Нур-Султан
Сейчас
-2
Завтра
5
USD
426
0.00
EUR
495
0.00
RUB
5.98
0.00

Электроэнергетику Казахстана ждут революционные реформы

фото с сайта akorda.kz

О том, что казахстанская энергетика застряла где-то в 70-80-х годах XX века, эксперты говорят уже не один год. Основные энергетические мощности страны — достояние советских времен. Его кое-как поддерживают в рабочем состоянии профессиональные кадры из того же самого временного отрезка. В то же самое время мировая энергетика переживает настоящий технологический бум.

В ноябре 2020 года Tesla Илона Маска заявила о строительстве гигантской аккумуляторной системы в Австралии мощностью 300 мегаватт. Уже в ноябре 2021 проект заработает. Расходы жителей по оплате за электроэнергию сократятся. Чем не прорыв?

В 2020 году Китай поставил рекорд по вводу ветровых электростанций — построено  новых ветровых электростанций на 71,67 ГВт. Это абсолютный годовой рекорд – ввод новых ветровых станций в стране почти втрое превысил показатель 2019 года.

Новые решения старых проблем

Казахстан в «зеленой энергетике» преуспел, но и накопил старые проблемы. 26 мая президент на заседании правительства принял ряд судьбоносных решений, которые должны изменить показатели отрасли.

  • Решение вопросов энергоемкости экономики — модернизация основных фондов промышленности
  • Справедливость и доступность тарифов. В первом квартале 2021 года государство заморозило тарифы, но дальше они будут расти. Смягчить негативное влияние этого процесса должны использование энергоэффективных материалов и оборудование, а также адресность оказания социальной помощи
  • Дальнейшее затягивание перевода алматинской ТЭЦ-2 на газ президент назвал непозволительным
  • Изменение техрегламентов, стандартов и требований к казахстанским экспортным товарам, подпадающим под действие углеродного налога carbon tax. В противном случае поставки товаров в Европу будут для Казахстана затруднительны
  • Реализация Концепции по низкоуглеродному развитию Казахстана до 2050 года и Национального проекта по развитию электроэнергетики. Речь идет о планируемом масштабном техническом аудите энергоисточников. Большинству далеко за 40, их износ составляет более 50%
  • Развитие возобновляемых и альтернативных источников энергии. Уже в структуре общего энергобаланса их объем достиг 3%. Впереди цель довести показатель до 10% к 2030 году и 15% к 2030 году. Причем в этих проектах намерены увеличить долю казахстанского содержания
  • Решение кадровых проблем в электроэнергетической отрасли. В Казахстане специалистов готовят 24 вуза. Но из-за низкого уровня зарплаты текучесть кадров составляет 15%, а средний возраст инженерно-технического персонала — 50 лет
  • Привлечение иностранных инвесторов в развитие отрасли. Идут переговоры с компаниями ОАЭ, Франции и других европейских стран

Правильные проекты — нужный эффект

Что касается последнего вопроса, еще 14 мая министр энергетики Нурлан Ногаев встретился с министром-делегатом по вопросам внешней торговли и экономической привлекательности при министре Европы и иностранных дел Французской Республики Франком Риестером и представителем движения предприятий Франции «MEDEF International» Ив-Луи Даррикарером. 

Основные привлекательные для обеих сторон направления сотрудничества — возобновляемая энергетика, добыча нефти, производство промышленных газов и инженерные услуги

Например, с 2018 года французская компания Total EREN успешно реализовала в Казахстане два проекта в сфере солнечной энергетики. Это проекты «Номад» (28 МВт) в Кызылординской области и M-KAT (100 МВт) в Жамбылской.

В завершение встречи сторонами было принято решение продолжать взаимовыгодное сотрудничество Казахстана и Франции в сфере топливно-энергетического комплекса.

Семь раз отмерь, один раз отрежь

— Президент расставил верные приоритеты, — прокомментировал экономист Асет Наурызбаев. — Наши технологии замерли на уровне 70-х годов прошлого века. Конечно, нужна поддержка внедрению технологий возобновляемой энергетики. Разбираться надо и с угольщиками Экибастуза — объемы добычи будут падать, это неизбежно. В то же время никто не говорит, что нужно полностью отказаться от угля.

Надо, чтобы наши энергетики повернулись лицом к Китаю и научились делать правильные угольные станции, которые практически не выбрасывают веществ

По кадрам совершенно верно сказано. Специалисты у нас старого поколения, а работать надо с новыми технологиями. В них мало кто понимает и разбирается. В вузах нет соответствующих кафедр. Этим нужно заниматься. Я считаю, что президент своими указаниями ускорил многие процессы, это верно.

— Токаев также сказал, что нельзя списывать со счетов развитие атомной энергетики. Однако этот вопрос постоянно откладывается. Почему? И вообще, есть ли смысл в строительстве атомной станции в Казахстане?

— Никакого экономического смысла в этом нет. Ведь атомная станция — это не только вырабатываемая ею энергия. Это геополитический инструмент. Ведь атомную станцию нужно охранять, привозить ядерное топливо и увозить отходы. Поскольку у нас нет ядерных технологий, значит, мы должны приглашать специалистов.

Вот, например, Беларусь построила атомную станцию без всякого экономического смысла. Продать эту энергию некуда. Думаю, построили, потому что это экспорт технологий

Очень долгий мягкий кредит, который со временем может быть даже спишут. Но поскольку Казахстан отвечает по своим долгам, за подобный проект мы ничего не спишем. Нам придется рассчитываться, иначе полетят наши рейтинги. Так что, я полагаю, нам следует еще очень хорошо подумать, в какое направление энергетики инвестировать для максимальной пользы для страны.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter