18+
Нур-Султан
Сейчас
21
Завтра
18
USD
386.77
+1.35
EUR
427.26
+2.68
RUB
6
0.00

Спасите детей от деградации — актер Филипп Волошин

1397

По мнению основателя алматинского арт-пространстава The.Impro Филиппа Волошина, у современной молодежи есть выбор — «залипнуть» в гаджетах, превращаясь в «овощ», или развивать свою фантазию и воображение. И от этого выбора зависит будущее нации.

ВолошинFacebook

Ребенок желает зрелищ

Филипп, вопрос в лоб. Можно ли в Казахстане зарабатывать на искусстве, точнее, на театральном искусстве?

— Можно, но сложно. Все зависит от уровня культуры. Начнем с того, что большинство казахстанских театров совершают свои постановки за счет государственных дотаций. Как это влияет в конечном счете на оборот, я не знаю. Но так или иначе, государственные субсидии решают многое.

Вопрос в другом. Сейчас я являюсь владельцем арт-пространства, поэтому буду рассуждать с позиции частника. Во-первых, мы создали «новинку» для казахстанского зрителя. Что-то похожее существует в Европе, Америке и России.

Однако суть в том, как наши граждане реагируют на новое. Реагируют очень осторожно.

«Бродят» по театрам в основном те, кто привык туда ходить. Это своего рода привычка — кого-то водили бабушки, кого-то родители

В принципе, водили всех, но кто-то «подсел», а кого-то не зацепило.

Другая сторона вопроса — влияние взрослых на формирование детского сознания в плане необходимости искусства.

Что происходит, когда мы пускаем своих детей на «самотек»? Ребенок хочет зрелищ и развлечений, чтобы мозг не участвовал в процессе восприятия. И если мы их не приучаем, сами они не приучатся.

Если мы им даем выбор — работать или не работать, они выберут не работать. К примеру, ребенок может полежать на диване, пялясь в планшет или же убрать свою комнату. Добровольно ребенок выберет планшет. С другой стороны, что его воспитает? Конечно, уборка комнаты.

Мы слишком часто даем им свободу выбора, и они выбирают путь наименьшего сопротивления

В итоге культурная деградация.

Кстати, под словом «искусство» я имею в виду именно искусство, кино я сюда не отношу.

Почему? Или ты не согласен с тезисом «Из всех искусств для нас важнейшим является кино»?

— Кино — это не «живое». Плюс засилье навязанной картинки, все идет в угоду «пиф-паф эффекта».

Зачастую никакой художественной ценности такие фильмы не несут — львиную долу занимают визуальные эффекты

Актерские работы не скажу, что прекрасные. Режиссерская работа выверена с целью извлечения прибыли.

Безусловно, есть фильмы, несущие «глубокую мысль», заставляющие подключать «серое вещество». Но это другое кино, и как правило, оно не крутится.

Сказки Старого Гнома

Неужели ситуация с нашими детьми так печальна и из нее нет выхода? Или у тебя лично, как у представителя творческой «интеллигенции», есть готовое решение?

— Мы все-таки арт-холдинг, и у нас много направлений. Одним из таких станет запуск мобильного приложения «Сказки старого Гнома». Это формат аудиосказок с полным звуковым сопровождением, музыкой и актерским прочтением.

То есть это полноценный совокупный продукт, но он без навязанной картинки.

Работа мозга здесь будет проходить неосознанно. И невольно будет происходить развитие ребенка

Что необходимо родителю? Просто дать послушать. И желательно прослушивание совместное, потому что потом можно обсудить героев с детьми.

Возьмем, к примеру, сказку о прекрасной Айсулу, которую мы создали. Если бы это был мультфильм, он бы навязывал стереотип красоты.

Айсулу может быть прекрасной только в том виде, в котором ее нарисовал художник. Но ведь у каждого есть свои предпочтения. Прослушав одну аудиосказку, каждый из нас увидит свою героиню. Самый важный момент, что и твоя, и моя Айсулу будет прекрасной.

В приложение было вложено очень много ресурсов. Я очень рад, что в Казахстане создана вещь на мировом уровне.

В будущем планируем запустить ресурс на английском и казахском языках. Сюда же включим казахское народное творчество, передающееся из века в век. Потому что там наш культурный код. А это очень важно. Но это только небольшой вклад в развитие фантазии и воображения наших детей.

Не кажется ли тебе, что в условиях засилья гаджет-технологий твои усилия будут неверно поняты?

— С точки зрения машинной работы человеческий мозг давно уступает компьютеру. Мы не в состоянии обрабатывать такое количество информации. Но в чем точно машины не обойдут людей, так это в элементе созидания. В этом мы творцы, но только при «прокачанном» воображении и фантазии.

Есть такое понятие, и в нем уверен — жизнь не стоит на месте. Если нет развития, значит будет деградация. Ты не двигаешься вперед, значит откатываешься назад.

Буквально лет через десять нынешние дети пойдут выбирать профессии. Они будут управлять заводами, создавать новинки рынка, «двигать» страну.

Но если посмотреть на их сегодняшнее развитие, рискую предположить, что в будущем нами будет управлять «укроп»

И это не голословное утверждение. Я работаю с подрастающим поколением. Они уже культурно деградируют. Но я не могу ничего навязывать. Безусловно, у взрослых есть выбор — либо ты «кидаешь» чаду планшет, чтобы он тупо «втыкал» в него, либо ты будешь стимулировать его развитие.

Любое открытие в науке, литературе рождается сначала в фантазиях, а потом приобретает материальную форму. Если нет прокачанного воображения, этого просто не произойдет.

Пляска души

Почему вы со своими соратниками по The.Impro взялись за такой непростой формат шоу? Как казахстанский зритель встретил ваши импровизационные эксперименты?

— В чем причина возникновения этой «штуки»? Я считаю, что важной составляющей искусства является импровизационность. Именно в этот момент происходит процесс творения. Процесс, когда дух работает и происходит пляска души.

Когда ты выучил текст, написанный кем-то когда-то. Когда вокруг рабочие декорации, плюс готовая музыка, свет, исчезает сама магия театральности, магия новизны и сиюминутности.

Импровизация произошла, и ее больше не будет нигде и никогда

Это как жизнь цветка — бутон распускается и увядает, мы больше его не увидим. Необходимо ценить каждый момент, который мы как актеры играем на сцене, либо как зритель впитываем.

То есть люди становятся соучастниками, происходит обмен мощной созидательной энергией.

У человека, просто наблюдающего за импровизацией, меняется жизнь, меняются взгляды. Потому что в нем просыпается забытое чувство творца

Сейчас к нам со своими тренингами приехал московский импровизатор Владимир Сахновский. У нас происходит прикольный обмен опытом.

Когда-то россияне получили тренинговую базу из Штатов. Кстати, американцы очень ошибаются, когда утверждают, что импровизация родилась у них. Не стоит забывать о колоссальной работе маститых театралов — Вахтангова, Мейерхольда, Чехова, Станиславского.

В какой-то момент появилось понятие «новый актер». Он не нуждается в драматурге и режиссере. Абсолютно самодостаточная личность, которая может создать спектакль с нуля. Признаюсь, мы стали задумываться о «долгой форме».

Для тех, кто не уснул

Слышал, вы не стоите на месте. На просторах социальных сетей пользователи уже вовсю обсуждают какой-то театральный турнир. Так что же такое The.Impro.Matche?

— Наш арт-холдинг The.Impro создал новую форму — The.Impro.Matche. Был проведен эксперимент: человек, которому была чужда сцена в принципе, после нескольких тренингов смог выйти «в люди». Он смог, импровизируя в комедийном плане, «порвать» зал.

Мы уже провели один тестовый турнир. Обычные люди проходят пять моих тренингов. Далее мы составляем турнирную таблицу, решаем сколько команд будут участвовать. Выставляем график игр — как правило, они проходят в воскресенье вечером.

В дальнейшем будем внедрять семейную форму The.Impro.Matche.

В последнее время идет разъединение интересов внутри семьи, мы идем к объединению

И «Сказки старого Гнома», и наши субботние шоу этому способствуют. К примеру, на наши выступления ходят бабушки со внуками. Получают удовольствие и те, и другие — им есть что обсуждать. Есть общность интересов.

Impro-матч — это еще глубже, это командная игра. Есть планы по внедрению The.Impro.Kids.

Дальше — больше. Мы будем внедрять и внедрять новые формы, вкладывая в них личные ресурсы.

Кто ходит на ваши шоу и принимает участие в импровизационных баталиях?

— Те, кому не чужда осознанность. Те, кто не слишком «уснул». Тот, кто не подвержен влиянию стереотипов и шаблонов. Человек, который готов к чему-либо новому и в нем горит внутренний огонь.

Четверо актеров The.Impro.Show, выходящих на сцену помимо меня, вышли из Impro.Matche. Они не имеют специального образования — они вышли «из народа».

У нашего «контингента» нет градации по профессиям и социальному статусу

Это разные люди, главное, что они из «проснувшихся».

И все же, как ты оцениваешь состояние нашей культуры? Мы на «уровне» или же «ниже плинтуса»?

— Я на своем веку отработал во многих коллективах. И в театре Лермонтова, и в Немецком театре. Я не хочу участвовать в процессе обсасывания проблем как все. Хочу создавать нечто и двигать его.

Все что я могу сделать на сегодня из действенного, это двигать новые формы, которые разожгут

Не хочу обсуждать тот уровень, на котором мы находимся. Я просто хочу сделать шаг вперед.

Плевать на Москву, Нью-Йорк, Лос-Анджелес. Есть мы, есть наш уровень и движение — либо вперед, либо назад.