Нур-Султан
Сейчас
-2
Завтра
-4
USD
382
0.00
EUR
421
0.00
RUB
5.65
0.00

Как контрабанда разрушает экономику Казахстана

859

Львиная доля контрабандных грузов приходится на изделия из кожи, одежду и игрушки. Об этом в понедельник, 10 февраля, на встрече с руководителями предприятий по производству кожаной и обувной продукции заявила председатель сената парламента РК Дарига Назарбаева.

По словам сенатора, «через границу идет неконтролируемый груз, который не прошел никаких сертификаций, никаких лабораторий, никто не смотрит, из какого материала сделана одежда или обувь».

Согласно статистике, на сегодняшний день

в Казахстане 1 071 предприятие легкой промышленности, 632 предприятия производят одежду, 322 — текстильные изделия, 117 – кожаную продукцию

Назарбаева поручила Комитету по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству изучить все проблемы этой отрасли и подготовить к обсуждению на парламентских слушаниях.

Какие проблемы у наших кожевенников

Председатель наблюдательного совета группы компаний «Azala» Бауржан Джамалов отметил, что в стране нет планового спроса на отечественную текстильную продукцию, а

государственные заказчики постоянно меняют условия заказа

Производитель вынужден докупать дорогое оборудование, расширять производство, чтобы не потерять заказ. Джамалов рассказал о ситуации с министерством обороны.

«В 2020 году министерство отменило пятилетний контракт… Мы инвестируем, а после этого получается так, что министерство может контракт аннулировать», — сказал он.

Директор обувной компании Samhat Самал Тлеубаева сообщила о нехватке специалистов в отрасли и проблеме контроля за качеством детской обуви.

«Огромная проблема –

мы, производители, не покрываем даже 2% внутреннего рынка. Нет своих национальных стандартов обуви,

поэтому на наш рынок и попадает некачественная детская обувь».

Председатель Ассоциации переработчиков кожи и меха Казахстана Бейбут Рахимгалиев сообщил о простое крупнейшего завода — Семипалатинского кожевенно-мехового комбината.

«Проект превращается в проблемный. Государство потратило миллиарды тенге, но это предприятие не работает. Сейчас оборудование меховой фабрики выкинули на улицу. Полгода назад оттуда всех рабочих выгнали. Оборудование находится в агрессивной среде и приходит в негодность.

Станки стоимостью 300-400 тысяч евро уже покрываются ржавчиной

Если буквально завтра не запустить завод, их можно будет выкинуть».

Хроника

Контрабанда на таможне привела к существенным потерям республиканского бюджета из-за невыплаченных таможенных сборов. В частности, ИА периодически сообщают об арестах партий контрабандных товаров на грузовом терминале «Хоргос».

В сентябре 2019, по официальной статистике,

доля теневого сектора в Казахстане остается на уровне 27% ВВП

Осенью 2018 пост руководителя КГД занял бывший сотрудник администрации президента Марат Султангазиев. Тогда аналитики связывали это назначение с политическим решением властей укрепить порядок в таможенном деле.

В ноябре 2018 НКО «Transparency Казахстан» и Евразийский аналитический клуб опубликовали исследование об огромной «недостаче» по таможенной статистике.

В декабре 2018 была создана группа сенаторов во главе с Даригой Назарбаевой, которые должны были заняться проблемой контрабанды. Парламентарии взялись за работу. Обратились в минфин и другие профильные структуры с запросом о проверке данных о серых схемах и вероятной коррупции в таможенных органах.

Комитет государственных доходов (КГД) пообещал серьезно проверить полученные данные. В результате было выделено 53 участника внешнеэкономической деятельности, чьи операции подлежат тщательной проверке.

Теневая экономика, мнимые сделки

В беседе в сентябре 2019 с Жаннат Ертлесовой, председателем Ассоциации налогоплательщиков Казахстана, председатель Комитета государственных доходов министерства финансов РК Марат Султангазиев назвал две основные причины сохранения теневой экономики.

«С одной стороны, мы движемся к упрощению ведения бизнеса. Это важно для инвестклимата, для улучшения бизнес-климата. Это открытие бизнеса, дальнейшее ведение бизнеса, постановка на учет по НДС и прочее». С другой стороны, миссия МВФ, которая провела осенью 2019 мониторинг, отметила, что

в Казахстане слишком лояльная система открытия бизнеса для юридических лиц

«За сутки субъект и регистрируется, и расчетный счет открывает, — говорит Султангазиев. — И все это можно сделать в онлайн режиме».

В других странах вся эта процедура проходит более жестко, нужно пройти ряд серьезных проверок.

По его словам, одна из больших проблем – количество компаний, которые ведут деятельность, проводят крупные операции, но при этом не несут налоговой нагрузки. Есть поступления на расчетный счет и есть расходы. Это

промежуточные компании, которые являются звеньями какой-то большой схемы,

считает чиновник. И подчеркнул, что имеет в виду компании, которые даже не имеют фонда оплаты труда.

Попытки противодействия

«Эту проблему КГД решает через мониторинг, камеральный контроль, электронные счета-фактуры, которые сейчас обязательны для всех субъектов, состоящих на учете по НДС. Это позволяет выявлять такого рода рисковые операции и мнимые сделки».

В 2019 КГД запустил пилот и установил порядка 1300 таких промежуточных компаний. Эти компании отобраны за счет системы управления рисками.

«КГД постоянно дорабатывает профили рисков. Система позволяет оценить операцию через день, через месяц с момента ее совершения. То есть теперь КГД реагирует намного оперативнее. Раньше мы ждали представления декларации, завершения налогового периода, на это уходило 4,5 месяца».

Проверки КГД показали, что компании часто зарегистрированы на людей, которые никогда бизнесом не занимались. И такие могли иметь оборот больше 200 млн тенге, но при этом не иметь в штате наемных работников и официально зарегистрированного юридического адреса. Были выявлены нарушения по камеральному контролю.

С генпрокуратурой был отработан вопрос о создании системы информационного обмена правоохранительных, специальных и иных государственных органов.

Вторая причина роста теневой экономики – это вывод капитала из страны

Крупные предприниматели занижают стоимость товара на границе, производят недостоверное декларирование.

Во всей этой ситуации тяжелее всего приходится малому бизнесу. Ведь особенность казахстанской экономики в том, что она представлена крупными предприятиями и мелким бизнесом. Средний бизнес в Казахстане не развит.

Уголовный кодекс

В статье 234 УК РК об экономической контрабанде говорится, что:

«Перемещение в крупном размере через таможенную границу Евразийского экономического союза товаров или иных предметов, в том числе запрещенных или ограниченных к перемещению через таможенную границу товаров, вещей и ценностей, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу…наказывается штрафом в размере до двухсот месячных расчетных показателей…»

Отметим, что самое большое наказание за контрабанду в Казахстане – срок до 8 лет с конфискацией имущества

В результате за контрабанду на сумму в десятки миллионов тенге можно отделаться небольшим штрафом.

По мнению экспертов, большинство теневых операций связаны с криминальным обналичиванием. По данным Комитета финансового мониторинга, уровень обналички в 2017 году составил 35%, в 2018 году увеличился в 1,5 раза, а в 2019 эта негативная тенденция продолжилась с ростом еще на 31%.

Служба экономических расследований (СЭР) предлагает наделить БВУ правом прекращать деловые отношения с так называемыми неблагонадежными клиентами. А также обязать банки информировать уполномоченные органы о подозрительных операциях.

Если не решать все эти экономические проблемы, включая наказание за контрабанду, бизнес продолжит искать незаконные пути обогащения.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter