Нур-Султан
Сейчас
7
Завтра
19
USD
425
-0.23
EUR
500
-0.99
RUB
5.75
+0.02

Поводы достать деньги из Нацфонда мы выдумываем бесконечно — эксперт

1685
Айдархан Кусаинов

На днях президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал закон о гарантированном трансферте из Нацфонда на 2021-2023 годы. В 2021 году в бюджет упадет 2,7 трлн тенге, в 2022 – 2,4 трлн, в 2023 – 2,2 трлн.

Позже министр финансов Ерулан Жамаубаев на пленарном заседании в мажилисе сообщил о планах получить

два займа на сумму более 1,5 млрд евро, средства пойдут на покрытие дефицита бюджета из-за COVID-19

При этом бюджет остается дефицитным.

Доходы республиканского бюджета на 2021 год утверждены на уровне 11,2 трлн тенге, а расходы 13,7 трлн.

Дефицит сложится на уровне 2,6 трлн тенге

По поводу неумения чиновников сверстать бездефицитный бюджет и шансов перестать тратить средства из Нацфонда возникает много вопросов. С некоторыми из них мы обратились к экономисту, аналитику Айдархану Кусаинову.

Мысль направлять деньги из Нацфонда в бюджет не самая умная

— Сейчас любые займы можно объяснить пандемией коронавируса и связанным с ней экономическим кризисом. Вы принимаете такую аргументацию?

— Приходится. Так как бюджет 2021 года сверстан с дефицитом, приходится занимать. В принципе, нет ничего страшного в том, чтобы занять за границей денег на закрытие бюджетных дыр. Если государство занято не только трансферами из Нацфонда, но и привлекает нормальные заимствования, это нормально. Сказать, что хорошо, не могу. Охарактеризовать как плохое решение тоже нельзя.

Это точно не катастрофа. Но сама цифра — 1,5 млрд евро — несколько обескураживает

И как мне представляется, это никакая не новость, подобная практика применяется регулярно. Отвечу так: более чем регулярно. Правительство не первый раз занимает деньги на внешних рынках и не в первый раз осуществляет трансферы из Нацфонда.

Понятное дело, было бы правильным научиться верстать бездефицитный бюджет. Тогда не будет никакой необходимости искать кредиты или тратить Нацфонд. По идее, брать оттуда деньги и напрямую направлять в бюджет мысль не самая умная.

О вреде расслабона

— Какую схему вы считаете оптимальной?

— По мере возможности надо стремиться к жесткой бюджетной дисциплине. Всякое бывает. Если вдруг доходная и расходная части бюджета не срастаются, необходимо брать взаймы. Это общепринятая практика.

— Но соблазн решить любые проблемы бюджета за счет трансферов из Нацфонда все равно велик. Вы с этим согласны?

— Безусловно. Изначально Нацфонд создавался для того, чтобы что-то оставить будущим поколениям. Так он позиционировался. Но в какой-то момент наверху начался расслабон, из Нацфонда почему-то решили сделать универсальную палочку-выручалочку. Когда власти тратят его на текущие расходы, они тем самым дискредитируют основную цель его создания.

Если активы Нацфонда не уменьшились, значит, проели текущие поступления

— Полностью с вами согласен. Мне кажется, что трансферы идут фактически на исправление «косяков», допущенных правительством. Могу ошибаться, но когда-то слышал, что в Нацфонде было $86 млрд, сейчас — более $50 млрд. Не кажется ли вам тревожной динамика расходования «кубышки»?

— Более чем. Если вы думаете, что правительство активно тратит Нацфонд в связи с пандемией и экономическими трудностями, вы ошибаетесь. Власти достаточно активно расходуют его последние пять лет.

Средства Нацфонда начали тратить еще с 2009 года, когда из-за мирового кризиса пришлось спасать крупные банки

— Арифметика накоплений в Нацфонд, особенно для неискушенного человека, достаточно сложна. Можете ее разъяснить?

— Здесь нет ничего особо сложного. Надо четко уяснить для себя, что Нацфонд каждый год пополняется — в частности, за счет отчислений нефтяных компаний. Когда простой обыватель по отчетам Нацбанка видит, что активы Нацфонда не изменились, он успокаивается. Но это свидетельствует лишь о том, что поступившие средства уже съедены. И не только. Мы тратим уже имеющиеся сбережения.

Всегда найдется причина залезть в «кубышку»

— И какова динамика проедания Нацфонда?

— До 2009 года правительство туда не залезало. Потом полезли за деньгами под предлогом необходимости антикризисных мер. Нет ничего более постоянного, чем временное. Сегодня мало кто вспомнит, что более 10 лет назад власти объясняли расходование средств Нацфонда крайней необходимостью. Но как вы понимаете, каждый день такое случаться не может. Однако, как видите, может. С 2014 года до настоящего времени объемы внешних резервов упали на 20%.

— Может объявить мораторий или полный запрет на заимствования под бюджет?

— Такие разговоры ведутся постоянно. Временами громко и публично, а порой тихо и кулуарно. Не менее часто и на уровне главы государства, и на уровне правительства можно услышать много слов о бездефицитном бюджете. Кажется вот-вот, и слова превратятся в дела. Реальные.

Но каждый год в Казахстане происходит форс-мажор, который надо обязательно заливать деньгами

То мировой кризис, то пандемия коронавируса, то санкции против России… Всегда найдется причина залезть в Нацфонд.

Взять взаймы — закрыть дыру

— А если все же не лезть в Нацфонд и попробовать зарабатывать на чем-то другом? Так, президент Казахстана на съезде партии Nur Otan приоритетными секторами экономики назвал IT-сферу и туризм. То есть предлагает меньше надеяться на нефтянку.

— И правильно говорит. Вот в Казахстане запустили экономику простых вещей. Глава государства призвал прекратить планировать какие-то прорывы и сосредоточиться на самом элементарном. Это значит развивать небольшие проекты, стимулировать их развитие и потихоньку зарабатывать деньги. Но слова часто остаются просто словами. Сейчас мы строим в Алматы и Нур-Султане два крупных госпиталя по типу «Назарбаев Университет». Вы же сами видели, сколько суперсовременных клиник построили в столице, теперь возводят еще одну такую же.

— Давайте подойдем к вопросу наличия Нацфонда с другой стороны. Не кажется ли вам, что он выполняет, кроме всего прочего, и психологическую функцию. Наверху ведь тоже люди, но при регалиях. И им кажется, что благодаря Нацфонду они могут чувствовать себя увереннее.

— Имеет место быть.

Нефть качается, Нацфонд приумножается, деньги есть, а что будет через 20-30 лет, особо никого не волнует

Ведь когда правительство берет взаймы на покрытие дефицита бюджета 2021 года, это означает решение сиюминутных проблем. Взять взаймы и закрыть дыру, больше ничего.

Сами порог установили, сами и пересмотрим

— Но, как говорится, праздник не может длиться вечно. Есть лимит и по Нацфонду.

— Разумеется, есть. В нем должно оставаться не менее 30% от валового внутреннего продукта. Если взять за основу ВВП Казахстана в 2019 году, который составил в номинальном выражении 67,7 трлн тенге, неприкасаемый минимум Нацфонда должен составлять 20,3 трлн тенге, или более $50 млрд. Получается, что еще в прошлом году мы к этой границе уже подошли.

— И что дальше?

— Ничего особенного. Этот вопрос уже поднимали депутаты. А в ответ слышат проброс, типа, мы же сами этот порог установили, можем и пересмотреть. Например, 20% от ВВП. Тема на самом деле поднимается правильная, но риторика весьма сильно смущает.

— Довольно печальная перспектива. Правительство бездарно тратит ресурсы Нацфонда. И даже их не хватает, чтобы залатать бюджет. Значит, вот эти самые 1,5 млрд евро, занятые правительством, не последние?

— Наверняка будут и другие заимствования. А государственный долг продолжает расти.

До лимита еще далеко, поэтому брать кредиты еще можно

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter