18+
Нур-Султан
Сейчас
-1
Завтра
-5
USD
389.98
0.00
EUR
434.01
0.00
RUB
6.1
0.00

Соцсети стали золотой жилой для авантюристов — Ертысбаев о дебатах с Аблязовым

19271

Доктор политических наук Ермухамет Ертысбаев в своей новой статье обращает внимание на риски, связанные с деятельностью деструктивных политических движений в соцсетях.

Ермухамет ЕртысбаевЕрмухамет Ертысбаев

13 сентября состоялись мои так называемые дебаты с беглым банкиром Аблязовым. Хочу особо подчеркнуть, что

проведение «дуэли» с Аблязовым было исключительно моей затеей. Власть к этому событию никакого отношения не имела

Чиновники от власти резонно говорили мне, что с вором, финансовым мошенником и организатором заказного убийства нельзя садиться за один стол. Я теперь свободный человек и решил сделать иначе. Теперь хочу объяснить логику этого решения.

Почему я выбрал Аблязова и «Политон»? Мне нужно было громкое публичное событие, имеющее широкий общественный резонанс, чтобы я смог обратить внимание власти и общества на важнейшую проблему современности, а именно: причинно-следственную связь интернета и протестов. Думаю, все согласятся, что хайп получился оглушительным и охват в интернет-сообществе солидным.

Сетевые протесты

В последние годы появилось понятие «твиттер-революция». Это важная составная часть любого современного протеста. Волна самых различных протестов прокатилась по всему миру, не обойдя и благополучные страны, такие как США (Occupy Wall Street), Великобритания (Blackberry Riot, бунты на лондонских окраинах) Франция (желтые жилеты). Как правило, у этих движений нет лидеров, они носят сетевой характер.

Мы вступили в новое время, когда идеология, партии, общественные движения, программы и цели вторичны. То есть многие протесты вызываются вовсе не лидерами и партиями, не идеологией и программными установками. Интернет предоставил возможность транслировать негативную реакцию масс на протесты и способствовать самим протестам.

В Казахстане этот процесс начался года два назад и как раз совпал с выходом Аблязова из французской тюрьмы. Беглый банкир сходу начал вторжение в казахстанские соцсети, миксуя (видимо, по подсказке пиарщиков) образы Ходорковского, Навального и даже Березовского. Главной фишкой и приметой текущего момента в аудиовизуальном интернете является не содержание, а способ говорения.

Как говорил в свое время Сталин, важно не ЧТО говоришь, а КАК говоришь. Ну, например, я привожу цитату из интервью Аблязова газете «Вечерний Бишкек» от 2 ноября 2017 года:

«У Кыргызстана есть свои рычаги воздействия на Казахстан. В апреле РК будет просить пустить воду на юг страны. Атамбаеву надо действовать решительно. Без воды из Кыргызстана погибнет весь урожай на юге Казахстана. А там живут не менее 500 тыс. человек. Социальный взрыв приведет к неуправляемым последствиям для Назарбаева, и режим просто падет».

В этом высказывании Аблязов открыто желает своему народу пережить катастрофу,

твой родной народ на юге Казахстана останется без воды и урожая. Но для Аблязова «Назарбаев и народ не одно и то же»! И это работает на протест, на рост протестующих.

Цель снова оправдывает средства?

Как историк я полагал, что политика «цель оправдывает средства» давно канула в прошлое. Однако эта печально известная и грязная тактика возвращается и становится рентабельной в эпоху интернета. Для авантюристов, популистов и демагогов социальные сети – это просто золотая жила в плане масштабного и стремительного распространения своих идей, своего авторитета, потому что громадная аудитория зачастую неподготовленная, несведущая, профанная и, главное, она протестная и скушает все, что ей преподнесут.

Эстония нам не пример

Еще один пример. Аблязов третий год говорит одно и то же, приводя в пример Эстонию: в 1991 году Казахстан был с этой страной на одном уровне, теперь же эстонцы обошли нас по ВВП на душу населения в два с половиной раза.

Всю жизнь я придерживаюсь правила «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». Я был в Эстонии 40 лет назад (служил в армии). Недавно летал из Минска в Таллинн (50 минут на самолете). Практически все предприятия демонтированы, сельское хозяйство сокращено в разы, какие-то виды молочной продукции попадают на европейский рынок только под маркой «Made in Finland».

Фактически хозяевами земли являются скандинавы и немцы

Официально в стране 1,5 млн жителей, де-факто — около 800 тыс. Почти половина работают в скандинавских странах, большей частью в Финляндии.

Эстония получает большие дотации из Европейского Союза (отсюда и высокая минимальная зарплата, которой очень любит оперировать Аблязов). По сути, статистически у Эстонии все хорошо, потому что ей помогли геополитика, расширение НАТО, противостояние России и коллективного Запада (в здании войсковой части, где я был старшиной роты, теперь располагается база НАТО). В Эстонии работают русскоязычные, менеджеры – эстонцы, владельцы земли и экономики – иностранцы.

Для Аблязова примером для подражания является именно такая модель экономики и общества. Но широкая аудитория охотно принимает тезис, что в Балтийских странах лучше, чем в Казахстане. Профанное мнение любого человека сообщается, стремительно распространяется в соцсетях и охотно берется на вооружение протестным электоратом.

Кстати, был я и в Вильнюсе (80 км от Минска), там ситуация немногим отличается от Эстонии. Так что Прибалтика для Казахстана – не пример для подражания.

Президент Токаев недавно твердо подтвердил курс Елбасы, сказав, что казахская земля никогда и никому продаваться не будет. Эстония, конечно, теперь в Европе, но для нас лучше был бы опыт богатой и благополучной Франции, где для миллиардеров ввели 75-процентный налог и где живет наш бывший соотечественник. Во всяком случае, пока.

На кого опирается ДВК?

На кого все-таки опирается ДВК? Это важный и принципиальный вопрос: Аблязов «готовит» государственный переворот или революцию, позиционируя себя в глазах протестного электората как будущий руководитель «революционного правительства».

Скажем, движущей силой Французской революции было «третье сословие»: крестьяне, ремесленники, торговцы, нарождающаяся буржуазия, которые свергли власть короля, дворянства и духовенства. Главной политической силой русской революции 1917 года были рабочие и крестьяне, которые определяли всю экономику царской России – промышленность и сельское хозяйство. Они выгнали из страны помещиков и капиталистов, победили белую армию и интервентов.

Так

какие же социальные группы являются движущей силой аблязовского ДВК?

Рабочие заводов и промышленных предприятий? Нет.

Преподаватели и студенты? Нет.

Учителя, врачи, работники сферы обслуживания? Нет.

Представители малого и среднего бизнеса? Нет.

850 тыс. граждан Казахстана, имеющие две-три и более квартиры? Нет.

Свыше миллиона граждан страны, имеющие счета в зарубежных банках? Нет.

1,4 млн индивидуальных предпринимателей? Нет.

Работники аграрного сектора? Да им некогда вообще политикой заниматься.

Может, болашаковцы? Нет, они больше в правительстве, нацкомпаниях и частном бизнесе.

Аблязов постоянно говорит о народе, но народ – это не абстрактное понятие. Народ состоит из классов, социальных групп и страт, из живых людей с именами и фамилиями. Если две тысячи людей выйдут в двухмиллионном Алматы, это 0,1% города.

Демократия – это власть большинства, уважающего права меньшинства. Власть и общество уважают права меньшинства на проведение санкционированного митинга, но и меньшинство должно уважать права большинства, то есть 99,99% населения города, да и страны в целом на спокойную и стабильную жизнь.

Все мои знакомые, друзья и приятели (а у меня их много) перед каждым несанкционированным митингом начинают инструктаж для своих детей: «Ни в коем случае такого-то числа во столько-то не выходи на улицу!». Много жалоб поступает в дни проведения несанкционированных шествий от жителей домов, под окнами которых раздаются шум, крики, столкновения с полицией, гудят клаксоны машин и т. п. Очень многие вообще стараются в такие дни выехать за город, ломая свои привычные планы. И с какой стати теперь от разрешительного митинга переходить к уведомительному? Чтобы устроить перманентный бардак по всей стране?

Но Аблязов методично бьет в одну точку протеста и как попугай повторяет одну мантру: «В Казахстане нет свободы и демократии, людей сажают за пустой плакат». Срабатывает и это, поскольку ложные «филиппики» беглого банкира ложатся на негативную реакцию масс, особенно в соцсетях.

Нужна «революция сверху», а не экстремизм

Если бы не интернет и его прямая связь с ростом протестных настроений, Аблязов, пожалуй, не заслуживал бы такого внимания.

В ДВК нет ни потенциального правительства, ни корпуса акимов, ни стотысячной армии новых чиновников-менеджеров

и руководителей производства и экономики.

Помнится, Дуванов в интервью с Аблязовым дотошно его пытал и просил назвать пару десятков имен функционеров ДВК, которые могли бы сформировать хотя бы центральное правительство в случае прихода к власти. В результате нарисовался премьер-министр – разумеется, сам Аблязов. Болата Атабаева (бывшего театрального режиссера) брать в расчет не стоит, как и Жанну Боту – такую же аферистку, как и их «лидер».

Нам нужна «революция сверху», а не экстремизм ДВК.

ДВК признан Министерством юстиции экстремистской организацией, которая проповедует и на практике пытается осуществить государственный переворот, захватить власть, насильственно изменить государственно-политический строй. Аблязов неоднократно обращался с подобными призывами, а именно: 3-5% населения должны выйти на улицы, захватить правительственные здания, учреждения, здания акиматов, мол, «полиция перейдет на сторону народа».

И с какой радости полиция должна перейти на сторону открытых врагов государства и общества? Полиция давала присягу народу охранять порядок, спокойствие и жизнь граждан. Правоохранительные органы призваны охранять право людей на жизнь, труд, отдых, на стабильность и уверенность в завтрашнем дне.

Власть применяла и будет применять жесткие меры в рамках закона к политическим экстремистам, это абсолютно правильно и закономерно. Но мне представляется, что надо активно проводить и разъяснительную работу с молодежью, которая еще не понимает всей пагубности антигосударственных лозунгов.

Почему Франция укрывает Аблязова?

Экстремизм ДВК часто переходит в плоскость политического терроризма, когда их активные члены используют массовые гуляния (9 Мая, День столицы, футбольные матчи на крупных стадионах – типичный почерк политического терроризма). Причинно-следственная связь между расширением социальных сетей и ростом протестных настроений очевидна, и в перспективе это может завершиться трагически.

Например, российский эксперт Андрей Мирошниченко считает, что во многих странах пройдет новая волна протестов, она сокрушит несколько государств, перекроит карту мира и даже нанесет существенный урон самому принципу национального государства. Я разделяю это мнение и не понимаю позицию властей Франции, которые укрывают на своей территории беглого банкира и преступника, открыто и публично призывающего совершить государственный переворот в Казахстане, формируя антивластные и конфронтационные настроения в обществе. Может это французская традиция?

Помнится, в 90-х годах прошлого века французский посол в Казахстане демонстративно дружил с лидером оппозиции Серикболсыном Абдильдиным, а Галымжан Жакиянов, один из организаторов ДВК, прятался от уголовного преследования в здании французского посольства. Почему Конституционный суд Франции признал Аблязова политическим деятелем, вообще непонятно.

Британский суд, например, признал его мошенником и присудил ему уголовный срок, но он сбежал из Англии

Если французы не хотят экстрадиции Аблязова, то хотя бы выслали его в Центрально-Африканскую Республику, гражданином которой Аблязов является (есть документальные подтверждения).

У нас свой путь

Никто не говорит, что в Казахстане все замечательно и что у нас нет никаких проблем. Есть два пути преобразования общества: «революция снизу» и «революция сверху» (реформы и модернизация).

«Революция снизу» приведет к разрушению государства, хаосу, гражданским конфликтам и потере территориальной целостности. Аблязов постоянно приводит в пример Украину и Грузию – там же вышли люди на улицы и устроили «революции». Я видел сотни тысяч беженцев в Грузии и тамошний уровень жизни.

Или Аблязов постоянно хвастается, что финансировал оппозицию в Кыргызстане. И каков результат? Два президента сбежали из страны, третий в тюрьме, 1,5 млн граждан на заработках в России.

Для Аблязова идеалом политического деятеля являлся Атамбаев, этот крайне неуравновешенный человек, не контролирующий своих эмоций, который запросто мог поставить на кон тысячелетнюю дружбу казахов и кыргызов. Мы с уважением относимся к соседнему и братскому Кыргызстану, но у нас свой путь.

Принять угрозы во всеоружии

Дальнейшие реформы в экономике, строительство социального государства, политическая модернизация через президентство Касым-Жомарта Токаева не имеют альтернативы. Подавляющее большинство многонационального казахстанского народа поддерживает стратегический курс Елбасы Назарбаева и его преемника – президента Токаева. А демократия – это власть большинства.

Несколько тысяч оголтелых аблязовцев, готовые выйти 21 сентября на несанкционированные митинги, должны знать, что они вне закона, что они встали на путь разрушения многовековой мечты казахов – независимого Казахстана. Кнопочные шайтаны в интернете, лихорадочно набирающие тексты с призывом «выходим и сметем эту власть», должны знать, что в случае массовых беспорядков они ответят за свои антинародные и антигосударственные призывы и понесут самое суровое наказание.

За четверть века при Назарбаеве мы действительно построили сильное государство, пользующееся неподдельным авторитетом в мировом сообществе. Практически единственное государство в СНГ, избежавшее революций, гражданских войн и территориальных потерь. В отличие от других государств СНГ, которые, задрав штаны, помчались за демократией, за политикой и остались в результате без штанов, потеряли территории, сотни тысяч беженцев, разрушенная экономика, миллионы гастарбайтеров на чужбине.

У нас нет открытых врагов на внешнеполитической арене, но есть скрытые внешние и внутренние вызовы и угрозы. На примере Аблязова и ДВК и их скрытых зарубежных покровителей мы в этом убедились.

Очевидно же, что недавняя волна антикитайских митингов в Казахстане – это дело рук внешних сил, использующих несведущую протестную молодежь внутри Казахстана. По существу, Казахстану объявлена информационная и идеологическая война, которая может перейти в практическую плоскость «цветной революции», хаоса и беспорядков.

Власть, народ, общество должны принять эти новые угрозы во всеоружии и не давать себя использовать.

Аблязов и его друзья

В конечном счете самый убийственный аргумент для Аблязова заключается в том, как он относится к своим сообщникам и друзьям. К примеру, Мухтар Джакишев, находящийся уже 10 лет в тюрьме, сидит сейчас только за то, что Аблязов не возвращает Казахстану деньги, которые они вместе украли. Во время «дебатов» я задал конкретный вопрос: «Почему Аблязов не возместит ущерб за своего друга, которого втянул в крайне сомнительную сделку, когда Джакишев был руководителем «Казатомпрома»?

257 млн долларов для него – это небольшая сумма. Только британские суды установили мошеннические схемы Аблязова на сумму более 4 млрд долларов. А всего ему инкриминируется сумма более чем 7 млрд долларов.

Везде, где прошел Аблязов, будь то банк или «политика», пострадали люди, много людей, изломаны их судьбы и жизни. За Джакишева он не хочет платить 257 млн долларов, а за выход 100 тыс. протестующих готов выложить миллиард долларов (публично же обещал каждому по 10 тысяч долларов за участие в протестах)?

Я сильно сомневаюсь, что он и здесь сможет не «кинуть» тех, кто ему верил. Я уверен, что Аблязов с 2001 года, с момента появления тогдашнего ДВК, попал под пристальное внимание специфических структур Запада. Ну а как же! Свалил всесильного зятя президента Рахата Алиева, выступил против самого президента, организовал митинги по всей стране!

Ни для кого не секрет, что Запад оказывал давление на руководство Казахстана с целью освобождения Аблязова из тюремного заключения. И надо же, какая сказка: Аблязов не просто выходит из тюрьмы, но с него снимается и полностью уголовная статья, что позволяет ему возглавить банк, в который с удивительной скоростью влетают громадные внешние заимствования. Но на этой теме я остановлюсь подробнее в другой статье.