Нур-Султан
Сейчас
-17
Завтра
-16
USD
424
0.00
EUR
506
0.00
RUB
5.59
0.00

Ролик о мини-юбках показал, что государство теряет авторитет — Ашимбаев

3974
Данияр Ашимбаев. Фото с личной страницы в Facebook

Неделю назад из Евразийского национального университета им. Гумилева со скандалом уволили преподавателя Ерлана Сулеймена, который заявил, что женщин бить можно и нужно. Не успели утихнуть эти страсти, в Шымкенте по заказу молодежного ресурсного центра при акимате сняли социальный ролик о девушке в мини-юбке. Руководитель ресурсного центра Данияр Алан в Telegram на счет женщин и их роли в обществе высказался еще более цинично, чем его «коллега» из университета. На нашумевший ролик отреагировала министр информации и общественного развития Аида Балаева.

«Казахстан является светским государством, и Конституция гарантирует всем нашим гражданам одинаковые права, уважение их чести и достоинства. В том числе речь идет о различных публикациях в соцсетях, которые могут оскорбить чьи-то чувства. Также это касается и видеороликов, которые создаются в рамках государственного социального заказа», — высказалась министр на своей странице в Facebook.

До сих пор действиям авторов столь неоднозначных публикаций в соцсетях оценку не дали правоохранительные органы. А ведь

в Уголовном кодексе на тему разжигания розни есть целая статья. Почему молчит прокуратура?

Пытаемся разобраться с политологом Данияром Ашимбаевым.

Навязывание своей морали

— Данияр, избирательность силовиков, кого и за что привлекать, вызывает вопросы. Татьяна Шевцова-Валова в 2015 году получила судимость за разжигание межнациональной розни. А к авторам скандальных сексистских постов в соцсетях, кажется, ни у кого вообще вопросов нет. Почему?

— Такого рода публикации появились не сегодня и не вчера. Просто за счет того, что социальные сети сблизили пространство и время, многие высказывания стали широко доступны и быстро получают общественную реакцию.

Почему нет реакции? Потому что у государства нет четкого понимания, какие мораль и традиции есть в стране

С распадом Союза старый ценностный набор в значительной степени аннулировался, кроме, пожалуй, дружбы народов. Она перекочевала в статус межнационального единства и согласия. Все остальное подверглось перечеркиванию. Понятие морали разнесло полностью.

Все стали искать некую традиционную мораль в различных исторических эпохах.

Но какие именно традиции нужно взять за основу? Раннесоветские, позднесоветские, времен казахского ханства, времен кокандского ханства или еще более раннеисторические?

Предмет дискуссии никто пока четко сформулировать не может. А путаница пошла гигантская. В итоге в разных возрастных и социальных группах разных регионов установились свои условные наборы ценностей. Однако для большинства они не подходят. А потому могут быть приемлемы в конкретной общественной ячейке — семье, но ими недовольны все остальные.

Сейчас в социальных сетях популярны разные виды недовольства. Кто-то возмущен короткими юбками, а кто-то роликами против них. А еще кто-то, что первых двух больше волнуют юбки, чем другие проблемы. В нашем современном обществе, не имеющем единого универсального ценностного набора, возникли настолько разные вкусы и представления, что есть попытки подать их в качестве собственной морали.

Лакмусовая бумажка

— Вы оправдываете ролик с девушкой в короткой юбке и водителем «Мерседеса»?

— Ни в коем случае. Содержание ролика тупое. Я хочу сказать, что для юга Казахстана — не всего, конечно — такое отношение характерно.

Даже если мы посмотрим на советский период, когда существовали некие единые наборы морально-нравственных ценностей, все равно в разных регионах была своя специфика. К примеру, казахстанский центральный комитет компартии периодически рассматривал вопрос о борьбе с феодально-байскими пережитками в КазССР. Условно говоря, раз в пять лет какие-то нормы постановлялись и анализировалось состояние.

На протяжении многих десятилетий по феодально-байским пережиткам в основном лидировали южные регионы. И везде картина была разной

Что хорошо для Шымкента — не очень хорошо для Петропавловска, что приемлемо в Актау — не всегда подходит для Семипалатинска. И чтобы точно сказать, что хорошо, а что плохо, нужен некий универсальный набор ценностей. Какие-то традиции шокируют, но вместе с тем ничего подходящего всем еще не придумано.

Государство периодически пытается сформулировать какие-то нормы, но после многих попыток остановились на единстве, согласии и патриотизме. При этом само понятие патриотизма имеет массу толкований. Масса личностей, называющих себя патриотами с большой буквы, имеет свое единственное правильное представление о патриотизме. А потому требует соблюдения этих норм всеми остальными.

Общество сейчас в таком состоянии, что навязывание ему любой морали или любого ценного набора вызывает только отторжение. Государство утратило авторитет носителя каких-либо ценностей

Поэтому провокационные и дискриминирующие публикации стали своего рода лакмусовой бумажкой.

Разжигание или мнение?

— В том же Уголовном кодексе тем не менее государство конкретно прописало, за что нужно нести уголовную ответственность. Но та же прокуратура плохо контролирует соцсети на предмет появления провокационных постов.

— Первый вопрос, когда видишь такие публикации: куда смотрит прокуратура?

Но когда силовики окунаются в мутную воду соцсетей, где дерутся красные и белые, по шапке в итоге от участников драки получает как раз прокуратура

То поздно отреагировали, то не такое решение вынесли, то не приняли мер, то «почему полезли в частную жизнь»? У силовиков возник стойкий иммунитет влезать в такого рода споры.

Кроме того, нужно помнить, что в таких публикациях многие вещи оценочные. А они не являются предметом для разбирательства в суде или прокуратуре. Поэтому я уверен, что они смотрят и видят все. Но не вмешиваются, чтобы не остаться крайними. При том, что уже через пару дней после общественной драки в сетях по одному поводу о нем быстро забывают и переключаются на другой. Новость, какой бы жареной она ни была, живет недолго.

По этой причине силовики вмешиваются только в случае возникновения призывов к свержению конституционного строя, пропаганды экстремистских ценностей и откровенных расистских или националистических высказываний.

У таких дел есть железный состав преступления. Даже по истории с Татьяной Шевцовой-Валовой прокуратура получила по шапке. Это было показательно. Поэтому сейчас мы и не видим никакого вмешательства прокуратуры в общественные дискуссии в соцсетях.

Кто расставит акценты?

— Значит, давать им оценку должны какие-то другие эксперты?

— Да даже они уже не хотят влезать в эти дела, потому что сами потом становятся предметом обсуждения и осуждения. Вопросы-то есть, но кто по ним будет выносить оценки? Как проводить это вмешательство при отсутствии универсального набора общепринятых норм и ценностей, чтобы говорить о разжигании?

Зачастую, кстати, выходит так, что озвучиваемое мнение и фактический образ жизни автора не стыкуются между собой.

По любому из двух последних резонансных постов о женщинах обязательно найдется с десяток женщин, которые подтвердят, что на самом деле авторы не такие, а просто иронизируют. И попробуйте с этим поспорьте.

Даже понятие общественного осуждения плавающее. Нет 100-процентного отторжения сомнительного контента. Находятся те, и причем немало, кто разделяет скандальные точки зрения. Из серии: «Так их, а то распустились, нравы упали, давно пора».

Если государство займется навязыванием своих морально-этических подходов, именно оно окажется на линии огня. Во-первых, все прекрасно знают, чем государство живет, как дышит и принимает решения. Религия тоже не в состоянии взять на себя роль составителя морально-этических норм. Что считать традиционной моралью в многонациональном и многоконфессиональном государстве?

Даже казахи в разных регионах придерживаются разных традиций

Где-то более религиозных, где-то менее. Поэтому универсального подхода просто не может быть. Не из чего его лепить.

Вопросы есть, ответов нет

— Государство, утратившее авторитет, боится навязывать какие-то ценности, чтобы еще больше не злить общество?

— Контроль над ситуацией был упущен. Педагогической составляющей в формировании нравственных ценностей тоже нет. Слишком много тем, так или иначе табуированных. Но все прекрасно знают, о каких правилах на самом деле идет речь.

Поэтому государство оставило за собой выбор отсекать и пресекать только откровенные радикализм и экстремизм. На большее и сил не хватит

Представьте, если завтра примут закон, регулирующий морально-этические нормы для всех граждан. И вдруг государство начнет их регулировать на самом деле. На примере работы той же санэпидслужбы, которая и нужна, и уже довела всех до истерики, мы видим, как реализуются законы на практике.

— Думаете, если государство начнет регулировать морально-этическое поведение через специальный закон, будут злоупотребления и общее «попадалово»?

— Это то же самое, что создать опрос — доверите ли вы нашей судебной системе вынесение смертных приговоров по коррупционным делам или другим тяжким уголовным статьям? Большинство скажут — нет, не доверим. Потому что доверия нет. Если сейчас уволить всех госслужащих, силовиков и набрать вместо них усредненных людей с улицы, мы получим ту же самую систему, что и разогнали.

Бессмысленные споры

— Дурной пример заразителен, имеете в виду?

— Современная молодежь и даже более зрелое население уже выросли в условиях определенного правового нигилизма и высокой толерантности к коррупции и безыдейности. Общее между всеми поколениями казахстанцев — понимание необходимости согласия, единства и толерантности.

Те реформы образования, здравоохранения, экономики, трудовых отношений, социальной сферы, что сейчас идут, на самом деле могут только ухудшить ситуацию.

Есть некий статус-кво, который никто не хочет ломать. Не потому что он хороший, а потому что он работает и к нему привыкли

Представьте картину. Вы пишете мнение в соцсетях, а вам участковый за это выписывает штраф за нарушение условного пункта 38 закона о моральных ценностях. Никто же не будет сильно вдаваться в выяснение деталей, просто ли вы высказались или призывали к чему-то. Сложно требовать наказывать всех, кто пишет резонансные публикации — нужны железные доказательства.

Дискуссия о мини-юбках бессмысленна сама по себе. Это спор слепого с глухим. Другое дело, когда

за государственный счет снимаются ролики откровенно нездорового содержания

Одно дело, если бы девушку стыдила за внешний вид какая-нибудь апашка или уважаемый человек. А когда это делает человек с внешностью бандита, живущего на нетрудовые доходы, это  вызывает вопросы. Так что государству лучше такого рода ролики не снимать.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter