18+
Нур-Султан
Сейчас
19
Завтра
17
USD
386.04
-0.01
EUR
427.77
-0.48
RUB
5.88
+0.04

Как дух батыра Райымбека отомстил хапугам

…Первым почувствовал недомогание и обратился к врачу бригадир. Установить диагноз не представлялось возможным. А руки его, некогда спокойно отрывавшие от пола пару мешков цемента, слабели и усыхали день ото дня. И это было только началом расплаты за великие грехи…

Месть хапугам

Во второй половине 20-го века Алматы претерпевал очередной бум реконструкции и строительства. Экскаваторы и бульдозеры перепахивали всё и вся. Где-то сносили лачуги и хижины, где-то пришлось сравнять кладбищенские холмики… А что было делать? Город рос, народ в нем плодился и размножался, постоянно прибывал. А с жильем была вечная напряженка. Одно из многочисленных верненских кладбищ было ликвидировано на слиянии улицы, ныне носящей имя Исы Байзакова, и проспекта Райымбека, тогда — дороге на Ташкент. Там строили новые здания и расширяли улицы. Не тронули лишь святое захоронение батыра Райымбека (позже над его могилой установили памятный мемориал).

Зарытые в землю монеты

Дома росли ввысь. Строители трудились ударными темпами, одновременно наблюдая, как паломники, пришедшие помолиться на священном мазаре, что-то аккуратно закапывали в землю.

Из любопытства или по чьей-то подсказке кто-то из работяг, улучив момент, взял да и раскопал оставленное молящимися. Оказалось, что пришедшие вымолить некую милость, зарывали в землю монеты. Небольшие суммы, но все-таки деньги!

Примеру первого «кладоискателя» последовали другие члены бригады.

Сложилась система: бригадир выставлял одного из работяг в дозор. Тот забирался повыше и помечал место «клада», чтобы вечером, без траты времени на поиск, спокойно умыкать денежки паломников.

Особо не богатели, но на пиво или портвейн сумма набиралась

Так и промышляли новоявленные «коты» и «лисы», если сравнивать ситуацию с отрицательными персонажами сказки про Буратино – жадюгами Лисой Алисой и Котом Базилио.

Напомним: всегда и везде, старший или начальник — первый ответчик. Так случилось и в нашей истории. Сначала бригадир строительной «шайки» почувствовал со здоровьем неладное и бросился к врачу. Как уже говорилось, установить диагноз не смогли. А мужчина, здоровяк и весельчак, усыхал и слабел на глазах, мрачнел и постоянно боязливо оглядывался.

Разгневанный дух Райымбека

Потом вдруг сорвался с почти покатой крыши и сломал обе ноги «дозорный»…

От острого приступа аппендицита, вовремя не прооперированного, скончался тот, кто первым раскопал схрон паломников.

Короче говоря, в той или иной мере пострадали все, кто прикасался к деньгам. Невредим остался лишь один местный житель, верующий, казах. Он-то и рассказал мулле о происходящем.

Священнослужитель прибыл на стройку, но поскольку русского языка не знал, произнесенной им проповеди никто не понял.

Казах как мог перевел его слова: богатые, здоровые и счастливые люди на поклонение к святым местам не приходят, сюда идут страждущие бедняки. Вместе с деньгами они символически зарывают в землю свои беды…

Дух Райымбека разгневался и послал их недуги на тех, кто позарился на крохи паломников

… Дом, который возводился корыстной бригадой, был завершен в последнюю очередь и совсем другими строителями.

Увы, но и на других окраинах Алматы были уничтожены кладбища. Не случайно нынче в некоторых зданиях кому-то видятся прозрачные силуэты, парящие над полом, плавно перемещающиеся из комнаты в комнату, проникающие сквозь стены…

Нельзя осквернять память предков.

И особенно тех, кто при жизни был велик и почитаем, о ком в веках хранится память

И здесь кстати вспомнить: когда близ Алматы создавалось Капчагайское водохранилище, под затоплением могла оказаться могила Отеген батыра. Люди этого не допустили. С величайшей осторожностью и почтительностью останки национального героя были перенесены в другое место, где и покоиться ему в веках, оказывая помощь всякому, пришедшему поклониться праху его.

… Не нами то придумано, и не след забывать: чужое возьмешь – без штанов, а то и без здоровья останешься.