Нур-Султан
Сейчас
25
Завтра
22
USD
410
+0.79
EUR
463
+0.97
RUB
5.75
+0.08

Лечение одного пациента от коронавируса обойдется Казахстану в $2 340

1104

Ремдесивир — экспериментальное лекарство. Позиционируется как препарат для лечения пациентов с серьезными случаями Covid.

Это ни в коем случае не панацея от коронавируса. Но клинические испытания указывают, что он значительно сокращает время нахождения пациента в больнице до его выписки.

Учитывая загруженность больниц и нехватку медицинских ресурсов, причем не только в США, FDA в экстренном порядке одобрило применение препарата. Производитель, американская компания Gilead Sciences, тут же определился с ценами, разместив на своем сайте открытое письмо.

Клиентам частных компаний медицинского страхования в США один флакон обойдется в $520. Минимальный курс лечения – пять дней и шесть флаконов. То есть весь курс будет стоить $3 120. Для американцев – участников некоторых госпрограмм стоимость флакона несколько дешевле.

Для других стран препарат обойдется в $390 за флакон или $2 340 за пятидневный курс лечения

Правда, в сообщении компании указано, что $390 это цена для «развитых» стран. Однако, учитывая слова генерального директора компании Даниэля О’Дея, скорее всего, для развивающихся стран дешевле не будет.

«Понимая, что в борьбе с коронавирусом очень важно время, мы решили установить для всех правительств одну цену и назвали ее. Это сделано, чтобы правительства не тратили время на переговоры и заключение с нами отдельных договоров», — сказал он.

Также

подчеркивается, что препарат в свободную продажу не поступит

Поставки только для больниц США и правительств других стран.

Слишком дорого или меньше, чем ожидалось?

Озвученная стоимость препарата вызвала неоднозначную реакцию — по крайней мере в Америке.

Некоторые правозащитные организации и члены Конгресса говорят, что компания открыто использует американцев в сложное для страны время. Так, член палаты представителей Ллойд Доггетт назвал цену «возмутительной».

«Без инвестиций налогоплательщика в 99 миллионов долларов этот препарат никогда бы не появился, — сказал он NPR. — Так что именно налогоплательщик взял на себя риски инвестиций и вправе рассчитывать на вознаграждение. Как минимум на лекарство, доступное по цене всем американцам».

Public Citizen, некоммерческая группа защиты прав потребителей, согласна с Ллойдом.

«Это оскорбительная демонстрация высокомерия и пренебрежения к общественности. Gilead установил цену в несколько тысяч долларов на лекарство, которое должно стать общественным достоянием», — заявил Питер Майбардук, директор Программы доступа граждан к лекарственным средствам.

В ежеквартальной финансовой отчетности Gilead указала, что ее

инвестиции в ремдесивир только к концу года «могут составить до 1 миллиарда долларов или более»

Причем большая часть этих денег используется для увеличения производственных мощностей.

Ссылаясь на этот отчет, Джеффри Поргес, аналитик инвестиционного банка SVB Leerink, заявил, что объявленная цена на препарат «потрясающе хороша».

«Это беспрецедентно, что цена препарата ниже медицинских расходов, которые он экономит», — сказал Поргес CNN.

По его мнению, ремдесивир может сэкономить до 40 тыс. долларов на человека, если не позволит пациенту с COVID-19 нуждаться в интенсивной терапии. И есть еще большая ценность, которая не включена в цену Gilead, говорит он.

«Учтите огромную общественную ценность, которую государство получает от того, чтобы сделать пациента менее заразным, быстрее вернуть его в общество и на работу, — сказал Поргес. — Все эти социальные выгоды в этой цене даже не учитываются».

Стивен Пирсон, президент Института клинических и экономических исследований (ICER), подчеркнул, что Gilead проявил «сдержанность» и установил «ответственную» цену.

В чем проблема ремдесивира

Тем не менее президент ICER Стивен Пирсон отметил: его слова об «ответственной цене» предполагают, что препарат в конечном итоге улучшит выживаемость пациентов. Этот момент еще в процессе клинических исследований. Если улучшение выживаемости не подтвердится, цена должна быть однозначно ниже.

Достаточно много экспертов говорят, что такая

высокая цена обусловлена опасениями руководства компании, что ремдесивир в долгосрочной перспективе окажется не столь эффективным,

как сейчас рекламируется.

По оценкам ICER, если учесть недавние отчеты, другое лекарство, дексаметазон, снижает смертность от COVID-19. Следовательно, может стать частью стандарта лечения. Причем сейчас его стоимость за курс в разы ниже, чем у Gilead.

Кроме того, достаточно много биотехнологических компаний по всему миру стоят на пороге одобрения своих препаратов.

«Нельзя исключать, что выставив такую цену, Gilead стремится как можно быстрее отбить инвестиции. То есть снять с рынка «сливки». Но основная опасность в другом.

Создан ценовой прецедент, и другие компании уже могут прикинуть, за сколько им нужно продавать свои препараты, чтобы заработать на всеобщем страхе перед коронавирусом.

То есть мы можем прийти к тому, что чем эффективней окажется препарат, тем он будет дороже. И планка в $3 тыс. за курс лечения окажется самой низкой», — сказала VOX Стейси Дюсетзина, профессор политики здравоохранения в Медицинской школе Университета Вандербильта.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter