Нур-Султан
Сейчас
-19
Завтра
-10
USD
432
0.00
EUR
486
0.00
RUB
5.69
0.00

Курсант академии МВД в Алматы совершил суицид

466
С. Утегенов. Фото: uralsweek.kz

Молодой человек учился на третьем курсе, пишет BaigeNews.kz со ссылкой на «Уральскую неделю». Стало известно, что незадолго до своей смерти он писал сообщения своим родителям с просьбой перечислить ему крупные суммы денег. Трагедия произошла 13 декабря в одном из подсобных помещений столовой академии.

Мама курсанта Бекзат Имангалиева считает, что ее сына как минимум довели до самоубийства, а возможно, и убили.

— Он никогда ни с кем не дрался, у него был покладистый и спокойный характер. Никогда не спорил по поводу школьной формы — всегда ходил в школу в костюме. Хулиганства никакого за ним замечено не было. В 2018 году он сдал вступительный экзамен в академию, набрав 87 баллов, и поступил на грант. Так как в тот год факультет только открылся, конкурс был небольшой. Тогда мы очень сильно радовались его поступлению, курсантов лично принял генерал Омербай Смаилов, ректор академии. После поступления в Алматы в июле мы вернулись домой, в поселок Шабдаржап (бывш. Харькино). А в августе мы отправили его на учебу, — рассказывает мама Саламата Утегенова.

После принятия присяги брат 19-летнего парня рассказал, что курсантам предлагали выйти из «казарменного положения» и жить «на стороне» за 100 тысяч тенге.

— На первом курсе, когда он начал учиться, была создана WhatsApp-группа для родителей курсантов. И там поступила такая информация, что родитель каждого ребенка должен внести по 50 тыс. тенге. Мы тогда удивились — что за 50 тыс. тенге, на что? Мы перед отъездом купили Саламату все необходимое, что должно было выдать государство, несмотря на то что академия находится на гособеспечении, — камуфляжную одежду, обувь, обмундирование. И тут с нас спрашивают еще 50 тыс. Самое удивительное, что задавали вопросы только мы, родители остальных курсантов восприняли эту информацию как должное. Как оказалось, эти деньги спрашивали для обустройства казармы — покупки стиральной машины, утюга и бытовой техники, — говорит Бекзат Имангалиева.

Женщина рассказывает, что позже сын начал просить деньги у родителей на покупку лопат для уборки снега и на другие расходы. По ее словам, тогда и появились первые сообщения от него с просьбами перечислить ему деньги.

— Даже для заступления в наряд он кому-то должен был отдавать по 2,5 тыс. тенге, — рассказывает дядя Саламата Марлен.

Кроме того, мама Утегенова рассказала, что в январе Саламат начал просить у мамы 80 тыс. тенге на сдачу сессии. По словам женщины, система сдачи сессии в академии работает так: если ты не сдашь экзамены, не сможешь уехать домой на каникулы. Главная загвоздка в том, что, по словам Бекзат Имангалиевой, сдать сессию без «взноса» было невозможно.

— Я, естественно, тогда возмутилась — сколько можно платить денег за каждый его шаг? И он тогда мне написал: «Мам, этот разговор пусть останется между нами. Пожалуйста, не возмущайся, не жалуйся. Потому что если ты начнешь возмущаться и жаловаться, меня тогда «зачморят» в этой системе. Мол, ты тут жалуешься, «настучал» маме, а мама шум подняла, — говорит она.

Стало известно, что после успешной сдачи сессии вернулся в родной поселок. Уже дома он рассказал матери, что в академии МВД им якобы сказали, что если курсанты спустя полгода обучения поняли, что не могут существовать в этой казарменной среде, они могут отдать по 600 тыс. тенге (100 тыс. за 1 месяц) и отчислиться.

Как рассказала мама курсанта, за следующую сессию Саламат с несколькими сокурсниками решил не платить деньги за успешную сдачу и сдать все самостоятельно.

— Но по итогу коллективного решения среди них так и не было принято — кто-то все-таки решил заплатить, а тех, кто не заплатил, в итоге «завалили» на сессии. Для того чтобы пересдать сессию, с них начали требовать уже по завышенному «тарифу» — на этот раз 120 тыс. тенге. Пришлось заплатить, — говорит мама Саламата.

По словам матери, после объявления ЧС из-за пандемии коронавируса курсантов отправили домой. Однако летом после учений их снова вызвали на обучение. Она отметила, что тогда сын уже не хотел возвращаться в академию.

Женщина подчеркнула, что последние три месяца перед своей смертью Саламат начал просить особенно много денег и чаще, чем обычно.

— Я ему в один день написала — на что он постоянно просит такие большие деньги? Он мне в ответ заявил: «Мама, если ты мне сейчас вечером не отправишь 100 тыс., утром я буду должен уже 200″. Я не сразу поверила, что сейчас возможно такое, что его «посадили на счетчик», но все-таки нашла 100 тыс. Однако позже он обратился с просьбой дать ему 200 тыс. На этот раз меня это уже достало, и я сказала, что больше никаких денег он не получит, — вспоминает женщина.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter