Нур-Султан
Сейчас
4
Завтра
3
USD
426
-0.73
EUR
499
-1.15
RUB
5.85
0.00

Почему для казахов мальчики лучше девочек — вся правда о национальных традициях

3320
Картина «Аура нежности»/ художник Камиль Муллашев

Продолжение, начало читайте здесь

Как только появлялся ребенок и его крик оглашал окрестности, мгновенно все стихало. Наступала тишина, и вместо форменного бардака воцарялась гармония.

Такую концовку наши предки, недолго думая, слямзили опять же у природы. Там ведь происходит примерно то же самое: после грома с молниями, после туч с дикими порывами ветра наступает тишина. Идиллия. Так что все было срежиссировано согласно законам мироздания и Вселенной.

Конечно, всякой женщине желали легкие роды. Говорили: «Ақ ақтан жарылқасын жеңіл болсын пәле құлақ» (переводится примерно так: «Пусть все сложится легко, пусть злые силы не заденут никого, а дорожка выстелется по-белому»). И желали побольше сыновей. Считалось, что мальчики лучше, чем девочки.

Джигиты уже не те…

Возможно, так и оно и было. Когда-то. В те благословенные времена количество степных рыцарей на душу населения превышало все допустимые нормы. Однако события последних лет показывают, что в природе произошел сбой. Баланс нарушился.

Я бы даже взял на себя ответственность утверждать, что

нынешние мальчики сильно уступают в качестве своим предшественникам

и количество казахских рыцарей свелось к ничтожному минимуму. В чем кроется секрет такой нелепой метаморфозы, никто доподлинно не знает, а ученые даже боятся соваться в историю вопроса. Что еще тут можно добавить?

«Неправильная» келін

Если женщина рожала все время девочек, то есть рожала «неправильно», то муж имел право жениться на другой – которая будет рожать «правильно». А чтобы она рожала «правильно», многоопытные мамаши водили кругами над головой непутевой роженицы последом девочки и проводили с ней воспитательные беседы.

Если же она упорствовала и продолжала настаивать на своем, то есть рожала девочек, тогда муж имел право жениться на той, что поумнее и попокладистее. Если же и это не помогало и новая жена начинала кочевряжиться и принципиально рожала девочек, тогда муж смирялся и становился философом.

Как казахские невесты становились женами — вся правда о национальных традициях

В любом случае, как только женщина разрешалась от бремени, у нее тут же менялся статус, и она из незадачливой келін превращалась в полноправную әйел. Тут же менялся и ее внешний облик. В первую очередь это касалось одежды.

В торжественной обстановке на голову ей надевали кимешек – платок. И теперь ей уже следовало избегать красных тонов – это цвет юности. Допускались преимущественно синие и зеленые тона. Таким образом, молодуха становилась уважаемым человеком и полноправным членом новой семьи.

Но это не означало, что теперь ей разрешалось наконец кидаться камнями в собак или же прилюдно отчитывать мужа. Нет. Кидаться она могла тайком, а вот отчитывать мужа – лишь наедине. Да и то – шепотом.

Немного мифологии

Таинство рождения человека всегда было окружено у кочевников мистическими представлениями. Все, что невозможно было объяснить доступными словами, и все, что находилось за пределами человеческого понимания, считалось промыслом потусторонних сил.

Естественно, силы эти делились на хороших и плохих. На тех, кто благоволит человеку, и тех, кто все портит. Другими словами, на тех, кто любит казахов, и на тех, кто им хочет испортить жизнь.

Самым главным – после Тенгри – божеством у тюкских народов была богиня Умай. У нас ее называли Умай-ене (Мать Умай). Киргизы называют Умай-эене. Телеуты – Май-энези. Шорцы – Май-иче. Хакасы – Ымай и т. д.

Богиня Умай в первую очередь согласно своим служебным обязанностям являлась покровительницей всех младенцев. Она защищала их примерно до шести лет. Пока ребенок не научится твердо стоять на ногах.

Для настоящего казаха неделя начинается со вторника — вся правда о национальных традициях

Естественно, богиня Умай являлась покровительницей всех рожениц. Само ее имя Умай означало «чрево матери». А если прямо и бесхитростно – «матка». Когда начинались роды, Умай садилась у входа в юрту, с левой стороны, которая считалась женской, и следила за тем, что вокруг происходит.

К ней могли обратиться в любой момент, если что-то пошло не так. Просили вмешаться и помочь. И как правило, богиня Умай вмешивалась и помогала. Опытные женщины тоже не сидели сложа руки. «На Умай надейся, а сам не плошай», – полагали они.

Поэтому при первых же намеках на схватки начиналась всеобщая суета: расплетали косы роженице, снимали с нее все украшения и развязывали пояса на ее одежде. Заодно все, что было в доме, тоже «распускалось и освобождалось»: снимали крышки с казанов, открывали сундуки, развязывали арканы и «оголяли» всю посуду.

Считалось, что настал тот самый момент, когда все должно работать в унисон. В доме не должно быть никаких узлов, затяжек, петель. Вокруг роженицы раскладывали ножи, кинжалы, сабли, дубинки, пистолеты, автоматы, кастеты, нунчаки, динамит… словом, все, что могло подействовать на злых духов и заставить их одуматься. И чтоб у них не возникло даже мысли соваться в этот домик.

Из таких женщин гвозди бы делать

Между прочим, ученые утверждают, что процесс родов у казахских женщин протекал намного легче, чем у европейских. Этому есть свое объяснение. Просто физиологически тазовые кости наших женщин были несколько шире. Что неудивительно.

Тому способствовало постоянное передвижение верхом. И пахали наши больше, бедняжки. Причем выполняли самую сложную работу, тяжелую. Попробуй с утра до ночи повозиться со скотом. Да и кочевой образ жизни сам по себе не предполагает легкой жизни. Кто проходил военные сборы в полевых условиях, тот понимает, о чем я говорю. А кто служил в ПВО, тем более.

Брачная ночь по-казахски – вся правда о национальных традициях

При этом беременные женщины трудились со всеми наравне. Лишь за сорок дней до предполагаемых родов делались небольшие послабления. А так – никаких поблажек.

В связи с этим мне не очень кстати приходят на память замечательные строчки из воспоминаний моего незабвенного Мастера ВалерСеменыча Фрида, где он приводит несколько фраз из выступления коменданта лагеря, ссученного вора по кличке Шурик-Беспредельный, перед строем политзаключенных в далеком шахтерском городке Инте:

– Роги в землю, господа олени, – говорил комендант. – Идите и пашите до кровавых соплей, потому что на лбу у вас написано «вкалывать», а на жопе – «без выходных».

Может быть не совсем интеллигентно, но зато красочно, емко и живописно. На деле так оно примерно и выглядело. Единственная разница лишь в том, что в степи никто никого не подгонял. И срока у всех были бессрочные. И все пахали добровольно и были по-своему счастливы.

Степная гимнастика для рожениц

Рожали, как я уже говорил, стоя. Наверное, наши предки раньше Ньютона прознали о законах всемирного тяготения. Не исключено, что они и подсказали самому Ньютону, в чем тут дело вообще.

Если роды затягивались, считалось, что виновата сама роженица. Она якобы не хочет расставаться со своим ребенком, не хочет, чтобы он покинул ее лоно и появился на свет. Тогда ее брали под руки и водили по кругу. Уговаривали отпустить.

Как казахи на самом деле сватались. Часть 1 — вся правда о национальных традициях

Если и это не помогало, ее сажали на лошадь и предлагали проскакать легким аллюром по окрестностям и вернуться обратно через пару часов. После такой нетривиальной процедуры ее снимали, заводили в юрту, заново подвешивали к веревкам, и кіндік щеще начинала круговыми движениями давить на живот и крестец. При этом она приговаривала: «Это не моя рука. Это рука Матери – Умай!»

То есть она снимала с себя всякую ответственность и перекладывала ее на богиню. Так оно, конечно, надежнее и удобнее. Все это делалось в сопровождении музыкальных напевов и плясок шамана (баксы), который также непосредственно во всем этом участвовал, отгоняя злых духов. Заодно он обращался к духам предков с просьбой помочь младенцу выбраться на белый свет.

Надо думать, что после таких серьезных мер роженица просто обязана была родить. Мне вообще кажется, что любой бы на ее месте родил. Причем кого угодно, лишь бы отвязались.

Степной карантин

Но героические казахские женщины рожали исключительно качественных детей. И здесь, если опираться на логику, можно сделать вывод, что всякий, кто появлялся на свет именно таким образом, появлялся уже с хорошо развитыми бойцовскими качествами.

К тому же надо учесть, что ребенка тут же отнимали у матери и давали ему (ей) грудь другой женщины. Считалось, что роженица – «грязная». «Нечистая». И ей поэтому нельзя кормить собственного ребенка. До трех дней. Поэтому все это время ребенка кормили те, у кого имелось молоко.

А роженице вообще запрещалось покидать дом или готовить пищу. Лишь на третий день ей давали возможность умыться и привести себя в порядок. Женщины устраивали в юрте небольшой спа-салон: готовили пенную ванну с можжевельником (арша), заказывали массаж на все тело, скраб, лифтинг, пилинг-стоп, мастхэв, фитобочку, омолаживающие маски, маникюр-педикюр и в самом конце давали бульон из свежей баранины.

Послед, кстати говоря, не выбрасывали. Его должна была спрятать и затем «похоронить» кіндік щеще в каком-нибудь недоступном месте. За юртой, например. Но перед тем как «похоронить», она отрезала несколько кусочков от последа и смешивала его с праздничным куырдаком. Это делалось для того, чтобы роженица не останавливалась на достигнутом и устроила в дальнейшем маленькую такую демографическую революцию в отдельно взятом ауле.

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter