Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
385
0.00
EUR
428
0.00
RUB
6.04
0.00

Ужесточение наказания за изнасилование: за и против

834
фото из открытых источников

В среду, 20 ноября, на пленарном заседании мажилиса депутаты приняли в первом чтении поправки в Уголовный кодекс. Если в таком виде документ подпишет президент, надругательство станет тяжким преступлением. Соответственно, и наказание за него будет суровее.

Медиапортал 365info решил узнать у юристов плюсы и минусы этих поправок. Нас интересовала вероятность увеличения злоупотреблений тяжестью этой статьи. Как потенциальными жертвами, так и органами правосудия.

Нужна системная работа

Известный эксперт юриспруденции Сергей Злотников считает, что ужесточение наказания за преступления нельзя делать по указанию политиков.

— Статья за изнасилование в Казахстане всегда была тяжкой, кроме первой ее части, — говорит юрист. — Я скептически отношусь к принимаемой поправке.

Потому что у нас концепция уголовно-правовой политики часто нарушается непродуманным политическим воздействием

Любые изменения, которые вносятся в Уголовный кодекс, должны носить системный характер. Все должно основываться на криминологических исследованиях, а не на директивах.

Сергей Злотников

— Благие намерения ведь. Быть может это хоть как-то остановит волну надругательств в стране? 

— Нет, проблему это не решит. Как показывает практика, ужесточение наказаний незначительно снижает уровень преступности. Это написано в любом учебнике.

Плюс — начнутся злоупотребления. У нас и невиновных привлекают, случается такое.

Есть также опасность, что после ужесточения наказания преступники не будут оставлять своих жертв в живых

Кроме того, тяжестью статьи будут пользоваться, допустим, родители молодых людей, которые не согласны с выбором своего ребенка. Мальчишку могут посадить, обвинив в изнасиловании. А у него даже не будет права на примирение и тем более на женитьбу на этой девочке, хотя отношения были абсолютно добровольными.

Я скептически отношусь к таким вещам. У нас помимо этой статьи есть еще масса «чудесных» предложений. Например, отменить условно-досрочное освобождение по коррупционным статьям. Здесь вообще нарушены принципы уголовного права. Потому что за убийство выйти досрочно можно, а за коррупцию — нет.

Уголовный кодекс для богатых

— Ну так объявили же жесткую борьбу с коррупцией, потому и предлагают такие вещи.

— Когда придумали уголовные проступки, это было ноу-хау, против которого высказались многие эксперты. Я в том числе. Оно превратило Уголовный кодекс в спасение для богатых. Более 60 статей стали уголовными проступками, где все решается штрафом.

Получается, что если у человека есть деньги, он не сядет по многим статьям. Таким образом, в места лишения свободы попадают те, у которых денег нет

И поскольку пенитенциарная система не исправляет, они потом возвращаются туда.

Возвращаясь к теме надругательства, скажу, что причины совершения этих преступлений надо искать в другом. Нужны криминологические расклады, в каких регионах чаще всего это происходит, какое там социально-экономическое положение, есть ли работа и каков уровень образования. Это нужно исследовать, а не действовать популистски.

— И тем не менее мы почти каждый день читаем новости, что где-то изнасиловали ребенка или женщину. 

— У меня такое впечатление, что у нас нет больше никаких проблем, кроме педофилии и изнасилований.

Статистика на сайте генпрокуратуры показывает снижение числа подобных преступлений, но в СМИ только об этом и пишут

И меня удивляет, что закрытая информация о регистрации того или иного дела в ЕРДР тут же попадает в СМИ. Борьба с преступностью не должна зависеть от политики. Она должна быть связана с неотвратимостью наказания для всех и со снижением числа судебных ошибок. Без таких мер все выглядит вычесыванием блох и попахивает «лечением онкобольных препаратами от экземы».

Человек выше цифр

Адвокат Алма Мусина, напротив, считает ужесточение наказания за изнасилования правильной мерой.

Алма Мусина, фото с сайта radiotochka.kz

— Потерпевшим очень тяжело переживать это преступление — как с психологической, так и с физической точки зрения. След остается на всю жизнь. Поэтому я считаю верным утяжеление этой статьи. Другой вопрос, как не допустить дальнейших злоупотреблений.

— Именно. Ведь бывали случаи оговора «жертвой» из мести или с целью вымогательства.

— Конечно, бывают женщины, преследующие корыстные цели. Я однажды защищала мужчину, который подозревался в покушении на изнасилование. Дело было прекращено, поскольку удалось доказать, что никакого покушения не было.

К сожалению, существует и проблема, когда органы уголовного преследования предъявляют обвинение без достаточных доказательств

Оправдывать подсудимых боятся и суды, и прокуратура не обращает внимание на вопиющие факты недоказанности совершения преступления.

Если мы боимся, что будут злоупотребления, нам нужно сейчас говорить о проблеме привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновных. Статьи Уголовно-процессуального кодекса о презумпции невиновности и сборе доказательств как уличающих, так и оправдывающих подозреваемых, на практике не работают.

— Да. Ищут только обвинительную часть.

— Главная заповедь уголовного права о трактовании любых сомнений по делу в пользу обвиняемого или подсудимого тоже не работает. Вот когда все это заработает, когда прекратятся незаконные методы расследования и улучшится качество отправления правосудия, у нас не будет оснований бояться злоупотреблений.

Органам уголовного преследования надо избавиться от порочной практики бороться за статистику. Когда решается судьба человека, нужно помнить о нем, а не о цифрах.

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter