Нур-Султан
Сейчас
-13
Завтра
-15
USD
425
-1.10
EUR
505
-0.92
RUB
5.59
-0.02

К чему готовятся в России: Кремль срочно увеличивает штат полиции

7585

В августе принят закон, предусматривающий увеличение срока службы в российских органах внутренних дел. МВД России неоднократно жаловалось на нехватку сотрудников. По данным министерства, на сегодня дефицит кадров составляет примерно 7,5% от общей численности полицейских. То есть не хватает порядка 53 тыс. сотрудников в погонах, и это мешает работать эффективно. По словам авторов закона, документ направлен на решение этой проблемы.

Однако в обществе закон вызвал массу негатива. По мнению экспертов, МВД должно не увеличивать, а сокращать штат сотрудников. Для достижения эффективности достаточно снизить бюрократическую нагрузку и децентрализовать ведомство. Об этом пишет eurasianet.org.

Сколько полицейских в России

По данным за 2018 год, численность МВД составляет 894,9 тыс. человек, из которых 746,9 тыс. приходится на сотрудников в погонах, 17,2 тыс. — гражданские служащие, и 130,8 тыс. — вспомогательный персонал. Нехватка, о которой говорится в законе, касается непосредственно людей в погонах.

Таким образом, на 100 тыс. населения приходится около 509 полицейских. Для сравнения: в США (данные на 2017 г.), на 100 тыс. американцев — 203 полицейских.

Содержание полиции обходится российскому бюджету недешево. В 2019 плановые госрасходы на органы внутренних дел (не считая других правоохранительных ведомств) составляют 980,4 млрд, это

на 40% выше, чем ассигнования в здравоохранение, втрое больше вложений в охрану окружающей среды и почти втрое — вложений в образование

При этом, как говорят в МВД, 84% бюджета ведомства уходит на выплаты денежного довольствия, зарплаты, пособий и компенсаций личному составу.

Решение на поверхности

Многократно выдвигались предложения о реформе МВД и сокращении числа его сотрудников. Самые последние были озвучены главой «Роснано» Анатолием Чубайсом и руководителем Сбербанка, экс-министром экономики Германом Грефом на Московском финансовом форуме 13 сентября.

В частности, они отметили чрезмерное давление силовиков на экономику. Так, Греф заявил, что

«…мы можем тем же самым милиционерам поднять зарплату в 3-4 раза, соответствующим образом их сократив, поскольку в таком количестве они не нужны».

Реагируя на заявление главы Сбербанка, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сказал, что «точка зрения Грефа важна, она принимается во внимание», добавив, что «сейчас на этот счет каких-то позиций озвучить невозможно, но, безусловно, это заслуживает внимания».

Между тем практически одновременно появилось сообщение о подготовке проекта указа президента РФ об увеличении штатной численности министерства.

Сокращения штабов не дали эффекта

Реформа милиции 2011-2012 годов, с тех пор ставшей полицией, сократила штат МВД и ужесточила процедуру отбора сотрудников. Сокращения коснулись прежде всего центрального административного аппарата, сотрудников которого увольняли или отправляли на работу в районные отделы полиции.

«Во время медведевской реформы количество среднего начальствующего состава на уровне районов даже выросло за счет дополнительных постов начальника полиции и замначальника территориального органа внутренних дел с подлежащими структурами»,

— утверждает директор по исследованиям Института проблем правоприменения Европейского университета Кирилл Титаев.

В то же время некоторые законы противоречат заявленному курсу на оптимизацию руководящих кадров. Один из них позволяет начальникам среднего и высшего звена уходить на покой не в 50, а в 55-65 лет.

«Участковый, который, имея возможность выйти на пенсию в 40-45 лет, не хочет добровольно оставить службу, это музейная редкость. Однако

если вы занимаете руководящую должность, то хотите занимать ее как можно дольше»,

— рассуждает Титаев.

Почему рядовые уходят из полиции

О дефиците полицейских, работающих «на земле», говорят представители некоторых региональных подразделений МВД, а также Московский профсоюз полиции.

«Если в среднем по МВД некомплект составляет около 10%, то [в отдельных подразделениях] — где-то от 10 до 20%. Например, в отделе дознания в городе Орехово-Зуево (Московская область) вместо 25 сотрудников работают семь. В Москве есть отделы, где следователей нет вообще. Из-за этого дела возбуждают в соседних районах», — утверждает председатель профсоюза Михаил Пашков.

По словам профсоюзного лидера, основные мотивы ухода полицейских со службы — хамское отношение руководства и сокращение реальной зарплаты.

«Сотрудникам не дают отгулов, не хотят с ними разговаривать, мол, не барское это дело», — говорит Пашков.

Об «армейской» модели отношений между начальниками и подчиненными в МВД упоминает и Кирилл Титаев. Также, по его мнению, еще одна причина разочарования — низкая зарплата на фоне постоянных стрессов и плохо нормируемого рабочего времени.

«Эффект от медведевской реформы исчез, поскольку зарплата полицейских давно не индексировалась. Если десять лет назад разница [со средней зарплатой по региону] составляла 1,4-1,7 раза, сейчас она на уровне среднерегиональных», — говорит Титаев.

«Сегодня 3-4% обещанной индексации никого не устроят. Несколько лет назад люди стали уходить в Росгвардию (не входит в структуру МВД). Им обещали статус военнослужащих. Но они как были полицейскими, так и остались. Только перестали получать премию ко дню сотрудника органов внутренних дел. Теперь многие увольняются и из Росгвардии, некомплект которой по Московской области доходит до 30%», — отмечает Пашков.

Централизация приводит к формализму

Причины, по которым самой многочисленной структуре страны не хватает кадров, кроются в громоздкой структуре МВД и неэффективном распределении рабочего времени, полагает Кирилл Титаев.

Структура МВД сильно централизована, главе министерства подчинены 85 региональных и 10 транспортных главков, не считая девяти главных управлений, восьми департаментов, 10 специализированных управлений и 15 центров.

«Даже если вы целеустремленный и честный участковый, от 40 до 60 процентов вашего времени уходит на производство никому не нужных документов. Если взять роту ППС в небольшом городе, то из типичной смены — 7-8 человек — двое дежурят, а остальные пишут бумажки», — отмечает Титаев.

На «бесконечные совещания, отчеты, селекторы, аналитические справки и вызовы на ковер» жалуются и сами полицейские, такие как анонимный автор «Записок опера», опубликованных в 2016 году. С тех пор, как утверждает Михаил Пашков, ситуация стала только хуже.

«Централизованная структура такой численности не может быть эффективной, если решает задачи, отличные от армейских. Существует единственный способ управлять множеством однородных подразделений — так называемая палочная система», — считает Кирилл Титаев.

«Палкой» на профессиональном жаргоне называют отметку в журнале учета преступлений, от количества которых зависит оценка работы полицейских. «Палочную систему» официально отменили в 2010, однако, утверждают эксперты, на практике она продолжает существовать.

Игра в цифры

По мнению правозащитников, именно ориентация на формальные статистические показатели, выполнение и перевыполнение плана, приводит к фабрикации уголовных дел. Премии и поощрения сотрудников МВД зависят не от количества выявленных правонарушений, а от выполнения формальных нормативов по раскрываемости. Поэтому российская полиция ориентирована на «простые» преступления, а не на те, которые нанесли ущерб конкретным людям.

«Если у вас украли кошелек, в полиции вам постараются создать максимально неудобные условия. Цель — отбить желание подать заявление и добиваться возбуждения уголовного дела», — убежден Титаев.

Подобная избирательность позволяет МВД заявлять о высокой эффективности своей работы: 55,6% раскрытых преступлений в 2018 году. Титаев называет такие показатели нонсенсом.

«Исходя из мировой практики раскрываемость не должна превышать 10-15%», — полагает он.

Другой негативный эффект централизации — сложность контроля над органами МВД. По мнению Титаева, надзор за соблюдением законности выродился в производство никому не нужных бумаг.

Нужны новые реформы

«Имея гиперцентрализованную полицию, мы вынуждены контролировать ее не автономными полициями вышестоящего уровня (как происходит в других странах), а органами прокуратуры. В прокуратуре работают профессиональные юристы, а не специалисты по полицейской работе.

Они не способны оценить деятельность отдельного человека, только ее бумажный след. Подход «бумага, а не реальность» создает гигантскую бюрократическую нагрузку для низового состава полиции. Это заставляет сотрудников этого звена, с одной стороны, не регистрировать заявления о преступлениях, а с другой — завышать раскрываемость», — утверждает исследователь.

По его мнению, реформа МВД в своей работе должна провести следующие изменения:

  • снизить бюрократическую нагрузку;
  • сократить численность сотрудников при сохранении финансирования системы;
  • передать значительную часть полномочий федерального центра на уровень субъектов и муниципалитетов;
  • демилитаризовтаь полицию.

«Органы МВД должны стать настолько гражданскими, насколько это возможно»,

— считает Титаев.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter