Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
389
0.00
EUR
428
0.00
RUB
6.08
0.00

Есть ли у современной китаефобии исторические корни?

4757

Разрушение стереотипов

Как исторически складывались отношения Китая с предками казахов?

— Из учебников по истории древнего мира мы знаем, что по мере развития ранних цивилизаций Запада и Востока в них возникал спрос на товары, производимые в далеких землях, что приводило к формированию торговых связей. Самым известным подобным маршрутом стал Великий Шелковый путь. Его официальной «датой рождения» считается 121 год до н. э., когда первый караван, груженный шелком, вышел из Китая, чтобы обменять этот товар на знаменитых среднеазиатских аргамаков.

Однако в ходе раскопок археологи нередко обнаруживают в Европе вещи, произведенные в Китае несколькими веками ранее. То есть еще до того, как купцы решились предпринять дальние странствия, торговый обмен между двумя частями света уже существовал.

Обеспечивали его мобильные кочевые народы Великой степи, перемещавшиеся на сотни и тысячи километров с востока на запад. Вместе с товаром, естественно, передавалась и информация. То есть

именно кочевники сначала помогли далеким мирам узнать друг о друге, а затем позволили им установить устойчивую связь

Хорошо осознавая важную роль международной торговли, степные правители обеспечивали безопасность иноземных купцов, обустраивали караван-сараи, строили города и поселения. В одной из работ знаменитый академик В. Бартольд с удивлением отметил то обстоятельство, что необычайный расцвет городской жизни на территории Казахстана произошел в эпоху Тюркского каганата и его наследников.

Что скрывать, до сих пор существует стереотип, что кочевники могли быть только разрушителями городской культуры. Однако письменные источники и археологические исследования четко свидетельствуют об обратном.

Радик Темиргалиев, историк, эксперт ИМЭП при Фонде Первого Президента

Корни конфликтов

— Но помимо торговли и добрососедских отношений были и конфликты?

— Безусловно. Степные государства в периоды роста стремились контролировать земледельческие регионы, совершали завоевательные походы. Часто причиной войн становилось прекращение торговли со стороны китайских государств, и степняки силой принуждали давать им доступ к рынкам.

Если баланс сил менялся и в Китае происходило «собирание земель» в рамках единой империи, а в Великой степи, наоборот, мощные прежде державы распадались на множество фрагментов, то уже китайские государства начинали вести агрессивную политику, активно вмешиваясь во внутренние дела степных государств.

Так, к примеру, в период своего расцвета Танская империя включила в свой состав значительную часть территории Центральной Азии. Ее дальнейшее продвижение на запад было остановлено в 751 году знаменитой Таласской битвой.

Эта битва имела, без всякого преувеличения, историческое значение. Союзное тюркско-арабское войско наголову разгромило армию китайской империи, определив границу между двумя цивилизациями более чем на тысячу лет.

В XVIII веке произошло вторжение цинских войск на территорию Казахстана. Чем был вызван конфликт?

— Для ответа на вопрос нужно кратко осветить предысторию самого конфликта. В XVII-XVIII веках восточным соседом Казахского ханства была Джунгария, достаточно мощная региональная держава. В противостоянии с ней казахи утратили земли Жетысу и Восточного Казахстана.

Однако в начале 50-х годов XVIII века вследствие борьбы за власть между различными правящими группами Джунгария оказалась охвачена острым внутриполитическим кризисом. Активно вмешался в процесс и знаменитый казахский султан Абылай. Он оказывал поддержку то одному, то другому претенденту на престол, тем самым еще больше способствуя распаду Джунгарии.

Раскол Джунгарии

За всем этим процессом внимательно следили в Цинской империи. Там опасались, что все дивиденды от падения Джунгарии в итоге достанутся Абылаю. В одном из указов императора Цяньлуна прямо говорилось:

«Если немедленно не двинем в поход войска, казахам повезет, и они останутся в выигрыше».

В итоге в 1755 году цинские войска вторглись в Джунгарию и быстро, практически без сопротивления, оккупировали ослабевшую страну. При этом они опирались на некоторых представителей джунгарской знати. После завоевания территория Джунгарии была раздроблена на четыре княжества, подчиненные напрямую Пекину.

Позже Амурсана, один из представителей джунгарской знати, начал восстание против Цинской империи. Хотя сначала, надеясь стать верховным правителем Джунгарии, он активно способствовал цинским властям. В ходе жестокого подавления восстания цинские войска прибегли фактически к тотальному истреблению джунгарского населения. Сам Амурсана бежал к казахам.

Цинские власти требовали от Абылая выдать мятежника, но он отказался это сделать. И что весьма примечательно, казахский правитель ссылался на древний степной обычай, который запрещал выдавать беглецов, получивших убежище.

В 1756 году цинские войска вторглись в казахские кочевья. Между сторонами состоялся целый ряд мелких и крупных столкновений. Так, на территории современной Палодарской области в Баянуальском районе есть местность под названием Шүршіт қырылған (Место гибели шуршитов). Шуршитами казахи называли маньчжуров, из которых происходила династия Цин. Вероятно, это слово берет свое начало от китайского «чжурчжень».

Первая кампания против казахов сложилась для цинских войск не слишком удачно. В гневе император Цяньлун разжаловал двух своих генералов, руководивших вторжением. Но следующее, состоявшееся в 1757 году, было уже более продумано, и казахи потерпели ряд тяжелых поражений. В конечном счете Абылай был вынужден признать себя «внешним подданным» цинского императора.

О роли России

— А какова была реакция Российской империи, ведь казахские ханы и султаны официально находились под ее протекторатом?

Российские власти выражали свой протест, правительствующий сенат направил послание, где официально отметил, что казахи являются российскими подданными. В ответ император Цяньлун с явной насмешкой ответил, что при таких обстоятельствах настоящий сюзерен должен был бы физически защитить своих вассалов.

— То есть Цинская империя в тот момент была готова к столкновению с Российской империей? Почему эта война не состоялась?

Российская империя в это время ввязалась в «Семилетнюю войну» – один из крупнейших военных конфликтов той эпохи. Можно сказать, «мировую войну» XVIII века. А новая война с достаточно серьезным противником на востоке потребовала бы много ресурсов. Поэтому российское правительство вынуждено было закрыть глаза на открытое вторжение в зону своих интересов, и откровенно издевательский тон официальных посланий Пекина.

— Почему, на ваш взгляд, в результате соперничества двух империй за территорию Казахстана в итоге все-таки верх взяла Россия? 

Я думаю, как и в любом историческом процессе, роль сыграло сочетание различных факторов. Но в целом, конечно, российская политика была более продуманной и дальновидной. К примеру, сравним казахско-российскую и казахско-цинскую торговлю.

Российские власти в XVIII веке с нуля создали целую группу больших и малых пунктов торговли для казахов, освободили их от торговых пошлин, строили там мечети и школы — в общем, делали все, чтобы степняки как можно больше были вовлечены в имперскую экономику. Это была колоссальная по объемам торговля. Казахи миллионами голов пригоняли скот, покупая взамен российскую мануфактурную продукцию. Максимально открыв свой рынок для казахской торговли, российские власти обеспечивали развитие собственной приграничной экономики в Сибири, Поволжье и на Урале.

В обход санкций

Цинская империя, напротив, была крайне закрытой страной. Хотя китайские товары пользовались большим спросом у казахов, цинские власти очень жестко регулировали торговлю, ограничивали объем поставок скота, произвольно диктовали цены и создавали иные препоны.

Кстати, русских купцов в Синьцзян вообще практически не допускали. В результате для обхода этой преграды сложилась хитроумная схема. Русские купцы входили в соглашения с казахскими султанами и старшинами, создавая, так скажем, «совместные предприятия». Степные компаньоны для цинских властей отвечали за транспортировку товара и выступали в роли официальных хозяев. Таким образом российская продукция все же попадала в Синьцзян. В общем, механизмы обхода санкций тогда тоже существовали.

О настоящем времени

— А как вы оцениваете отношения Казахстана и Китая в настоящее время? Можно ли провести какие-то исторические параллели?

Основа отношений двух стран — это, как и раньше, торговля. Китай является одним из важнейших потребителей казахстанской продукции. К примеру, в прошлом, 2018 году, наша страна поставила в Поднебесную продукцию на сумму свыше 6 млрд долларов. Теперь обратимся к официальным данным по импорту. В прошлом году он составил свыше 5 млрд.

При этом перечень поставляемых в Китай товаров планомерно расширяется. К примеру, довольно быстро в последние годы растут поставки нашей сельхозпродукции: пшеницы, ячменя, муки, растительного масла, хлопка. Сейчас идут переговоры по условиям поставок в Китай новых видов казахстанских товаров.

— Получается, эта страна для нас выгодный экономический партнер. Но почему в таком случае время от времени происходят вспышки синофобии в разной форме?

Начнем, пожалуй, с того, что подобные настроения проявляются абсолютно в каждой стране, соседствующей с Китаем. Несколько лет назад в соцсетях довольно бурную реакцию пользователей вызвали материалы о монгольских «скинхедах», идеология которых имела четкий антикитайский характер. Третья в мире по военной мощи, вторая по размеру экономики и первая по численности населения держава в любом случае будет внушать опасения своим соседям. Это просто психологически неизбежная реакция.

Во-вторых, конечно, есть и определенный негативный историко-культурный шлейф. Мы уже касались темы цинского вторжения в Казахстан. Если до сих пор сохранились такие названия, как «Шүршіт қырылған», наверное, в исторической памяти казахского народа это занимает определенное место.

Хотя я, конечно, согласен с отечественными экспертами, что гораздо большее значение имеет антикитайский контент, произведенный в СССР в период «советско-китайского раскола». Тогда между бывшими союзниками по соцлагерю произошли вооруженные столкновения на острове Даманском и озере Жаланшаколь. Затем на протяжении двух десятилетий шла ожесточенная «война идей».

Специфика китайской политики

В-третьих, нельзя обойти вниманием и роль самого Китая. Здесь я имею в виду весьма специфичную политику в отношении тюрко-мусульманских меньшинств в СУАР.

Я в курсе, что официальные китайские власти полностью отрицают факты дискриминации религиозных и национальных меньшинств. Но заключения международных организаций и многочисленные свидетельства прошедших через так называемые «лагеря перевоспитания», различные видео и фотоматериалы тоже появляются не на пустом месте.

Я не готов судить, насколько реальна угроза сепаратизма в стране, где свыше 95% населения относятся к государствообразующему этносу. Но очевидно, что решая свои внутренние задачи, Пекин существенно недооценил имиджевые потери на международной арене. Негативное общественное восприятие становится серьезной проблемой для руководства стран, заинтересованных в развитии отношений с Китаем.

Что касается каких-то сил, пытающихся сейчас на этой почве раскачать обстановку в стране, безусловно, они существуют. Но это для них просто подарок судьбы, которым грех не воспользоваться.

О рисках

— Можно ли ожидать снижения накала антикитайских настроений?

Помимо прочего, о чем уже было сказано, страх перед Китаем и китайцами есть страх перед абсолютно незнакомой культурой. Наши соотечественники хотя бы в общих чертах представляют себе, кто такие русские, узбеки, кыргызы, с которыми они долгое время сосуществовали в едином культурном и языковом пространстве.

«Открытие Китая» для казахстанцев происходит только сейчас. Конечно, дальнейшее развитие экономического сотрудничества повлечет за собой и укрепление всех связей. Так, счет отучившихся в Китае казахстанских студентов уже идет на десятки тысяч. Но это будет очень длительный и непростой процесс. Проблема, появившаяся не вчера, завтра решена не будет.

Кроме того, не все в руках Казахстана. В двусторонних отношениях результат в равной степени зависит и от партнера. Если китайское руководство не предпримет реальных шагов по устранению причин существующих общественных тревог и озабоченностей в Казахстане, то какие бы усилия не предпринимала официальная казахстанская сторона для снятия негатива, эффекта не будет.

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter