Нур-Султан
Сейчас
16
Завтра
6
USD
421
0.00
EUR
499
0.00
RUB
5.6
0.00

Нарушения в работе «Казахстан Темiр Жолы» носят политический характер — Ашимбаев

11915
Данияр Ашимбаев, фото с личной страницы в Facebook

Счетный комитет по контролю за исполнением республиканского бюджета опубликовал итоги госаудита в КТЖ и его дочках. Результаты поражают.

«Несмотря на государственное субсидирование пассажирских перевозок, в АО «Пассажирские перевозки» имеет место отрицательный финансовый результат», — говорится в отчете Счетного комитета. «Результаты опроса свидетельствуют о неудовлетворенности населения услугами пассажирских перевозок. Значительная часть пассажирских вагонов устарели и не отвечают современным требованиям безопасности и комфортабельности. К примеру, общая изношенность пассажирских вагонов составляет 28%, из них износ пассажирских вагонов старше 20 лет составляет 55%».

Также аудиторы обнаружили серьезные проблемы у КТЖ с падением прибыли.

«В последние 5 лет в АО «НК «ҚТЖ» отмечается тенденция к снижению прибыли и получения убытков от основной деятельности, общая сумма которых в отдельные годы составила 616,8 млрд тенге. Так, по итогам финансово-хозяйственной деятельности АО «НК «КТЖ» за 2015 год убыток составил 460 млрд тенге, за 2018 год  – 86,5 млрд тенге и за 2019 год – 70,3 млрд тенге. Объем обязательств АО «НК «ҚТЖ» по привлеченным займам по состоянию на 1 января 2020 года составил 1 486,1 млрд тенге, что в 5 раз выше объема 2010 года (304,1 млрд. тенге). Сумма выплаченных за 2015-2018 годы дивидендов(1,7 млрд. тенге) оказалась в 50 раз меньше выплаченных дивидендов за 2010-2014 годы (84,3 млрд. тенге)», — следует из отчета.

Ряд материалов по выявленным нарушениям госорган направил в правоохранительные органы.

Что бы это значило? Государство всерьез приняло изучать финансовые потоки квазигоссектора из-за наступления тяжелых времен? Или же на наших глазах снова разворачивается конфронтация политических групп? Политолог Данияр Ашимбаев нашел объяснения происходящему.

Удар за непокорность

— Данияр, это уже не первые претензии государства к деятельности нацкомпаний. Мы регулярно видим критику в их адрес за неэффективную работу и бесполезность для экономики. Но почему именно сейчас?

— Если обратиться к структуре национальных компаний, то «КазМунайГаз» и КТЖ — традиционные аутсайдеры в последние годы. Компании сильно закредитованы. КМГ в этом плане опережает железные дороги. Грубейшие ошибки сделаны по финансовому планированию Кашаганского проекта. Он в итоге Казахстану вышел в гигантский минус, из которого КМГ вряд ли когда-нибудь выйдет. Мы помним, что решение принималось не только Сауатом Мынбаевым. Но он как министр и председатель правления КМГ активно участвовал в том, чтобы загнать компанию в кредитную кабалу.

К тому же, у Мынбаева какой-то странный интерес к иностранному менеджменту на всех уровнях. Сейчас его пытаются привнести в КТЖ, где изначально это не приветствовали.

Надо понимать, что проверка счетного комитета касается не только текущей ситуации, но и предыдущего периода

И здесь можно рассматривать 2 контекста. Во-первых, удар по КТЖ идет в рамках вопросов к фонду «Самрук-Казыны» за последнее время. Буквально недавно Ахметжан Есимов объявил, что огромные дивиденды в этом году будут перечислены в бюджет.

Тем не менее, мы видели, когда Токаев подписал указ о перечислении 100% прибыли нацкомпаний в качестве дивидендов в бюджет, все затягивалось. Можно так сказать, что

проверка счетного комитета является инструментом давления на квазигоссектор, не желающий делиться с бюджетом в тяжелый момент, своими финансовыми потоками

Во-вторых, это можно рассматривать в качестве определенного «противостояния» между правительством и Счетным комитетом. Буквально недавно он внес в парламент свой отчет с негативными цифрами, Наталья Годунова выступала в сенате и мажилисе. А на совместное заседание палат вместо нее пришел почему-то Ардак Тенгебаев. Он сообщил, что отдельные претензии есть, но в целом работа идет хорошо. И без особых дебатов отчет был принят. Видно было, что правительство отбилось.

А учитывая, что Аскар Мамин много лет руководил КТЖ, последняя проверка компании счетным комитетом имела целью зацепить не только  Мынбаева и Есимова, но и была маленькой местью Мамину.

Государства в государстве

— Можно подумать, что кроме политических войн к нацкомпаниям нет никаких претензий?

— Квазигоссектор у нас вообще не отличается прозрачностью, транспарентностью и эффективностью. Понятие «квазигосударственный» есть только в Казахстане. Во всех остальных странах это понимается, как государственный сектор экономики.

У нас благодаря этому термину менеджмент ведет себя так, будто особого отношения к государству не имеет

Государство им как бы не управляет, а квазигоссектор ему как бы и не подчиняется. В итоге уровень подконтрольности государству падает все больше и больше.

При Умирзаке Шукееве внедрялись методики корпоративного управления типа повышения качества, трансформации. Но в итоге появилось гигантское количество специалистов по корпоративному управлению, а работа лучше не стала.

Что касается больших долгов КМГ, нужно не забывать, что новый президент КМГ Алик Айдарбаев за последние два года трижды проводил оптимизацию аппарата. А в последний раз под сокращение попали 40 управляющих директоров, хотя вообще их количество само по себе зашкаливает за разумные пределы. И тут возникает вопрос – а сколько их было вообще?

Точную цифру мы не знаем, потому что КМГ и другие нацкомпании не очень любят публиковать полную структуру своего аппарата

Так что претензии – а зачем нам такой квазигоссектор – вполне оправданы. Сколько аналогичных вопросов было и по холдингам «Байтерек» и «КазАгро», по «Самрук-Казыне» идут вечные дебаты.

Мы видим, что огромные суммы пропадают. Даже простые релизовые отчетности нацкомпаний и холдингов говорят о том, что гигантские деньги просто разбрасываются направо и налево. Сколько миллиардов было потеряно в проблемных банках, сколько было вложено в неэффективные проекты, сколько – в непрофильные активы. И это все на фоне многолетних разговоров о трансформации, модернизации и лучших мировых практиках. Никакого эффекта эта политика не дает. Встает вопрос о системной реорганизации всего государственного сектора экономики. Уже должна быть хоть какая-то польза.

Нужна реорганизация

— Отчет по КТЖ совпадает с последними новостями о грядущем сокращении штата на 30 тысяч человек рядового персонала. При этом, центральный аппарат раздут, и таковым остается.

— Раздутый штат существует изначально во всех нацкомпаниях. По этому поводу даже есть свой фольклор про лориков и жориков. Надо понимать, что требования к прозрачности этого сектора достаточно абстрактные.

Государство будто бы пытается навести некий порядок, но по сути далеко не лезет

Зачастую профильные министерства находятся на содержании профильных нацкомпаний как путем трудоустройства министерской родни, так и путем оплаты в скрытых формах нужных им специалистов. Поэтому нужно политическое решение. В нынешнем виде система дошла до абсурда.

— А какое политическое решение вы видите?

— На данный момент существование госхолдингов становится обузой для экономики.

Нацкомпании нужно разделить на естественные монополии и отдать в профильные министерства под жесткое антимонопольное регулирование

Среди тех функций, которые за последние годы квазигоссектор взял на себя, есть непрофильные. К примеру, железная дорога, нефтегазопровод и электрические сети – естественная монополия. Но производство электроэнергии не обязательно должно быть государственным. Добыча нефти также процесс из конкурентной среды.

А КМГ одновременно управляет и  «КазТрансОйлом» и «КазТрансГазом», а с другой стороны добывает нефть в конкурентной среде. Вот я и считаю целесообразным раздробить нацкомпании по профильным направлениям.

— Обратите внимание, что как бы ни оптимизировали штатную численность нацкомпаний, они умудряются ее наращивать очень быстро?

— Так и есть. За каждой волной по сокращению непрофильных функций и аппарата втихую постоянно идет их расширение. Появляются всякие «дочки», «внучки» и так далее. Но как вся эта махина функционирует, неизвестно никому, кроме менеджмента.

Нужно серьезно реорганизовать квазигоссектор. И сделать так, чтобы он работал на экономику Казахстана, а не экономика Казахстана работала на него

Есть вопросы и к депозитной политике госхолдингов. Государство финансирует квазигоссектор, перечисляя в ее распоряжение миллиардные суммы на дальнейшее развитие. Однако эти деньги вместо того, чтобы реально работать, оказываются на депозитах в банках второго уровня. Хотя банки и так находятся в слишком привилегированном положении. Фактически получается, что финансовые потоки квазигоссектора являются инструментом дальнейшей подпитки банковского сектора без какой-либо пользы для реальной экономики.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter