Нур-Султан
Сейчас
20
Завтра
21
USD
425
0.00
EUR
500
0.00
RUB
5.77
0.00

Украина, как и Казахстан, стоит на Великом Шелковом пути — Калетаев

1447
Д. Калетаев. Фото: Sputnik

Как Казахстану удалось все это, какое влияние на страну оказывает Китай и какие ниши в отношениях между странами открываются для Украины LegalHub рассказал чрезвычайный и полномочный посол этой страны в Украине, доктор политических наук Дархан Калетаев.

Как Вы оцениваете нынешний уровень сотрудничества Украины и Казахстана?

— Происходит такой несимметричный процесс. С одной стороны, в силу ряда причин количественные показатели взаимного товарооборота снизились. За прошедшие пять лет с $4,5 млрд до примерно около $800 млн.

По итогам 2020 года взаимный объем двусторонней торговли снизился на 32,4%. При этом экспорт из Казахстана в Украину сократился на 43,6% и составил 426,1 млн. долл. Импорт в Казахстан из Украины снизился на 9,9% и составил $341,9 млн. В основном снижение происходило на фоне негативного воздействия эпидемиологической обстановки и общего замедления экономик двух стран в силу наложения ограничительных мер, снижения мобильности.

С другой стороны, интерес к Казахстану со стороны Украины наоборот возрос. Активно развивается Транскаспийский маршрут торговли. 18 июня этого года после некоторого перерыва состоялось заседание Межгосударственной казахстанско-украинской комиссии по экономическому сотрудничеству. Состоялся визит в Киев министра торговли и интеграции Республики Казахстан Бахыта Султанова, являющегося сопредседателем Межправкомиссии с казахстанской стороны. Он встретился с первым вице-премьер-министром, министром экономики Украины Алексеем Любченко сопредседателем с украинской стороны. Также была встреча на уровне премьер-министра Украины Дениса Шмыгаля.

Достигнут ряд договоренностей. Принят соответствующий протокол заседания комиссии. Все взято под контроль. Думаю, что это событие придаст существенный импульс двусторонним торгово-экономическим связям. Происходит такой своеобразный «эффект сжатия пружины». Это терминология физики, когда накапливается потенциальная энергия в результате сжатия эластичного материала. После достижения предела текучести, то есть сдавливания определенного объекта, он отдает накопленную кинетическую энергию с большим ускорением, чем это было при сжатии.

В наших отношениях с Украиной, думаю, происходит то же самое. Я уверен, что в постпандемический период мы увидим экспоненциальный рост торгового оборота между Казахстаном и Украиной. На это будет влиять комплекс наших отношений. Не только экономических или инвестиционных. Ведь мы поднимаем весь пласт наших взаимоотношений.

Какие сферы экономического сотрудничества можно развивать для увеличения объема товарооборота между странами?

— В рамках упомянутой Межправительственной комиссии казахстанская сторона заявила, что готова нарастить свой экспорт в Украину на $350 млн по 70 товарным позициям. На этой основе можно ожидать роста товарооборота на 45%. Но это только с нашей стороны.

Комитет транспорта Министерства индустрии и инфраструктурного развития РК сообщил, что только по итогам 4 квартала 2020 года со стороны украинских перевозчиков отмечено порядка 75 нарушений. По ним ожидается адекватная оценка с украинской стороны. В основном проблемы связаны с неправильным оформлением транзитных документов, не соблюдением правил и норм обеспечения прав водителей.

Есть и проблемы недобросовестного транзита (использование спецсредств для искажения данных, передаваемого с автотранспортных средств в тахограф). Казахстан имеет возможность увеличить поставки продукции нефтехимической, металлургической, пищевой, химической, машиностроительной, строительной отраслей. Восточное направление одно из потенциально значимых для Украины.

Мы понимаем, что Украина имеет соглашение об Ассоциации с Европейским Союзом и стремится к тому, чтобы интегрироваться в состав ЕС. Однако Украина, как и Казахстан стоят на большом магистральном маршруте Великого Шелкового пути. По нему торговля и инвестиции могут двигаться от Тихого океана до Атлантики. Насколько мне известно, вы подсчитали в рамках Национальной экономической стратегии 2030 недооцененный потенциал товарооборота с Китаем, который составляет почти $20 млрд. Потенциальные инвестиции почти $40 млрд.

Казахстан может выступить таким инвестиционно-финансовым, транспортно-логистическим хабом, который бы продвигал торговые потоки из Юго-Восточной Азии в Восточную Европу. Для этого Казахстан предложил активнее использовать возможности Международного центра приграничного сотрудничества «Хоргос». Это на границе с Китаем. Ключевой канал входа и выхода товаров, двигающихся в рамках казахстанско-китайской торговли. Украинская сторона уже имеет предложения по открытию своих представительств на Международном финансовом центре «Астана» и в технопарке «Astana Hub». Это такой крупный контекст. Однако, чтобы развивать отношения, необходимы комплексные подходы.

То есть, сейчас Украина поступательно выходит из отдельных соглашений СНГ. Мы понимаем все причины и контексты. Но тогда нужно договариваться на двустороннем уровне. Необходимо устранять технические барьеры в торговле. Украинская сторона проявила интерес к сотрудничеству в области стандартизации, метрологии. Это очень важно, чтобы у стран были корреспондирующие стандарты. Еще один такой важный момент это устранение барьеров для ведения бизнеса, то есть в проведении регуляторной политики. Казахстан имеет успешный опыт имплементации и реализации Рейтинга успешности ведения бизнеса «Doing Business».

Казахстан имеет 25 ранк в рейтинге «Doing Business» по итогам 2020 года. По старту бизнеса мы на 22 месте. Для организации бизнеса в Казахстане необходимо 5 дней. В странах ОЭСР этот показатель достигает 9 дней. Значительный потенциал для сотрудничества имеется в области фармацевтики. В рамках того же производства и поставок казахстанской вакцины. В области цифровизации сейчас Украина и Казахстан идут плотно рядом. Казахстанские специалисты проходят обучение в отдельных украинских ВУЗах в области информатизации. Украинская сторона проявляет интерес к казахстанским технологиям, которые внедрили по контролю транспортных потоков в городах. Следует отметить, что Казахстан одна из ведущих стран, которые внедряют смарт-технологии управления транспортными потоками.

Здесь мы многое перенимали из опыта стран Юго-Восточной Азии, в том числе Сингапура. Речь идет о системе фотовидеофиксации «Сергек». Он позволяет автоматизировать систему обнаружения, фиксации и установления штрафов за нарушение правил дорожного движения. Есть еще предложения, в частности, по ведению электронного документооборота. По цифровым технологиям в области управления поставок медицинского оборудования и изделий. Уже с 1 июля Казахстан переходит на систему электронного нотариата. Фактически это внедрение системы блокчейн, когда можно подписывать контракт и заверять сделки удаленно без физического посещения нотариусов.

Отдельное направление – это сотрудничество в сельскохозяйственной сфере. Есть ряд конкретных предложений от аграрных компаний Украины. В частности, от Завода «Фадеев-Агро». Это внедрение оптимальных технологий обработки и обеспечения сохранности зерновых культур на пути от комбайна до сеялки. Далее это строительство комбикормовых установок от Харьковского механического завода.

Другой компонент это Хмельниксельмаш. Занимается изготовлением почвообрабатывающей техники. Смелянский машзавод, предназначенный для изготовления оборудования для хлебопекарен. Полтавский машиностроительный завод. Один из ведущих производителей оборудования для мясопереработки. Комитет ветеринарного контроля и надзора Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан пригласил украинских коллег из Государственной службы по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей посетить Казахстан. Цель проведение инспекции казахстанских предприятий по производству молочной и рыбной продукции, а также меда и продукции пчеловодства.

Украина стремится к тому, чтобы выполнить такую роль как продовольственный хаб. У Вашей страны есть все возможности для этого. Мы большой единый ареал. Казахстан производитель качественной, натуральной, экологически чистой сельскохозяйственной продукции. У нас высокое качество мяса, в особенности говядины. Это знаменитая казахская белоголовая порода. Это баранина, конина. Все это мы готовы поставлять на украинский и далее восточно-европейский рынок. Вплоть до Венгрии, где к нам питают особые родственные чувства.

В Казахстане очень качественные сорта пшеницы с высокой клейковиной, что создает большой спрос на рынках Ближнего Востока и Азии. Попросту это важно при производстве знаменитых восточных лепешек. Так называемый тандыр-нан. То есть, Казахстан это такой мясной и пшеничный центр в срединной Евразии. Спрос на продовольствие сегодня растет. По сообщениям, сейчас мясо дорожает. Растут масштабы голода в Африке и в Азии.

Думаю, что все это предмет для нашего диалога и расширения экономического сотрудничества. Существуют предложения от украинских мебельщиков. Потом есть идея по перезагрузке межрегионального сотрудничества. Так называемого института «городов-побратимов».

Буквально 5 июля т.г. в Днепре состоялось подписание Меморандума о сотрудничестве между Карагандинским областным маслихатом и Днепропетровским областным советом. Стороны договорились об установлении побратимских связей между городами Караганды и Днепр. Далее делегация посетила город Каменское, бывший Днепродзержинск. То есть, мы сейчас осуществляем перезагрузку всего этого большого массива побратимства областей и городов Казахстана и Украины. Ведь это не просто для красивого словца, для галочки. Это реальный результат, выстроенные отношения. Такой многослойный пирог наших отношений.

В Костанайской области существует большой Федоровский район, в котором проживает большинство украинцев. Причем на границе с Россией. Конфликтов и напряженности там не отмечалось. Интересная модель пограничного сожительства. Мы можем бесконечно черпать потенциал совместных проектов из нашей истории. Для этого сейчас запускается системный историко-архивный проект совместно с Украиной.

Мы планируем организовать серию визитов историков, архивистов, поисковиков из Казахстана. До сих пор не открытыми являются многие судьбы казахов и казахстанцев, нашедших здесь последнее пристанище во время Второй мировой войны, во время депортаций в 20-30-х годах. Благодаря нашим украинским партнерам, Укргосархиву мы обнаружили, что в Херсонской области были спецпереселенцы из Казахстана. Потом это знаменитая 106 Акмолинская кавалерийская дивизия, которая полегла почти в полном составе в Боровенковском котле. Мы все это сейчас начинаем системно обследовать и в этом находим новый источник для сотрудничества с украинскими партнерами, для нашей коммуникации. Наконец, для того, чтобы мы могли строить свое совместное будущее!

Как Казахстану удается оставаться островком стабильности в СНГ, несмотря на проблемы, которые имеют место в других странах (Россия, Беларусь)?

— Вы видите, как международное сообщество продолжает претерпевать испытания от пандемии коронавируса Covid-19. Пандемия показала, насколько взаимосвязанным стал мир. Если что-то происходит на одном участке земного шара, то это может впоследствии отразиться и на другом. Сейчас мы видим, насколько хрупким может быть мир и стабильность. Даже в цитадели демократии – Конгрессе США могут быть беспорядки, которые мы ранее не наблюдали. 2020-2021 годы показывают, что с одной стороны мир стал больше осознавать свои системные проблемы. В особенности это касается климатической повестки.

Сейчас пересматривается видение того, как будет развиваться мировая экономика и торговля в ближайшие 10-40 лет. Доминанта городов, транспорта будет потеснена. В настоящее время продвинутые страны озабочены тем, чтобы перейти к таким моделям развития, которые бы позволяли меньше потреблять энергии и соответственно выбрасывать углекислый газ. Меньше должно стать потребления углеродов. То есть, если мы посмотрим причины конфликтов сегодня, то они в основном связаны с тем, как поставлять энергоресурсы потребителям. Казахстан обладает всеми необходимыми ресурсами и самодостаточен.

Наша страна всегда вела ответственную внешнюю политику и позиционировала себя как надежный партнер в международных отношениях. Казахстан имеет блок оперативного реагирования на текущие вызовы, связанные с распространением коронавируса. Всего на борьбу с коронавирусом в 2020 году, включая меры поддержки экономики, было направлено около $14 млрд или 9% от ВВП. Государственные интервенции продолжаются и в текущем году, включая $600 млн против пандемии и $830 млн на обеспечение занятости населения. Посредством инструментов налоговой политики было ослаблено давление кризиса на малый и средний бизнес.

Также был сделан акцент на улучшение инвестиционного климата, в особенности в приоритетных секторах экономики – это высокотехнологическое производство, инновации, зеленая экономика, цифровизация. Однако страна проводит и стратегическую повестку, преследуя цели и задачи построения демократического общества.

Реализация модернизационной повестки продолжалась в рамках концепции президента К.Токаева «Слышащее государство» и повышения эффективности системы госуправления. Был реализован ряд крупных шагов в политической системе, в том числе: снижено вдвое количество подписей, требуемых для регистрации новой политической партии (с 40 до 20 000); с 7 до 5% снижен избирательный порог для партий на выборах, чтобы участвовать в распределении мандатов по итогам голосования; законодательное закрепление статуса парламентской оппозиции (минимальная гарантия назначения одного главы парламентского комитета); определение минимальной квоты представительства молодежи и женщин в представительных органах не менее 30%.

Прошедшие выборы в Мажилис и маслихаты в январе т.г. позволили обновить состав представительных органов на 70%; введен уведомительный характер при назначении митингов. Увеличено количество мест, где подобные акции могут проводиться; декриминализированы нормы о клевете, гуманизирована статья о разжигании этнической, социальной вражды; в стране приступили к проведению выборов сельских акимов. Первые выборы на 730 должностей пройдут уже 25 июля.

В настоящее время ведется работа по совершенствованию законодательства об Уполномоченном по правам человека. Казахстан присоединился ко Второму Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах. Тем самым отказался от смертной казни. То есть, Казахстан не ведет дискуссий по поводу того, какой модели придерживаться. Мы двигаемся по универсальным демократическим ценностям, по ценностям прав и свобод человека. Однако мы понимаем и угрозы, которые связаны с нынешним пандемическим и постпандемическим миром. Меняется энергетическая конфигурация.

Все чаще говорят о проблемах цифрового авторитаризма, конце эпохи приватности в целом. Если государства смогли оперативно обуздать пандемию и контролировать людские потоки, трансакции, то, может, тогда следует говорить в категориях насколько состоятельна тогда демократия в принципе. Если достигнут такой беспрецедентный контроль за движениями и трансакциями человека. Вопрос только в знаке и добросовестности элит. Будущее видится в усиление институтов международного сообщества.

Вы все можете видеть, какая роль сегодня отводится дипломатии. Дипломаты оказываются на передовой. От эффективности их работы зависит не просто знак отношения между странами, но и эффективность торгово-инвестиционных отношений, восприятие нации в мире. Это комплекс вопросов. То, что Казахстан остается островком стабильности это конечно в первую очередь вопрос того, что необходимо своевременно решать и снимать проблемы в двусторонних отношениях. Например, тот же пограничный вопрос.

Но также необходимо постоянно трудиться над тем, чтобы не отставать и интегрироваться в современную систему коммуникаций. Это и цифровая, и климатическая повестки, и торговля, и образование. Весь комплекс вопросов. Наконец, Казахстан сам предлагает конкретные инструменты разрешения конфликтов и оказания международной помощи. Казахстан выделил помощь в размере порядка $3,5 млн на строительство саркофага на Чернобыльской АЭС. Стал инициатором создания Казахстанской организации международной помощи KazAID. На площадке Казахстана проходили переговоры по урегулированию и вопросов ядерной программы Ирана и межсирийские переговоры.

Аналогично, Казахстан привержен тому, чтобы если это надо переговоры по мирному урегулированию ситуации на Юго-Востоке Украины также могли пройти у нас. Это предложение озвучивалось неоднократно нашей стороной. Недавно его вновь повторил первый президент-Елбасы.

Есть ли возможность у Украины получать нефть из Казахстана? Как можно наладить эти поставки так, чтобы Россия не препятствовала им?

— Есть такое понятие как pipelines экономика (экономика трубы). При ней все ориентируются на трубу, откуда будет источник поставки энергоносителей. Не случайно, сегодня такая серьезная конкуренция по поводу того, как проляжет газовая труба. Казахстан, безусловно, готов к поставкам углеродных ресурсов. Учитывая, что страна входит в десятку экспортеров нефти. Инфраструктура поставок нефти в предыдущие годы сформирована. Украинская сторона на прошедшем заседании МПК поднимала вопрос о поставках и транзите легких сортов нефти по нефтепроводам «Одесса Броды» и «Дружба».

Украина готова поставлять в Казахстан оборудование украинского производства для нефтегазовой промышленности. Украинская сторона проинформировала о готовности поставок гидротурбинного оборудования, газотурбинных станций и т.д. Вопрос сейчас в стадии проработки. Однако, Украина сейчас, мы так понимаем, готовиться к 26-ой Министерской конференции участников Парижского соглашения, которая должна состояться в ноябре т.г. в Глазго (Великобритания). В ближайшие 10 лет Украина планирует сократить выбросы углекислого газа на 65%. Этот вопрос мы обсуждали на Первом климатическом диалоге «Казахстан-Украина», который прошел в мае т.г. по инициативе Посольства Казахстана.

Нас поддержали украинские партнеры и международные организации. Ситуация такова, насколько длительно Украина будет полагаться на нефтяные фьючерсы. Наша страна и Украина обязались к 2060 году выйти на нулевые выбросы. В этом году будут представлены доклады о национально определяемом вкладе в снижение выбросов. Поэтому на прошедшем заседании МПК обсуждался еще потенциал производства и транспортировки водорода.

Насколько соответствует действительности информация об усиливающемся китайском влиянии в Казахстане? Как Вы к этому относитесь?

— Казахстан рассматривает геополитическое соседство как данность. Нам не дано выбирать своих соседей. Мы выстраиваем отношения, исходя из тех геополитических реалий, которые имеются. Мы в целом всегда доводим до сведения международного сообщества то, в какой географии мы живем. У нас два крупных соседа – Россия и Китай. На юге большой регион Центральной Азии. С выходом американских войск из Афганистана меняется конфигурация и расклад сил в этой стране. Сейчас все склоняется к тому, что эскалации и реализации агрессивных сценариев удастся избежать. Движение Талибан общается и проводит переговоры с руководством России.

Мы, конечно, знакомы с теориями цивилизационных конфликтов Самюэля Хантингтона, концепцией южного Шелкового пути или Большой Центральной Азии от Фредерика Старра и вплоть до концепции Хартленда профессора Хэллфорда Джона Маккиндера. Если мы прорубим окно через Афганистан на Индию и образуется этот искомый Южный Шелковый путь, то это замечательно. Однако мы реалисты и прагматики. Казахстан добился своего положения, благодаря тому, что выстраивал миролюбивые отношения со всеми соседями. Поэтому мы пока двигаемся в русле так называемой инициативы BRI (Belt and RoadInitiative).

Китай объективно один из системообразующих факторов в современном мире. Со стороны западного мира к нему пока присутствует недоверие. Все-таки есть ментальный гэп между азиатским и европейским образом мышления. Однако все осознают целесообразность сотрудничества. Даже США – ключевой оппонент Китая, в рамках курса Джо Байдена по возвращению Америки в систему многосторонних отношений, сотрудничает с Китаем например по климатической повестке. Естественно, что Казахстану как державе среднего уровня, необходимо учитывать все эти диспозиции и делать правильные выводы.

Мы понимаем также, что у нас есть изъяны в совместной истории с Китаем. Внутри этнической среды казахов большая национальная память о событиях, связанных с джунгарским нашествием в 17-18 веках. Это были времена, когда этнос находился на грани миграционной и социальной катастрофы. Однако такие испытания с избытком нам были представлены и в 20 веке.

Здесь уже история с приходом к власти большевиков, установлением коммунистического режима в большом территориальном ареале от Камчатки до Будапешта. Организация Варшавского Договора. Сейчас возникает много концепций о новой Ялте-2, о Триморье, Люблинский треугольник или квадрат, Восточное партнерство. Много разных геополитических видений. Но есть понимание того, что Европа должна сообщаться с Азией. Как мы видели по событиям в Суэцком канале в этом году – морской путь сообщения не всегда безопасен и гарантирован. Есть сухопутный маршрут. Он оптимальный.

Господин Си Цзиньпин, председатель КНР, хочу напомнить, выдвигал инициативу BRI в Назарбаев Университете во время визита в Казахстан. Китай – это большое, могучее государство. Оно не может замыкаться на внутреннем развитии. Оно должно проецировать свою мощь на большие региональные потоки. Это же очевидно. Поэтому наш взгляд на то, что делает Китай, не находится на темной стороне. Мы объективно оцениваем ситуацию. И это сейчас делается в Украине. Для Украины Китай второй партнер по объемам внешнеторгового оборота. Но это при том, что европейские страны мы берем в совокупности ЕС. Если брать все по отдельности, так сказать персоналити, то Китай занимает первое место по торговле с Украиной.

Мы также понимаем специфику внутриполитического развития Китая, где недавно отметили 100-летие Коммунистической партии. Да, они реализуют такую миксированную политическую модель, сочетающую, по сути, две антагонизирующие системы – социалистическую и рыночную. Однако в рамках своего азиатского образа жизни они сумели это сделать. Сейчас мейнстрим мировой дискуссии заключается в том, какие модели политики возьмут верх. Автократические или демократические режимы. Для Казахстана никогда не было дилеммы в том, какой путь выбирать.

Мы двигаемся на крейсерской скорости к установлению полного демократического режима. Все реформы в рамках президентской модернизационной повестки на это нацелены. Именно демократические императивы в конечном итоге выводят нас в сектор безопасности. И мы продолжаем движение по этому маршруту. Но есть также понимание, что все же сначала экономика, затем политика. Демократия должна созреть. Опыт модернизации Сингапура, Малайзии, ОАЭ, классических азиатских тигров показывает, что сначала должны быть эффективные реформы. Для них нужна сильная власть. В Казахстане сейчас этому уделяется большое внимание в рамках президентской концепции «Слышащего государства».

Рост ВВП Казахстана в 2021 году может достигнуть почти 4%. Как Вам удается достичь таких результатов?

— Ну будем объективны. Экономика нашей страны в прошлом году также пострадала на фоне пандемии. Снижение составило 2,6%. И в этом году хоть и с меньшим масштабом, но сокращение осталось на уровне 1,4% по итогам 1 квартала т.г. Ключевой аспект это конечно снижение мобильности. Показатели вклада транспорта в ВВП сокращаются. Однако экономика находит новые драйверы. Происходит такое перестроение. Выделяются два лидирующих направления это строительство. За январь-май 2021 года рост на 11,3%.

И второй драйвер это связь и коммуникации 11,6%. То есть, сейчас мы говорим о том, как экономика будет переходить в постпандемический период. Сейчас в Казахстане активно развивается интернет-банкинг. Фактически вплоть до маленьких магазинов все уже используют системы оплаты через терминал, либо через банковские приложения. Это замечательно. Время доминанты кэша проходит. Люди быстро осваивают разные уровни финансовых услуг, что повышает их конкурентоспособность.

Другое направление это то, что в Казахстане жилищный рынок выступает одним из основных двигателей экономики. По поручению президента граждане могут использовать накопленные средства в рамках накопительной пенсионной системы для приобретения жилья или улучшения жилищных условий. В данный момент в программе приобретения жилья в рамках Государственного Жилстросбербанка участвует почти каждый пятый экономически активный гражданин. Особенно это наблюдается в крупных городах, Нур-Султане. 1,6 млн депозитов в этом банке. Свыше 160 000 выдано займов.

Мы находим точки социального роста, как это делал к примеру Ли Куан Ю, когда поднимал Сингапур в 1960-80-х годах. Его основная модель была – это формирование слоя частных собственников, которые будут заинтересованы в том, чтобы двигать экономику. Аналогично действуем и мы. Но объективно рост ВВП зависит от сырьевых котировок. Несмотря на мрачные прогнозы, что в связи с климатической аджендой цена на нефть рухнет, происходит обратное. Все-таки время углеродов еще не прошло. Необходимо будет еще поработать над тем, чтобы найти оптимальную энергетическую модель развития. В настоящее время прогнозы по росту казахстанской экономики повышаются.

Согласно базовому сценарию Нацбанка РК, рост ВВП Казахстана в 2021 году ожидается на уровне 3,6-3,9% с дальнейшим ускорением до 4,0%-4,3% в 2022 году. Набирающий оборот процесс вакцинации повышает уровень потребительских ожиданий. Население начинает активнее планировать расходы, включая туризм, крупные закупки, не сведенные только к продовольственной корзине. Соответственно, объем экономических транзакций будет повышаться, несмотря на то, что прогнозы по нефти указывают на понижающий вектор с нынешних 76 до 60 долларов.

Для Казахстана важно справиться с продовольственной инфляцией и не допустить скачка цен на продукты питания. Это связано с очень сложными метеоусловиями в нынешнем году. Наблюдается масштабная засуха, проблема с кормами. Однако опять же здесь мы возвращаемся к вопросу об эффективности государства и дилеммам, что же лучше автократия или демократия. Чтобы эффективно решать проблемы на местах, необходима эффективная вертикаль или иерархическая модель власть, когда регионы четко подчиняются центру. Перед нами стоит задача вырастить менеджеров на местах, которые смогут эффективно справляться с местной экономической повесткой. Для этого даже передается администрирование ряда налогов на местный уровень.

В целом, это конечно не весь комплекс вопросов. Но важно сказать, что экономика базируется на ценностях. Люди должны быть уверены в своем будущем. Как отмечал в 2011 году премьер-министр Италии Марио Монти по поводу того, почему его страна отстает по темпам развития от Испании. Он сказал, что социальный оптимизм. В этом случае, когда есть этническая энергетика темпы роста и экономические трансакции проходят быстрее. Люди могут договариваться быстрее, избегая формальных аспектов. Как сказал когда-то Сильвио Берлускони, бывший глава правительства Италии по поводу возведения новой столицы Казахстана – Нур-Султана.

Он сказал, Вы построили новую столицу за то время, за какое я только буду согласовывать это дело. Мы понимаем, что есть такое определение как Emergency markets в терминологии рипортов (Reports) МВФ, ВБ и всей системы МБРР. Казахстан находится в стадии upper middle income. То есть, мы в зоне новых успешных развивающихся стран. Новых азиатских тигров. Мы не ждем помощи и кредитов. Мы работаем с инвесторами.

Наше преимущество, что мы понимаем современные реалии. У нас не просто образованный народ, но пассионарный и свободно мыслящий. Растет новая молодежь, которая имеет доступ к современным образовательным услугам. Не только за пределами страны, но и внутри нее. Уровень освоения английского языка среди молодёжи примерно на уровне 60%. Мы имеем свой аутентичный код нации, который зафиксирован в системе Heritage ЮНЕСКО. Все это создает основу, чтобы мы себя нашли в условиях постпандемического мира, который очевидно будет отличаться от того, с чем нам приходилось иметь дело до всех этих драматических событий. Мы номады, то есть жители большого степного ареала. Номадизм или феномен кочевничества – это прежде всего готовность к изменениям. Это ключ к успеху в современных реалиях.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter