок, стоимость мяса упала. А когда пошли дожди и дела наладились, рынок выровнял цены. Что сделало государство? Оно освободило фермеров до стабилизации ситуации от оплаты по кредитам, оказывало поддержку, лишь бы бизнес не разорился. Примерно такой же должна быть политика и нашего государства.

— Вы заметили, что минсельхоз превратился в чемпиона по принятию непопулярных решений?

— Ответственность не только на минсельхозе. Правительство в целом не заточено на сельское хозяйство. Для него это падчерица, на которую обращают внимание по остаточному принципу. А минсельхозу просто приходится принимать непопулярные решения, лишь бы шум не раздражал правительство.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter