18+
Нур-Султан
Сейчас
26
Завтра
21
USD
384.87
0.00
EUR
432.52
0.00
RUB
6.11
0.00

Причины, по которым Кыргызстану нужен русский язык

1269

Депутаты Жогорку Кенеша сетуют, что до сих пор не могут найти специалистов, способных перевести на кыргызский язык юридический документ без искажения смысла. В итоге возникает нечто, называемое «рускырским» вариантом языка. Как полагает Сергей Масаулов, координатор Большой Евразии, русский язык должен сохранить за собой статус официального как минимум еще на период жизни одного поколения.

inovaco.ru

Кыргызстан в советскую эпоху относился к республикам, где население массово владело русским языком. И более того, хорошо и без акцента говорить по-русски считалось достоинством и преимуществом при продвижении по карьерной лестнице.

Однако вместе с перестройкой и получением Кыргызстаном суверенитета ситуация стала довольно быстро меняться. Языковый вопрос стал постоянным конфликтогенным элементом политической повестки дня конца 80-х вместе с процессом, как тогда говорилось, национального возрождения.

И у этого процесса были не только позитивные черты. Например, негативным следствием «ускоренного» национального возрождения стала т. н. дерусификация языкового пространства. Сложившаяся тогда ситуация способствовала стремлению законодательно и административными мерами поднять статус кыргызского языка.

Это было связано с его действительным ограниченным использованием в госуправлении, культурной и общественной жизни в тот период.

Официально кыргызский язык был языком титульной нации, но фактически применялся лишь в отдельных сферах общения и в быту

Парадоксальная ситуация

Вместе со становлением суверенной государственности Кыргызстана происходила национальная мобилизация против «засилья колонизаторов». Закон 1989 года «О государственном языке» легитимизировал выдавливание представителей других национальностей — прежде всего из сферы государственного управления.

Миграция молодежи из сельской глубинки в Бишкек и области севера страны в 1989-1993 гг. усилила всплеск миграционных настроений среди русских и т. н. русскоязычных. Которым внушалась их второразрядность по признаку невладения языком титульной нации.

В результате этого и в связи с потерей карьерных перспектив, к 1999 году в республике резко сократилось количество русских и русскоязычных. При этом сложилась парадоксальная ситуация.

Согласно переписи населения, в Кыргызстане в 1999 году русский язык был родным для 14,7 % жителей. Как вторым языком им владели 1,534 млн человек — 31,8% населения. Согласно данным переписи населения Кыргызстана 2009 года, русский язык считали родным 482 243 человек, также в качестве второго языка общения использовали 2 109 393 человек. Таким образом, всего 2 591 636 человек (48%) населения страны.

Фактически

владение русским языком не только не сократилось, а даже увеличилось количественно, несмотря на отток

из республики русскоговорящих.

Вывод: реальные потребности населения страны перевесили политические установки проектов сокращения ареала использования русского языка.

Политическая борьба

С момента получения независимости в Кыргызстане продолжается борьба вокруг русского языка. Так, в 1995 году предложение закрепить его статус как официального не получило поддержки в парламенте КР. Это привело к оттоку из республики почти 400 тыс. представителей русского и других славянских этносов. Только в 2001, после бурных дебатов, парламент принял соответствующий акт.

Вокруг этого развернулась политическая борьба, в которой активную роль в отстаивании приоритета кыргызского языка играла национальная интеллигенция, в основном т. н. гуманитарии. Сложились партии националистического толка, подчас возглавляемые бывшими партийными идеологическими работниками.

В Жогорку Кенеше в каждом созыве регулярно появляются депутаты, ведущие борьбу за повышение статуса кыргызского языка. Это выражается в выдвижении ультимативного требования к членам правительства КР выступать в стенах парламента исключительно на языке «титульной нации».

Подобное требование фактически вступает в противоречие с конституционным статусом русского языка как официального

Суть требований этнократически настроенной группы депутатов Жогорку Кенеша КР была выражена в законопроекте «О государственном языке в КР» (2012 г.). Во-первых, финансовая документация и научно-технические документы должны готовиться исключительно на государственном языке. Законы должны разрабатываться только на кыргызском языке.

Во-вторых, государственные мероприятия не должны в обязательном порядке обеспечиваться синхронным переводом на русский язык. Госслужащие должны сдавать экзамен на знание госязыка. Заметим, что последнее в принципе правильно, хотя положение нужно дополнить четкой и ясной программой поэтапного внедрения этого требования в регионах смешанного национального состава.

В-третьих, за незнание кыргызского языка в законопроекте предусматриваются штрафы. Их размер для физических лиц составляет от 10 до 20 расчетных показателей, для юридических — от 100 до 200.

В-четвертых, документы, выданные только на русском языке, должны считаться недействительными. Таким образом, сочетание разного рода преференций, закрепленных в Конституции за титульной нацией, с реально сложившейся этнополитической ситуацией, способствовало возникновению в Кыргызстане феномена «суверенной этнократии».

Интеграция требует сохранения статуса русского языка

Неуклонно сокращалось представительство национальных меньшинств в органах управления, включая республиканский парламент. Борьба региональных групп, традиционно разделяющих Север и Юг страны, сопровождалась систематическим ограничением прав и возможностей русскоязычных, и «киргизов» прежде всего.

Согласно статье 10 Конституции Кыргызской Республики 2010 года, русский имеет статус официального языка

Значение этого термина не уточняется, однако по Конституции право на сохранение своего языка гарантируется всем нациям, образующим народ Кыргызстана. Вместе с этим запрещена дискриминация граждан по принципу знания или незнания кыргызского или русского языков.

При этом продолжается политическая борьба вокруг применения статуса русского языка на практике, при безусловном развитии в республике кыргызского языка. Поскольку имеются разные точки зрения и позиции, постольку возникающие вопросы требуют дальнейшего уточнения.

Сторонники этнократического подхода аргументируют свои радикальные взгляды и требования необходимостью консолидации народа, «разделенного» клановыми и региональными противоречиями. В результате республика уже 2 раза срывалась в пике этнополитического противостояния вплоть до вооруженных столкновений.

Однако перспектива здесь уже вырисовалась: формирование единства нации происходит на путях создания единой национальной экономики, которая связывает этносы в единство. Более того, сохранение перспективы единства просматривается только на пути тесной интеграции с традиционными партнерами Кыргызстана. А это требует сохранения статуса русского языка.

Можно представить альтернативы интеграционному евразийскому процессу, но тогда нужно принять явные риски и угрозы сохранению целостности страны и действительного суверенитета Кыргызстана.

«Рускырский» вариант никого не устраивает

Не прекращают свою работу и ряд внешних проектов, подпитывающих этнократические установки в элитах Кыргызстана. Попытка при этих условиях реализовать концепт моноэтнического государства ведет к неизбежному расколу, поскольку исчезает начало, «сшивающее» единство кыргызов.

Таким началом объективно являются русские и представители других национальностей. Нужно всегда помнить, что в Кыргызстане по реальному использованию языков сложились три равные общины: кыргызская, узбекская и русскоговорящая. Последняя состоит из представителей разных национальностей, включая кыргызов, использующих язык как средство межнационального общения в широких аспектах общественной жизни.

Необходимость сохранения статуса русского языка диктуется следующими условиями. В кыргызском языке пока не развит терминологический аппарат, необходимый для успешного документирования деятельности различных организаций и учреждений. Сложилось так, что в 60-80-х гг. кыргызский язык  перестал развиваться в научном плане.

В нем не появлялись термины, описывающие финансово-экономические явления, банковскую деятельность или индустрию информационных технологий. Попытки применить подстрочный перевод в качестве формирования терминов пока ведут только к растущему непониманию друг друга в кыргызоязычной среде. Терминология в естественных и гуманитарных науках, юридических документах базируется на устоявшихся терминах, пришедших в кыргызский из русского.

Депутаты Жогорку Кенеша сетуют, что до сих пор

не могут найти специалистов, способных перевести на кыргызский юридический документ без искажения смысла

Дословный перевод в юридической практике недопустим. В итоге возникает нечто, называемое «рускырским» вариантом языка. И такой вариант не удовлетворяет ни одну из сторон.

В свое время современный русский язык развивался в практике втягивания в себя и переработки терминов из других языков, в кыргызском идет подобный процесс. Только не нужно заменять слово «биллиард» на «шарокат» или «калоши» на «мокроступы» в соответствующем кыргызском эквиваленте, тогда все будет идти своим чередом.

Таким образом, готовность кыргызского языка к ведению на нем полноценной документации – это лишь вопрос времени. Причем главным условием успеха должно быть полноценное взаимодействие кыргызского и русского языков в различных сферах практического применения и взаимопроникновения.

Система образования

На кыргызском обучаются в 75% школ страны, но в основном в сельской местности. В столице и некоторых областных центрах 10% школ русскоязычные. Остальные относятся к т. н. «смешанному» типу. При этом изучение кыргызского языка обязательно во всех учебных заведениях.

Проблема здесь в методике преподавания и жизненных установках учащихся. Скажем, на юге страны, где русский был вытеснен из системы преподавания, тем не менее активно работают частные курсы обучения русскому языку, литературе и истории для тех, кто собирается уезжать в трудовую миграцию. Также нет проблем в стране с обучением английскому или китайскому.

Нужно исходить из потребностей людей, они ориентированы на обретение знаний и навыков, позволяющих в дальнейшем реализоваться в жизни. Противиться этому бессмысленно. Уже сейчас можно найти владеющих кыргызским, русским, английским и китайским языками. Неплохая перспектива.

Основной вывод:

русский язык должен сохранить за собой статус официального языка как минимум еще на период жизни одного поколения

Этот срок будет достаточным, чтобы кыргызский язык развился до необходимого уровня. А в этом плане нужны не административные меры, не националистические практики, а разумное отношение к языковому взаимодействию и практике применения языков в стране.