Нур-Султан
Сейчас
-21
Завтра
-9
USD
423
-0.47
EUR
503
-0.60
RUB
5.59
-0.01

Сокращение нефтедобычи не отразится на ценах на бензин — эксперт

Рашид Жаксылыков, фото Интерфакс-Казахстан

Минэнерго сообщает, что из-за наличия значительного профицита запасов нефти на фоне снижения спроса на нефть в мире и в Казахстане возникает риск полного затоваривания нефтехранилищ во втором квартале 2020 года и аварийных остановок казахстанских месторождений.

«В связи с этим министерством разработан проект постановления правительства «О введении временных ограничений на пользование участками недр для проведения операций по разведке и добыче и операций по добыче углеводородов»

с перечнем отдельных участков недр, по которым необходимо ограничить добычу нефти на май-июнь»,

— говорится в сообщении министерства. — «Ограничение добычи распространяется на месторождения, относящиеся к категории средних, крупных и гигантских месторождений. В указанный перечень недр не вошли малые и мелкие месторождения, по которым ожидается естественное снижение добычи ввиду экономических факторов».

О последствиях ограничительных мер для участников рынка медиапорталу 365info рассказал председатель президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана Рашид Жаксылыков.

Внутренний рынок

— Если перевести терминологию министерства на популярный язык, что означает для Казахстана сокращение нефтедобычи на 390 тыс. баррелей в сутки?

— Месторождения бывают четырех категорий. К первой относятся новые, где нефть добывается максимально легко и дешево. Ко второй — месторождения постарше. К 3-4 категориям — устаревшие, как раз малые и мелкие.

Приостанавливать работу устаревших истощенных месторождений нельзя. Восстановить нефтедобычу на них потом не помогут ни деньги, ни технологии

Себестоимость добытой нефти на гигантских месторождениях — от 7 до 12 долларов за баррель. На Тенгизе — 7 долларов и 12 с транспортировкой. Кашаган добывает нефть подороже — 11 долларов за баррель, а с транспортировкой — 17-18. У устаревших месторождений 3-4 категорий себестоимость доходит до 40 долларов. 

Кроме того, гигантские месторождения освобождены от поставок нефти на внутренний рынок. Они только экспортируют нефть. Но кто-то же должен обеспечивать внутренние потребности в 17–18 млн тонн ежегодно. Частные компании системы «КазМунайГаза» от своей добычи обычно 30% оставляли на внутреннее потребление, а остальные 70 — продавали.

Если мы сейчас остановим эти месторождения, останемся без нефти для внутреннего потребления

В лучшие времена, когда Brent стоил 60–70 долларов за баррель, на внутреннюю поставку государство принимало у операторов нефть по 25 долларов. Последнее падение мировых цен ниже 20 долларов за баррель все равно оставило цену государства в пределах $25 на внутренние потребности. 

— А смысл?

— Потому что каждая страна печется о своих гражданах, которые являются внутренними потребителями. 

Экономика вопроса

— Ожидаются ли какие-то экономические трудности у тех игроков нашего нефтяного рынка, кого коснулись ограничения? 

— Конечно. Во-первых, сокращение нефтедобычи будет продолжаться, а не ограничится двумя месяцами. Во-вторых, картель на два месяца подписал  твердый контракт и на 2 года ориентировочный. Так что рассчитывать на прекращение обязательств после мая-июня не приходится.

Если мы в 2018–2019 годах добывали около 90 млн баррелей, то в связи с сокращением добыча упадет до 74–75 млн баррелей. Разница — огромные деньги

Их недополучит казна. Кроме того, сокращение нефтедобычи вынудит компании оптимизировать рабочие силы. То есть мы получим за бортом очень много социально-уязвимых людей. Государство этот вопрос не до конца продумало. Сокращение произошло, а людей куда деть? По моим подсчетам, нефтяники пополнят ряды примерно 4 млн безработных казахстанцев. 

— Сколько людей уволят? 

— Около 80-90 тысяч человек. 

Нефтяная зависимость

Казахстан мог отказаться от исполнения этого соглашения ОПЕК+ и не сокращать объемы добычи? 

— Во-первых, инициатором сокращения добычи казахстанской нефти была Россия. А поскольку все трубопроводы, по которым мы поставляем нефть в Европу, идут через Россию, наш отказ вызвал бы полный запрет на транспортировку. Тогда бы мы вообще никуда не поставляли добытую нефть.

Эта проблема показала, что нам необходимо развиваться самим. После выхода из кризиса мы должны строить свою мощную трубу в сторону Китая

Чтобы в дальнейшем быть абсолютно независимыми в плане транспортировки нефти в другие страны.

— Как в связи с сокращением добычи поведут себя цены на ГСМ на внутреннем рынке?

— Ожидать снижения цен не стоит. На то есть минимум три причины. Во-первых, все наши нефтеперерабатывающие заводы прошли модернизацию благодаря инвестиционным деньгам. Их нужно возвращать. Во-вторых, если сейчас снизить цены на конечный продукт, работодатели в целях оптимизации своих расходов в первую очередь сократят работников. Нам нужно еще больше безработных? Нет. В-третьих, мы взяли на себя обязательства в ЕАЭС полностью сравнять цены на ГСМ во избежание ажиотажного спроса.

Достаточно вспомнить прошлый год, когда россияне едва не оставили Казахстан без бензина

Все взятые нами обязательства, несмотря на карантин и падение нефтяных цен, никто не отменял. Желание народа — одно, а все экономические факты — другое. И они против нас. 

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter