Нур-Султан
Сейчас
12
Завтра
16
USD
431
-2.56
EUR
516
-0.24
RUB
5.69
+0.07

Парой строк об ОБСЕ, или нужна ли Казахстану многосторонняя дипломатия?

252
Расул Жумалы. Источник Ratel.kz.

В какой-то степени подобное мнение имеет право на существование на фоне низкой эффективности институтов, включая ООН, при исполнении своих функций. Ряд политиков и аналитиков вовсе характеризует их положение как кризисное. Тем не менее преуменьшать значение подобных организаций было бы слишком поспешным.

Начнем с того, что в современном мире существует более двух тысяч различных международных и региональных организаций, в рамках которых страны-участницы сообща решают проблемы мирного сосуществования и преодоления возникающих политических, военных, экономических, территориальных и прочих разногласий.

Вместе с тем наличие подобных форматов позволяет уравновешивать участников вне зависимости от их державного потенциала. Тем самым создаются условия для относительно более равного, справедливого и взаимовыгодного сотрудничества. Наконец, коллективные институты способствует поддержанию цивилизованных правил игры, принуждая в случае их нарушения даже крупные страны к соблюдению принятых норм.

Одним из таких влиятельных структур выступает Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. Ныне она объединяет под своим крылом 57 стран Северной Америки и Евразии. Отправная точка в истории ОБСЕ – Хельсинкский Заключительный акт 1975 года и учреждение Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Этому предшествовали долгие и тяжелые переговоры между СССР и США по выработке элементов доверия в зоне первоочередных интересов двух гегемонов.

И хотя страны социалистического блока под эгидой Москвы до поры до времени игнорировали требования одной из трех т. н. «корзин» ОБСЕ, касающейся защиты прав человека, роль Хельсинского акта сложно переоценить. В числе прочих созданный механизм на пике «холодной войны» позволил не допустить его перерастания в горячую фазу.

Падение Берлинской стены в 1989 году и последующее провозглашение независимости республиками бывшего Советского Союза возвестили о новых реалиях на пространстве ОБСЕ. В принятой в 1990 году Парижской хартии для новой Европы государства-участники призвали помочь им в продвижении к этой цели. Ну а после крушения СССР в 1991 году и появления на его месте 15 новых субъектов международного права ОБСЕ являло собой едва ли не единственный инструмент в поддержании заинтересованного диалога между Западом и Востоком.

В частности, интерес постсоветских республик, находящихся в состоянии политического и социально-экономического коллапса, заключался в привлечении масштабной помощи Запада. Последний же был кровно заинтересован в том, чтобы восточные партнеры встали на путь построения демократии и рыночной экономики. Указанный подход исходил из расчета Вены (штаб-квартира ОБСЕ), что именно эти стандарты позволят избежать скатывания постсоветских государств в авторитаризм и тоталитаризм со всеми вытекающими отсюда угрозами для безопасности.

Это был своеобразный обмен. В ответ на обязательства двигаться по пути демократизации общества и соблюдения прав человека новоявленные члены Организации могли бы претендовать на программы широкой финансовой и экономической помощи Запада.

Однако на начальной стадии предметом особой озабоченности в Вене служила судьба ядерного наследия СССР. Как известно, после распада последней обладателями смертоносного оружия помимо России оказались также Казахстан, Украина и Беларусь. Это не просто нарушало сложившийся в мире силовой баланс, но и рождало опасения, связанные с попаданием средств массового уничтожения в руки деспотичных режимов и радикальных движений. Итогом сложных переговоров, приправленных угрозами применения жестких санкций, стал компромисс.

Казахи, украинцы и белорусы отказались от ядерного оружия в обмен на гарантии безопасности. Соответствующая договоренность была зафиксирована в Будапештском меморандуме ОБСЕ 1994 года, которую подписали США, Россия, Великобритания и Франция (аналогичные обязательства позднее взял на себя Китай — пятый член СБ ООН и одновременно «ядерного клуба»).

Да, после аннексии путинской Россией Крыма в 2004 году и развязывания войны на юго-востоке Украины в адрес Будапештского меморандума прозвучало немало критики, причем вполне обоснованной. На поверку оказалось, что гарантии безопасности таковыми вовсе не являются. С другой стороны, в условиях ядерного шантажа Кремля сдержанную позицию Запада, который уклонился от лобового столкновения, можно понять.

Впрочем, подобный расклад не означает, что ресурс Меморандума целиком исчерпан. Именно накладываемая им моральная ответственность стала одним из ключевых для Вашингтона, Лондона и Парижа стимулов для введения болезненных санкций против России. Есть основания полагать, что отрезвляющее воздействие данных мер если и не сводит путинский экспансионизм на нет, то существенно минимизирует его.

Между тем в особенности на протяжении 1990-х членство в ОБСЕ сыграло важную роль в переходе стран СНГ, включая Казахстан, от авторитарной системы правления к демократии. В местных столицах начали работу миссии ОБСЕ.

Специализированные подразделения последней, в частности, Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), внесли значительный вклад в либерализацию законов о выборах, политических партиях, местном самоуправлении, свободе слова, независимых судах.

Другое дело, по мере укрепления властной вертикали в ряде постсоветских республик соответствующие призывы ОБСЕ стали наталкиваться на негативную реакцию местных элит. Так, например, серьезные коллизии стали возникать вокруг критики БДИПЧ/ОБСЕ в части несправедливых выборов и преследования оппозиции.

С наступлением 2000-х взаимные упреки между так называемыми «новыми» и «старыми» членами Организации обусловили внутренний кризис. Москва, Астана, Минск и другие представители «новых» обвиняли Запад в предвзятости, игнорировании национальной специфики и менторском поведении.

Ну а после волны «цветных революций», прокатившейся по Украине, Грузии, Кыргызстану в 2004-05 годах, Россия вовсе усмотрела в этом намерение США и их союзников под прикрытием демократии насадить в СНГ лояльные себе режимы. Противоречия достигли апогея в 2007-08 годах, когда Кремль поставил вопрос о возможности выхода из ОБСЕ.

Одним из камней преткновения тогда встал вопрос о председательстве в Организации, имея в виду что прежде ни одна страна СНГ этой чести не удостаивалась. Все это давало повод для сомнений в декларируем равенстве в Организации, в руководстве которой доминирует западная коалиция. Лишь после того, как президент Нурсултан Назарбаев поставил вопрос о председательстве Казахстана в ОБСЕ, а все страны-участницы поддержали данную инициативу, напряжение начало спадать.

Впрочем, председательство Казахстана в ОБСЕ, которое пришлось на 2010-11 годы, явилось не только фактом признания США и западно-европейских союзников СНГ в качестве равноправного партнера. После продолжительного застоя и внутренних дрязг многосторонний форум обрел «второе дыхание». Достаточно отметить, что что именно во время председательства нашей страны после 11-летнего перерыва состоялся саммит ОБСЕ в Астане. Принятая на той встрече в верхах Астанинская декларация заложила новые контуры безопасности и стабильности на обширном пространстве от Ванкувера до Владивостока – зоне ответственности ОБСЕ.

Да, сегодня, как уже отмечалось выше, многие международные организации подвергаются критике из-за неспособности обеспечить долгосрочный мир и безопасность, решить застарелые конфликты и предотвратить новые. Не составляет исключения и ОБСЕ. С другой стороны, мир, в котором не было бы ООН, ВОЗ, ОБСЕ и прочих коллективных инструментов, был намного более уязвимым и нестабильным. К сожалению, человечество пока не изобрело ничего лучше.

Что касается собственно взаимодействия с ОБСЕ, для Казахстана, равно как и его соседей по Центральной Азии его перспективы выглядят многообещающими. Тем более, что за предыдущий период накоплен солидный багаж. Например, в Душанбе открыто Высшее пограничное командное училище ОБСЕ, готовящее специалистов в области управления границами в регионе и обмена оперативной информацией. Академия ОБСЕ в Бишкеке предоставляет стипендии лучшим студентам из стран Центральной Азии, в том числе из Афганистана, и помогает подготовить специалистов для государственной службы.

Организация также ведет деятельность по урегулированию затяжных конфликтов в рамках согласованных форматов в регионе ОБСЕ. Сюда входят переговоры в формате «5+2», целью которых является достижение всеобъемлющего политического урегулирования приднестровского конфликта, Минская группа ОБСЕ, которая занимается поиском путей мирного урегулирования нагорнокарабахского конфликта. Казахстан намерен создать у себя тематический центр ОБСЕ по устойчивой взаимосвязанности.

Членство в Организации способствует также решению вопросов, связанных с т. н. «человеческим измерением» и углублением демократических реформ. Кстати, на прошлых президентских выборах в Казахстане глава миссии по наблюдению за выборами БДИПЧ/ОБСЕ Уршула Гацек заявила:

«Эти выборы представляли собой важный момент для общества Казахстана, так как первый президент, долгое время находившийся у власти, впервые не принимал участия. Хотя было семь кандидатов, впервые включая женщину, выборы продемонстрировали, что необходима подлинная демократическая консолидация и значительные политические, социальные и правовые реформы. Новый президент и власть должны использовать эту возможность, усилить доверие к институтам и соответствовать ожиданиям граждан. ОБСЕ готова тесно сотрудничать с Казахстаном в этом направлении ради продвижения вперед».

Разумеется, отношения Казахстана с ОБСЕ устраивают не всех и не всегда. Как с той, так и с другой стороны. Тем не менее само наличие подобного формата представляется полезным.

Расул Жумалы, политолог

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter