Нур-Султан
Сейчас
-17
Завтра
-13
USD
432
0.00
EUR
486
0.00
RUB
5.69
0.00

Двоечники за учительским столом

4667
Фото: stock.adobe.com

Учитель – это звучит гордо?

Из прошедших экзамен почти 74,8 тыс. педагогов Казахстана более половины не смогли показать даже минимальный пороговый уровень знаний, необходимых для подтверждения квалификации.

Такой катастрофический провал случился в ходе ноябрьского национального квалификационного теста (НКТ). С чем это было связано и что делать? Как знания учителей оценивались раньше?

Почему первый компьютерный «квал-тест» с видеонаблюдением показал такой колоссальный разрыв с результатами «бумажного» теста 2018 года? Преодолены ли коррупционные риски сегодня, почему на местах идет мощное противодействие новой системе, а главное – сможет ли система при столь плачевных результатах качественно учить наших детей?

Вопросы непростые и очень болезненные для многих

Международная методика, внедренная компанией U-Future, вскрыла масштабные возможности для коррупции при проведении предыдущих квалификационных тестов. Безусловно, обнадеживает уже тот факт, что в стране наконец-то внедрена международная система оценки знаний педагогов. Ведь объективное знание проблемы – это уже ключ к ее решению.

В рамках договора государственно-частного партнерства, которое руководство МОН подписало с международной компанией, всего за месяц у нас открылось 20 современных компьютерных центров тестирования с видеонаблюдением и полным отсутствием любых возможностей «купить» тест.

Компания U-Future, основанная в 2013 году, это частный инвестор, который не привлек ни одного тенге государственных средств и не собирается этого делать, благодаря чему за десять лет проекта будут сэкономлены 3,7 млрд тенге из госбюджета. Уже в ходе первого теста, который прошел в ноябре 2019, было сэкономлено 170 млн тенге. Резоны для регионов работать с новым проектом очевидные, многие акимы только «за».

Как уже отмечалось, компания U-Future в рамках проекта U-Study развернула сеть из 20 региональных центров тестирования в общей сложности на 3 120 посадочных мест. Это позволяет каждой области в течение нескольких дней полностью протестировать всех учителей.

Но это только начало. Уже в текущем 2020 году компания расширит свою сеть до 53 центров, в 2021 – до 103, а в 2022 — до 153, полностью охватив моно- и малые города, крупные районные центры и сельские местности. Всего в расширение инфраструктуры инвестор намерен дополнительно направить более 7 млрд тенге. В результате процесс тестирования для экзаменуемых станет намного быстрее и удобнее.

В результате внедрения этого проекта, на который в Минобразования наконец-то решились после 4-х лет очень странных проволочек (о «спуске на тормозах» разговор отдельный, это вообще тема отдельного журналистского расследования, да и не только), в Казахстане удалось полностью исключить коррупцию при оценке знаний педагогов.

А в МОН увидели не только объективную картину подготовки своих работников, оказавшуюся, мягко говоря, не самой оптимистичной. Важно и то, что был перекрыт мощный канал обогащения заинтересованных лиц, который, по некоторым оценкам, мог аккумулировать в карманы коррупционеров миллиарды тенге в каждом отдельном регионе.

Видимо, неслучайно противодействие внедрению проекта U-Study в ряде регионов было колоссальным, также как и палки в колеса на уровне самого МОН в бытность двух предыдущих министров. Как нерадивым учителям, не желающим повышать свой образовательный уровень, так и чиновникам на местах, заинтересованным в высоких дутых показателях, была изначально выгодна непрозрачность при проведении теста. Коррупционных возможностей существовало множество. Преодолены ли они сегодня?

По бумажке

Для ответа на этот вопрос важно знать предысторию. Кроме U-Future, в республике есть и другие центры, компании, занимающиеся компьютерным тестированием знаний. Однако до международного уровня их работа, мягко говоря, не дотягивает.

Согласно данным открытых источников, в республике ежегодно открываются около 200 центров тестирования по самым разным направлениям. Примерно половина из них закрываются уже в первый год после открытия, и еще 40-50 в первые три года.

Все такие организации представлены только в отдельных регионах, ни одна из них не располагает общеказахстанской сетью центров тестирования. Как правило, они не имеют инфраструктурной базы и современного оборудования, отвечающих требованиям антикоррупционной безопасности. Не имеют они и собственных разработчиков инструментов оценивания, достойных тестовых вопросов.

Все подобные организации действуют в рамках определенного объема заказа на ограниченный срок по региональным бюджетам. Срезы знаний, осуществляемые такими организациями, проходят по перенаправлению на определенный сайт, где тестируемые на компьютерах отвечают на вопросы в режиме «онлайн».

Вроде бы тоже компьютерная оценка, но есть одно «но». При проведении всех подобных тестов не соблюдаются требования к процедуре тестирования, рекомендованные международными организациями. В частности, нет гарантий, что варианты заданий будут сгенерированы случайным образом и что у экзаменуемых заранее нет доступа к ответам. То есть главное, что не обеспечиваются меры защиты от коррупции.

Неудивительно, что ни один из таких центров не допускался к государственным квалификационным тестам. Региональные управления образования в основном организовывали на их базе «срезы» знаний школьников. Однако такие проекты часто сопровождались острой критикой со стороны родительской общественности. И небезосновательно.

Например, в 2017 году Управление образования Карагандинской области запустило проект «Айкын» для мониторинга качества знаний учащихся. Тестирование проводилось среди учащихся 5-10 классов по итогам каждой четверти по основным предметам. В итоге по проекту было выявлено множество грамматических и орфографических ошибок, некорректные формулировки заданий, неполные вопросы. Кроме того, происходили постоянные технические сбои…

При таком раскладе понятно, что предложений, аналогичных технологии U-Future, на рынке Казахстана изначально просто не было. Стоит ли удивляться, что при таком качестве рынка НЦТ до последнего времени тестировал педагогов по бумажке?

Коррупция как фактор деградации школы

До прихода компании U-Future (которая, как мы уже отмечали, предлагала внедрить международный формат оценки знаний еще четыре года назад в рамках соответствующей госпрограммы развития образования, однако при двух министрах подряд проект почему-то спускался на тормозах) проведение квалификационных тестов Национальным центром тестирования при МОН РК было традиционным.

Бумажные носители заданий, всего несколько вариантов вопросов и ответов (а не сотни, как в тестах U-Study, где конкретный вариант компьютер генерирует случайным порядком каждому экзаменуемому). Зачастую отсутствие контроля шпаргалок и телефонов в аудиториях. То есть формально контроль, конечно, был, но во многих регионах, как показала практика, легко можно было договориться. Более того,

коррупционные отношения давали все возможности «договариваться» даже централизованно

И для системы, где человеческий фактор присутствует на всех уровнях, это было неудивительно. Как в ходе разработки тестов, так и их передачи в типографию, печати, упаковки, пересылки и т. д., да и в момент самого экзамена существовали все возможности, позволяющие при желании обеспечить нужный результат. Возможности списывания оставались, а где-то даже создавались преднамеренно. Можно было договориться с наблюдателем, контролирующим экзамен, чтобы он не заметил списывания.

Такой подход, практикуемый годами, откровенно развращал всех участников системы. Он не только стимулировал катастрофические пробелы в знаниях учителей, которые и выявил в ноябре прошлого года первый компьютерный тест с видеонаблюдением. Главное, что возникало общее ощущение несправедливости -когда один сдает честно, а другой покупает себе доступ к каким-то лазейкам, позволяющим подтвердить свою квалификацию нечестно. Это демотивирует всех.

И стоило ли после этого удивляться прошлогодней «жесткой посадке» бывшего директора Национального центра тестирования?

Системная коррупция вела к тому, что школа Казахстана год за годом деградировала изнутри. Стоит ли ожидать высоких знаний от учеников, когда их учителя в массе своей не знают собственный предмет? Наши дети сегодня, увы, также не блещут эрудицией и даже элементарными навыками, что и подтвердили неутешительные итоги международных тестов.

В частности, тест функциональной грамотности учащихся PISA показал, что с 2015 по 2019 год школьники Казахстана «съехали» с 43-й аж на 69-ю позицию в рейтинге из 77 стран. Мы позорно плетемся в самом хвосте списка где-то между беднейшими африканскими странами. И ситуация с каждым годом становится все хуже.

Пациент скорее жив?

Как ни парадоксально, но реальным шагом к исправлению ситуации становится именно объективная оценка знаний учителей. Сегодня педагог максимально мотивирован показать наилучший результат. Каждый заинтересован сдать «квал-тест» не по минимальному пороговому уровню, а по самому высокому.

И это объясняется просто: так можно получить максимальную надбавку к зарплате. В рамках нового содержания образования МОН внедрило четыре квалификационные категории, соответствующие разным уровням учительского мастерства. Самый низкий, начальный уровень называется «педагог-модератор», это учитель второй категории. Следующий, более продвинутый уровень – «педагог-эксперт» (учитель первой категории). Далее следуют уже высокие квалификационные разряды – «педагог-исследователь» и «педагог-мастер». Последний соответствует статусу «учитель высшей категории».

На фоне масштабного повышения зарплаты, которое идет сегодня в рамках Закона «О статусе педагога», каждый педагог заинтересован сдать «квал-тест» — тест на более высокий разряд, тем самым повысив уровень своей зарплаты от 25 до 100%.

А поскольку с внедрением новой системы оценивания любые коррупционные возможности для сдачи теста исключены, то есть «купить» или «договориться» больше не получится, то подтвердить более высокую категорию и получить соответствующие надбавки можно только и исключительно знаниями.

– В последние месяцы мы видим, что учителя, готовясь к следующему апрельскому квалификационному тесту, уже сознательно повышают себе планку, – комментирует Олжас Куспеков, директор ТОО U-Future. – Например, один из экзаменуемых сообщил, что если раньше он подавал на самый минимальный, четвертый уровень (педагог-модератор), теперь будет подавать уже на второй — педагог-эксперт. Некоторые по 5-6 раз приходят в центры, чтобы пройти пробный тест, практикуются, тренируются. Учителя самостоятельно готовятся подтвердить более высокую квалификацию, потому что заинтересованы получить более высокую категорию. Мы видим, как буквально на наших глазах реально повышается имидж профессии, статус педагога в обществе.

Как отмечают представители U-Future, катастрофические результаты ноябрьского национального квалификационного теста выявили большие проблемы в базовой подготовке педагогов. Сейчас от всех учителей требуются глубокие знания в рамках так называемого «обновленного содержания образования». Но готовят ли педвузы молодых специалистов по той самой «обновленке» – большой вопрос. Судя по отзывам самих учителей, сегодня многие дезориентированы теми курсами, которые они проходят (речь о так называемых «уровневых курсах» или курсах повышения квалификации). И качество, и содержание этих курсов зачастую оставляют желать лучшего.

Часто сами тренеры и лекторы не разбираются в нюансах пресловутой «обновленки». В Национальном центре тестирования также акцентируют внимание на том, что все выявленные проблемы с подготовкой кадров связаны главным образом именно с обновлённым содержанием образования. То есть нельзя говорить, что учителя совсем не знают своих предметов, это отнюдь не так. Вопросы возникают именно по внедрению обновленной программы. Поэтому сейчас важно адаптировать базовую подготовку педагогов и откорректировать их краткосрочную переподготовку — с тем, чтобы качественно восполнить пробелы в их знаниях.

Хорошо, что и на уровне министерства, и его региональных структур – областных, городских, районных управлений образования – существует понимание этих проблем. И главное, есть понимание необходимости как можно быстрее исправить ситуацию.

Центр тестирования U-Study по итогам прошедшего теста предоставляет всем заинтересованным структурам детальную информацию, по каким именно аспектам знаний есть пробелы у педагогов конкретного региона, района, школы, вплоть до каждого отдельного учителя.

Это значительно упрощает задачу переподготовки: преподаватели на курсах повышения квалификации уже будут знать, по каким разделам работать с каждым конкретным слушателем. Но главное здесь то, что сами люди имеют высокую мотивацию исправить и улучшить свои результаты.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter