Нур-Султан
Сейчас
-16
Завтра
-11
USD
423
-1.62
EUR
504
-1.13
RUB
5.6
+0.01

Тенговые депозиты обесценены благодаря политике Нацбанка

30806

Напомним; 10 марта, сразу же после развала сделки ОПЕК+, когда мировые цены на нефть рухнули, Нацбанк поднял базовую ставку с уровня 9,25%, на котором она находилась с сентября 2019 года, до 12,0%.

Почему в Нацбанке спешно пошли на этот шаг? Причем всего за неделю до запланированного на 16 марта очередного решения по базовой ставке? Причины непонятны, тем более, что ранее руководство неоднократно заявляло о готовности держать ситуацию на финансовых рынках под контролем за счет достаточного объема золотовалютных резервов. Столь же спокойно относились в Нацбанке и возобновившемуся росту годовой инфляции.

Кстати, в пресс-релизе от 10 марта внеочередное решение по подъему базовой ставки аргументировалось необходимостью поддержания стабильности цен на фоне негативного влияния рисков со стороны внешнего сектора. Среди таковых главным стало значительное расширение географии распространения коронавируса в дополнение к упавшим нефтяным ценам. Также в Нацбанке заверили в приверженности режиму свободно плавающего обменного курса тенге, а при необходимости – в проведении валютных интервенций для обеспечения стабильности финансовой системы.

Результат повышения ставки

На плановом заседании 16 марта Нацбанк заявил, что повышение базовой ставки:

  • предупредило распространение паники на рынке и
  • внесло своевременные корректировки в стратегии его участников, ограничив возникшие инфляционные риски и защитив стоимость тенговых активов.

А в результате повышения стоимости тенговых заимствований банками второго уровня у Нацбанка была ограничена возможность спекулятивного давления на обменный курс со стороны участников рынка. На валютном рынке в те дни Нацбанк выступал временами единственным продавцом долларов, проводя свои интервенции.

В итоге всех этих усилий центрального банка удалось сдержать падение курса казахстанской валюты до уровня 405,6 тенге за доллар к 13 марта. Зачем в таком случае 16 марта Нацбанком было заявлено о намерении «способствовать формированию равновесного курса в соответствии с политикой свободного курсообразования и инфляционного таргетирования», осталось непонятным. Но в итоге за несколько дней обменный курс доллара легко перевалил за рубеж в 440 тенге, где он находится и сейчас (3 апреля его средневзвешенный курс сложился на KASE на уровне в 443,5 тенге).

Разнобой в действия правительства и Нацбанка

Панические действия Нацбанка выглядели явным нонсенсом на фоне действий центральных банков развитых стран, опустивших цену на деньги почти до нулевой отметки. Особенно резко выглядел контраст с северными соседями после того, как Совет директоров Банка России 20 марта решил сохранить ключевую ставку на уровне 6,00% годовых.

Пока Нацбанк держал свою базовую ставку на высоком уровне, подняв заодно цену на кредиты и вынудив банки платить более высокое вознаграждение по привлекаемым вкладам, правительство по поручению главы государства двигалось в обратном направлении. Власти занялись реализацией пакетов антикризисных мер, вливая в казахстанскую экономику сотни миллиардов бесплатной ликвидности.

Что именно сделало правительство?

Так, после заседания госкомиссии по чрезвычайному положению 23 марта были приостановлены выплаты заемщиками сумм основного долга и вознаграждения по розничным кредитам и займам МСБ, начались ежемесячные выплаты лицам, лишившимся доходов в связи с введением ЧП, в размере 42 500 тенге. До 1 трлн. тенге увеличилось финансирование программ «Экономика простых вещей» и «Дорожная карта занятости», еще 600 млрд. тенге выделено на кредитование оборотных средств МСБ под 8% годовых.

Государство усилило свои позиции и на внутреннем валютном рынке, поручив субъектам квазигосударственного сектора обязательную продажу части экспортной выручки и вернуть валютные депозиты в национальную финансовую систему.

Кроме того, этот рынок был фактически заморожен после закрытия обменных пунктов и отделений банков, сокращения времени валютных торгов на Казахстанской фондовой бирже (KASE) и операций денежно-кредитной политики самого Нацбанка.

31 марта глава государства выступил с заявлением, из которого следовало, что приток тенговой ликвидности, включая и наличность, в экономику значительно увеличивается. Правительству было поручено проиндексировать пенсии и пособия на общую сумму более 200 млрд. тенге, расширить охват населения дополнительными социальными выплатами, новые меры поддержки бизнеса, включая отмену начисления и уплаты налогов с фонда оплаты труда в наиболее пострадавших секторах экономики.

Провал политики таргетирования

В итоге к началу апреля решение Нацбанка о повышении его базовой ставки фактически утеряло экономический смысл, ибо такие дорогие деньги просто никому не были нужны. Поэтому, не дожидаясь очередного планового решения на эту тему 27 апреля, Нацбанк снизил 3 апреля базовую ставку до 9,5%.

К этому моменту стало известно о выходе в марте годовой инфляции за пределы официального прогноза в 4-6% — она достигла 6,4%,

что фактически означало провал политики инфляционного таргетирования. Нацбанку пришлось признать также, что вливание в экономику средств двух пакетов антикризисных мер, предложенных главой государства на общую сумму в 4,4 трлн. тенге с пересмотром ключевых параметров бюджетной политики лишает смысла высокий уровень базовой ставки, ибо она будет сдерживать экономическую активность.

Резюмируя этот очередной внезапный шаг Нацбанка, эксперты констатировали его отказ от политики инфляционного таргетирования. Теперь вместо прежнего коридора в 4-6% теперь прогнозируется диапазон 9-11%, то есть инфляция вырастет вдвое. Иными словами,

Нацбанк теперь не таргетирует инфляцию, а идет вслед за ней, приспосабливая свои прогнозы и действия к ее реальному уровню

Другой реальностью стало расширение мандата Нацбанка, от чего долго отказывались его руководители вопреки известным поручениям как Елбасы – первого президента РК, так и действующего главы государства. Теперь Нацбанк наряду с правительством участвует в стимулировании экономики вместо того, чтобы механически удалять с рынка «лишние» деньги, связывая их своими депозитами, ценными бумагами – нотами и другими способами. И, наконец,

экономическая реальность вынуждает теперь Нацбанк перейти к нулевой цене денег в реальном выражении,

то есть за вычетом инфляции. К примеру, при базовой ставке в 9,5% и годовой инфляции в 10% реальное значение этой ставки будет отрицательным в минус 0,5% годовых, тогда как с 10 марта до 3 апреля оно составляло порядка плюс 6%.

Как держит удар Центробанк России

Для вкладчиков же это означает, что

хранить сбережения на тенговых депозитах станет невыгодным

в отличие, к примеру, от соседней России, где ключевая ставка тамошнего Центробанка держится на уровне 6,0% годовых при инфляции в феврале 2,3% и обеспечивает положительную цену денег.

Кстати, в отличие от Нацбанка, руководство которого теперь редко встречается с журналистами, Центробанк запустил с 3 апреля еженедельные пресс-конференции. И на первой из них его главой Эльвирой Набиуллиной было заявлено, что в Центробанке не ожидают существенного всплеска инфляции в результате внешних и внутренних шоков, а ситуацию на финансовых рынках — не требующей сейчас дополнительного вмешательства регулятора. Было сказано и о том, что в ближайшее время возможно снижение ключевой ставки даже при том, что инфляция в России начала расти, — ведь она по-прежнему остается ниже давнего таргета в 4% годовых. Это и не удивительно, так как в отличие от Нацбанка, лишающего участников рынка надежных ориентиров своими паническими действиями, российский Центробанк планомерно поглощает шоки для национальной финансовой системы за счет регуляторных мер.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter