Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-2
USD
437
0.00
EUR
493
0.00
RUB
5.92
0.00

В антиказахском заговоре состоит все население Казахстана — Ермек Турсунов

33116
Е. Турсунов

 — Ермек Каримжанович, прошел год с момента функционирования Национального совета общественного доверия, в который вы входите. И недавно вы в соцсетях написали, цитирую: «Прошел год, что изменилось? Ничего. И даже стало хуже». Это приговор?

 — Я бы не стал это называть приговором. Но! Я имею возможность наблюдать ситуацию изнутри. Я встречался с серьезными людьми в серьезных кабинетах и говорил о проблемах. И я не вижу никаких изменений, это правда. В Национальном совете несколько блоков – политические, экономические, социальные и прочее. То есть отношение к вопросам культуры как было «нечто второстепенное», типа «мы сейчас порешаем главные вопросы, а потом когда-нибудь займемся культурой» так и осталось. Потому что в первую очередь рассматриваются политические реформы, положения о митингах, о том, как их проводить, и прочие-прочие дела.

— А параллельно вопросами культуры не получается заниматься?

 — Я нисколько не умаляю усилий моих коллег по Нацсовету, которые сильно озабочены проблемами политическими, экономическими и прочими. Однако о культуре и образовании в Нацсовете в основном говорю только я. И меня эта ситуация не может устраивать. Потому что это не проблема одного Турсунова.  Творческие союзы все лежат на боку.

Все начинается с культуры

Я помню творческие союзы Советского периода – тот же союз писателей, союз композиторов, союз художников, союз дизайнеров. Все они работали и процветали. Сейчас… пациент скорее мертв, чем жив. Союз писателей выживает, сдавая помещения в аренду. Союз кинематографистов второй год судится за свое здание. О союзах композиторов, художников вообще не слышно. То есть я хочу донести до всех, что государственная политика в области культуры провалена. И я могу привести очень много реальных примеров, что творческая интеллигенция, деятели культуры оставлены без внимания.

 — Ермек Каримжанович, об этих проблемах знают все… Может причина в том, что не знают, как это делать?

 — Так я говорю, что нужно делать. В первую очередь нужна культурная реформа. Нельзя думать, что культура – это как бы приправа к основному блюду или десерт. На самом деле все начинается именно с нее. Вы можете рассматривать любые вопросы государственного масштаба, но в первую очередь вы должны рассматривать их через призму культуры.

Потому что человек может быть образованным, может быть напичкан современными знаниями, но если в нем нет нравственно-культурной основы,  он никуда не двинется. И когда говорят, у нас есть Казахстан-2050, я вспоминаю роман-антиутопию «1984» Оруэлла. У нас есть 2050, но чем это подкреплено? Ничем. Поскольку в эти 30 самых развитых не примут некультурных и необразованных. Все когда-нибудь заканчивается. Вот закончится у нас вся таблица Менделеева, что вы будете экспортировать, на чем зарабатывать?

Оскорбленные скоморохи

 — Есть мнение, что упадок нашей культуры это целенаправленная задача. Мол, малообразованным населением легче манипулировать…

— Антиказахский заговор, наверное, существует… но в нем участвует все население Казахстана. Я никогда так много не сталкивался с властными структурами, как за прошедший год. Я глубоко аполитичный, может быть даже где-то асоциальный человек. Но я вплотную пообщался с людьми, которые сидят наверху. И когда я столкнулся с этими персоналиями, у меня создалось впечатление, что я попал в какое-то зазеркалье… Что это за люди? Где они получали свои дипломы? Доктора всяческих наук…

Ни на казахском, ни на русском связную речь я не услышал. А ведь при этом разговаривал с людьми, которые принимают решения в этой стране! Это какой-то кошмар. За этот год я осознал фразу «кадровый голод». Я с этим столкнулся напрямую, когда походил по этим кабинетам. Начиная от министра культуры и заканчивая всеми остальными.

Они озабочены только отчетами, красивыми бумажками. Реально профессионалов, занимающихся вопросами культуры, в правительстве я не увидел. У них своя жизнь, какая-то параллельная вселенная. У них бумаги, цифры, отчеты, проценты – там все красиво. Ну ты выйди, съезди со мной на съемки! Или пойдем со мной в театр — походи, поспрашивай какая зарплата у актеров.

 — А вы думаете они не знают об этом?

 — Они, наверное, знают. Но они же не думают, что за всем этим стоит.

Я ругаю артистов, актеров – не ходите, не тамадите, прекращайте, не позорьтесь. Не надо превращать свое призвание в шутовское ремесло,

не место вам там. Я уважаю людей, которые зарабатывают; но нельзя сниматься в дерьме, нельзя этим всем заниматься. Но я их тоже понимаю, потому что на чистом искусстве не заработаешь, на вопросах культуры не заработаешь, на книгах не заработаешь.

Я помню те времена, когда тиражи были по сто, двести тысяч. Чтобы стать членом союза писателей, тебе нужно было издать минимум три книги. Но став членом союза, ты получал определенные привилегии. Была мотивация творить действительно хорошие вещи. А сейчас посмотрите, во что превратились наши писатели, наши деятели культуры… Это же нищета, это же бродяги, это цыгане, это же шуты, скоморохи на ярмарке. Понимаете, они живут оскорбленными!

Жевательные животные в зрительном зале

— Театр Лермонтова… Главная русская академическая сцена страны. Там работают замечательные люди, фанатики, которые ради грошей пластаются на  сцене. Но зарабатывать они идут в сериалы. Там моя золотая девочка, я говорю ей: «Камилка, не ходи ты в этот сериал, ну не снимайся там». Она отвечает: «На кухне надо ремонт сделать, надо закончить!». Ну что я ей скажу?

Я иду туда, наверх, на горку, и говорю: «Камилке нужно кухню закончить, заплатите, сволочи, ей нормально». А они говорят: «А вот у нас отчеты, вот у нас проценты». Деньги-то на культуру вроде выделяются, но до Камилки они почему-то не доходят. Вот сидит этот у власти, он ничего не делает, он просто вцепился в свое кресло, и не оторвешь его. Что ты сделал лично? Просидел в этом Курмангазинском оркестре, блин, а теперь ты вице-министр. Что ты соображаешь в кино? Он у меня спрашивает, кто такой Оливер Стоун… Ой, давайте лучше тему поменяем.

 — Чувствуется, что наболело, а если без матов?

 — Если холодно и без матов, я знаю одно: Алма-Ата была интеллигентным городом. Ты идешь по улице, встречаешь сумасшедшего Калмыкова, такой весь «пожар в джунглях». Зашел в кафешку, там сидит какой-нибудь писатель, а там Оралхан Бокеев, с ним посидел, поговорил; там — Аскар Сулейменов… Каждый персонаж был величиной.

Сегодня мир живет под лозунгом «умы не нужны никому, нужны развлечения». Успешен тот, кто развлекает. А тот, кто заставляет думать, уже проиграл, потому что думать человек не хочет. И не случайно попкорн, пепси-кола и все, что мы видим на экранах, встретились в одном месте. Жевательные животные – вот во что превратилась сегодняшняя аудитория. И чему радоваться?

Вот зритель пошел в кино. Еще говорят: люди стали читать книги… Так, ребята, что вы читаете? Не все, что издается сегодня, это литература. Сейчас кто только не пишет книги. Нужны люди, учителя, просветители, которые будут говорить: «Вот тебе список книг, вот тебе список фильмов, вот тебе список музыки» и так далее. А когда подросток берет этот свой гаджет, он же с ним один на один. Мы уже проиграли этого подростка, потому что оттуда идет такой поток информации, который он фильтровать не в силах.

Цензура — это неплохо

 — Когда предлагается вариант «читай это, слушай то, смотри это», не приведет ли это к цензуре?

 — Вы знаете, я сейчас начал думать, что слово «цензура» может быть даже неплохое. До меня стало доходить, что от цензуры даже был толк. Не должно быть вседозволенности. Мы полностью открыли двери, мол, проходите все.
В итоге имеем подражательство. И сейчас мы находимся под диктатом чужой культурной экспансии. Мы проиграли свою войну.

Если аккумулировать все, что я пишу и говорю, я говорю: «Ребята, хватит спорить темпераментами. Давайте как-то включаться в общий процесс, включать мозги, где-то они должны быть у вас. Я уверен, что у вас есть мозги. Не может быть, чтобы наше культурное прошлое, наша творческая история исчезли без следа. Те люди, которые занимаются сегодня якобы кино, якобы эстрадой и якобы музыкой, занимаются тем, что заменило культуру – фальсификацией. Многие из них даже не понимают, чем они занимаются.

Надо отойти на 30 лет назад и сказать: «Так, у нас была культура, у нас были люди, у нас была литература, у нас было кино; у нас все это было. Давайте мы вернемся и все это вспомним».

 — Ну вот была же попытка – Национальный совет общественного доверия, на который возлагали надежды. Что он поможет властным структурам заполнить пробелы качественным контентом.

 — Иногда это очень удобная позиция, когда во всем виновато государство, чиновники. Мы привыкли их обвинять. И они привыкли чувствовать себя виноватыми. Но вопрос относительно тебя: твое личное образование и твоя культурная составляющая – это твое личное дело. Ты можешь ковыряться в носу, мочится в подъездах и жить самодовольно. А можешь как-то попытаться разбудить в себе человека. И для этого тебе достаточно почитать Магжана Жумабаева, Мухтара Ауэзова, Чехова, Толстого, Есенберлина, Мукагали Макатаева.

Если ты не будешь это читать в юности, тебе когда-нибудь придется читать Уголовный Кодекс

Все в жизни взаимосвязано.

Полную видеоверсию интервью смотрите здесь

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter