18+
Нур-Султан
Сейчас
13
Завтра
3
USD
385.96
-0.74
EUR
423.78
-3.37
RUB
6.03
-0.03

Нацбанк слишком затянул с решением по базовой ставке

2261

Увеличивающееся значительное расхождение в результатах инфляционного таргетирования, приверженность которому декларируют центральные банки Казахстана и России, явно свидетельствует о том, что в реальности пока они движутся разными путями.

forbes.kz

В феврале годовая инфляция в нашей стране опустилась с январских  5,2%  до 4,8%. Снижение значения этого показателя началось относительно давно, в октябре 2018. Тогда с сентябрьской отметки в 6,1% инфляция опустилась до 5,3%. После чего находилась на этой цифре до января, составив 5,2%.

Однако реакция ранее агрессивно снижавшего свою базовую ставку Нацбанка (за время правления Данияра Акишева она опустилась с 17,0% до 9,0%) на этот позитив оказалась неожиданной. Как раз в октябре 2018 было принято решение о повышении ставки до 9,25%. Регулятор объяснил его в пресс-релизе «усилением проинфляционных рисков, обозначенных при принятии предыдущих решений об уровне базовой ставки, в том числе через влияние на инфляцию колебаний обменного курса».

Но в начале ноября 2018 мощный антиинфляционный импульс задал глава государства. По итогам обсуждения проблем в жилищно-коммунальной сфере на Совете безопасности он поручил незамедлительно снизить тарифы в этой сфере.

После этого

даже неспециалистам в экономике стало понятно, что инфляция будет снижаться и дальше

в результате исполнения этого поручения на всех уровнях исполнительной власти, даже вопреки колебаниям обменного курса тенге к доллару под влиянием внешних факторов.

Тем не менее Нацбанк, ссылаясь на достаточно высокий общий инфляционный фон в экономике и повышение в октябре базовой инфляции в годовом выражении, сохранил базовую ставку на прежнем уровне (9,25%) и в декабре 2018.

Вопреки снижению инфляции

После декабрьского решения по базовой ставке к концу 2018 обменный курс подпрыгнул до 384,68 тг по итогам дневной сессии на Казахстанской фондовой бирже (KASE) 29 декабря. Однако годовая инфляция среагировала на этот скачок снижением в январе как раз за счет платных услуг, тарифы на которые опустились на 0,2% к декабрю. Но

Нацбанк вновь занял пассивную позицию, оставив базовую ставку в январе на октябрьском уровне

Более того, в регламентном пресс-релизе регулятор предупредил, что «при сохранении существующей волатильности на ключевых сырьевых рынках, которая снижает стабильность на внутреннем финансовом рынке, решение об ужесточении денежно-кредитной политики может быть принято при следующем рассмотрении уровня базовой ставки». Проще говоря, вопреки снижению инфляции Нацбанк готовился поднять ставку!

К принятию следующего решения по базовой ставке 4 марта г-н Акишев ушел в отставку, передав бразды правления Ерболату Досаеву. К этому моменту статистики уже отчитались о значительном снижении годовой инфляции за январь. Поставив в тупик Нацбанк, где

по идее должны были опустить ставку хотя бы до уровня 9,0%, на котором она была все лето и сентябрь 2018

Ведь инфляция тогда находилась в диапазоне 5,9-6,1%! Однако и на этот раз регулятор сохранил ставку на прежнем уровне (9,25%), хотя и признал, что

«риски ухудшения внешней ситуации, учитываемые при предыдущем рассмотрении базовой ставки, не реализовались, а вероятность их дальнейшего проявления, по оценкам Национального банка, уменьшилась».

Но при этом последовала оговорка, что «сохраняются риски повышения инфляционного фона, в том числе связанные с несбалансированностью динамики составляющих инфляции».

Ставку нужно снижать

Как видно из статданных, в феврале произошло резкое снижение (на 1,3%) тарифов на платные услуги для населения. Продовольственные товары при этом одновременно подорожали на 1,5%. А поскольку при росте расценок на платные услуги лишь на 1,3% в годовом выражении они стали дороже на 6,6%, а непродовольственные – на 6,2%, общим снижением инфляция обязана лишь последнему фактору. И снова пойдет вверх, как только административное давление на жилищно-коммунальных монополистов всех мастей сойдет на нет.

Но в любом случае

на данный момент Нацбанку следовало бы снизить базовую ставку,

чтобы показать реальное следование принципам инфляционного таргетирования. А поскольку в таком случае должны будут снижаться и ставки вознаграждения по тенговым депозитам, это повлечет и удешевление кредитов. Чего так давно добивается государство, бизнес и население.

А как у соседей?

Инфляционный февральский «портрет» России значительно отличается от казахстанского. Как следует из выкладок Росстата, темпы роста цен на продовольственные товары за февраль сложились на уровне вдвое ниже по сравнению с Казахстаном (0,8% к январю).

Значительное расхождение сложилось и в динамике расценок на платные услуги — в целом они подорожали в РФ на 0,2%. Поднялась там и годовая инфляция (с январского уровня в 5,0% до 5,2%).

Но в отличие от казахстанского Нацбанка, на протяжении полугодия не меняющего свою базовую ставку вопреки выраженной инфляционной динамике,

российский Центробанк (Банк России) занимает активную позицию по таргетированию инфляции

В сентябре 2018 его ключевая ставка была повышена до 7,50%, в декабре – до 7,75%. После этого в феврале было принято решение сохранить ее на этом уровне.

Следующее заседание Совета директоров Центробанка по ключевой ставке запланировано на 22 марта. А в Нацбанке, чтобы принять решение по его базовой ставке, теперь будут выжидать до 15 апреля.

Пока же разрыв между основной ставкой центрального банка и годовой инфляцией продолжает расти в пользу Казахстана, где эта величина поднялась до 4,45% против 2,55% в России.