18+
Нур-Султан
Сейчас
11
Завтра
14
USD
386.77
+1.35
EUR
427.26
+2.68
RUB
6
0.00

Кто поможет Центральной Азии в борьбе с джихадистами? — исследование

7253

США и Россия даже термин «экстремизм» понимают по-разному.

Источник — stihi.ru

Среди угроз для стран Центральной Азии — международная наркомафия и терроризм. Причем зачастую они пересекаются, поскольку исламисты не брезгуют приторговывать наркотиками. В этих условиях борьбе могли бы серьезно помочь США и Россия. Но смогут ли они договориться между собой?

Об этом говорится в докладе Рабочей группы Российского совета по международным делам «Россия и США в Центральной Азии: ограничения и возможности сотрудничества».

Окончание. Читайте также первую и вторую части.

Наркотики и джихад

Сегодня Москву очень беспокоит транзит наркотиков из Афганистана. Через Центральную Азию они идут в Россию, где часть оседает, а оставшаяся следует уже в Европу. Многие российские эксперты открыто обвиняют США, что там на производство героина смотрят «сквозь пальцы». Якобы это плата местным полевым командиром за мир с Кабулом.

Наркотики в Центральную Азию везут в орехах и луке — таможенники

Кстати,

попадаются и те, кто говорит о непосредственном крышевании американскими военными наркобизнеса

Но в докладе эта тема не затрагивается.

— До настоящего времени борьба с незаконным оборотом наркотиков из Афганистана особым успехом не отличалась. Употребление тяжелых наркотиков в России продолжает расти угрожающими темпами. Так, в последние несколько лет там насчитывалось от 7,3 до 8,5 млн потребителей инъекционных наркотиков. Больше, чем где-либо в мире, — утверждают авторы.

Еще один угрожающий фактор — центральноазиатские джихадисты из разных горячих точек Ближнего Востока. Авторы утверждают, что

только в Сирии таковых от 2 до 3 тысяч

Причем часть из них вербовали не на родине, а в России, куда те выехали на заработки.

ИГИЛ возрождается и может грозить Центральной Азии — эксперт

— Независимо от того, вернутся ли эти боевики после разгрома ИГИЛ к себе на родину, попытаются ли проникнуть на территорию Российской Федерации или в Европу,

они представляют серьезную угрозу безопасности России, в частности на Северном Кавказе,

— уверяют авторы.

Еще одним фактором нестабильности Москва считает антииранскую политику Вашингтона. Давление на исламскую республику продолжается и даже усилилось. Это может привести к серьезной нестабильности в самом Иране, а закончиться беспорядками. В самом негативном сценарии пострадают все соседи.

Что может помирить две державы?

Но борьба с терроризмом вообще единственный фактор, который может сегодня стать основой для сотрудничества США и России в Центральной Азии. Хотя американские элиты по этому вопросу пока не смогли договориться даже между собой. Однако если все-таки удастся договориться, подключатся и страны региона.

— Если борьба с терроризмом в Афганистане уже имеет устоявшуюся модель российско-американского сотрудничества, то

в Центральной Азии в этой сфере до сих пор не было сделано ничего последовательного

Россия всегда прохладно относилась к разработке совместных с США проектов по Центральной Азии, считая вмешательство Вашингтона в сферу ее влияния/ответственности незаконным, — утверждают авторы.

Авторы особо выделили один аспект, которые не учитывают обе стороны.

— Борьба с терроризмом предполагает выявление корней и путей насилия, а не занесения террористов в категорию ненормальных людей. Среди разработчиков политики России и США об этом мало кто задумывается. Преобладает традиционный, секьюритизированный подход, заключающийся в выявлении радикальных групп и их нейтрализации до того, как они успеют совершить насилие. Как показывает практика Афганистана, успехи в этом весьма скромные, а неудач хватает, — утверждают авторы.

Экстремисты или борцы за свободу?

В отличие от Афганистана, регион не сталкивался с хорошо организованным мятежом и полномасштабными военными действиями. Хотя террористические акты и были, но незначительные. При этом конкретно у США нет опыта борьбы с терроризмом именно в Центральной Азии. Ранее участвовали в охране границ и обучении полицейских и пограничников в Таджикистане и Кыргызстане.

Авторы подчеркивают, что

сотрудничество может притормозиться даже из-за разного понимания самого термина «экстремизм»

— То, что ШОС и ОДКБ считают терроризмом, Соединенные Штаты могут считать законной борьбой угнетенных этнических меньшинств за свои права, как, например, в случае с уйгурами. Более того, ряд центральноазиатских лидеров использовали «предполагаемую террористическую угрозу» в качестве предлога для преследования политических противников, диссидентов и правозащитников, что ограничивает возможности американского сотрудничества с ними, — указывается в докладе.

Так что «развитие совместной деятельности потребует множества согласований и компромиссов».

Может помешать и обоюдное недоверие, которое сегодня царит во взаимоотношениях двух государств.

В частности, потребуется обмен секретной разведывательной информацией

В том числе способы получения информации, а также проникновения в преступные сети и их разрушения. Пойдут ли на это спецслужбы?

— Это требует определенной степени взаимного доверия, которая обычно возможна только среди близких союзников и, безусловно, отсутствует сегодня между российскими и американскими спецслужбами. Поэтому либо эта область должна быть выведена за рамки господствующей атмосферы общего недоверия, что на данный момент представляется невероятным, либо

сотрудничество в борьбе с терроризмом будет сводиться к экспертным обсуждениям и обмену опытом

В нынешних условиях последнее выглядит более реалистичным, хотя возможны и исключения, как вышеупомянутый майский случай 2017 года, — резюмируют авторы.