18+
Нур-Султан
Сейчас
-3
Завтра
2
USD
379.29
0.00
EUR
426.4
0.00
RUB
5.93
0.00

Почему россияне должны изучать казахский язык и какие фобии есть у казахов?

Отношения между Россией и Казахстаном в официальной хронике нередко определяются эпитетом «образцовые». Насколько адекватна подобная характеристика в «народном» восприятии? Какие проблемные аспекты и актуальные тенденции существуют в сфере информационного и межкультурного взаимодействия двух государств?

zondnews.ru

Вышеперечисленные вопросы обсуждали участники круглого стола «Информационное присутствие Казахстана в России – образ России в Казахстане», который недавно состоялся на площадке исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова (Москва).

Круглый стол прошел под эгидой межстранового проекта «Қазақстан орысша», цель которого – расширение сотрудничества между Россией и Казахстаном в гуманитарной, информационной и культурной сферах.

В рамках проекта, инициатором которого выступил Информационно-аналитический центр МГУ им. М. В. Ломоносова, состоялся пресс-тур в Москву молодых казахстанских журналистов и блогеров.

Программа их пребывания в российской столице изобиловала мероприятиями и предполагала также обмен мнениями с российскими экспертами, учеными и журналистами, специализирующимися на изучении Казахстана.

Дискуссия по обсуждению вопросов информационного присутствия Казахстана в России и формирования ее образа стала завершающим аккордом двухдневного визита казахстанской делегации.

Главная цель — укрепление партнерства

Приветствуя гостей, исполняющий обязанности декана исторического факультета Лев Белоусов отметил, что отношения двух стран на протяжении 30 лет носят характер стратегического партнерства. Однако без подкрепления этого высокого статуса на экспертном и общечеловеческом уровне любое партнерство «выдыхается».

Осознавая это, руководство истфака МГУ старается идти в ногу со временем, оперативно откликаться на потребности и вызовы, возникающие в ходе исторического развития, прежде всего научными методами.

— Для нас важно осознать процессы, происходящие на постсоветском пространстве, понять, откуда они идут, и самое главное – как этими процессами управлять. В этом контексте

одна из важнейших задач – формирование имиджа России в Казахстане и Казахстана в России

Особенно это важно сейчас, в эпоху так называемой «коммуникативной революции», когда доступное всем и безграничное информационное поле является одним из главных рычагов достижения стратегических целей.

Наша цель – укрепление партнерства и дружбы между государствами. И в этом процессе важность такого инструмента, как СМИ, трудно переоценить, – считает Л. Белоусов.

Ценность проекта «Қазақстан орысша»

В повестке дискуссии особый интерес для российской стороны представляла информация «из первых уст» – мнения казахстанских коллег о современных тенденциях, определяющих развитие национальной медиасферы в целом и ее развитие относительно России в частности.

По этому поводу казахстанский публицист Жанар Тулиндинова озвучила концептуальный посыл: сегодня изучение общественно-политических процессов, происходящих в Казахстане, невозможно без исследований контента казахскоязычного сегмента медиаполя.

И если еще 10 лет назад для понимания этих процессов достаточно было мониторить русскоязычные СМИ Казахстана, отслеживая публикации экспертов и журналистов,

теперь без учета позиций казахскоязычных лидеров мнений картина будет далеко не полной

— В связи с этим идея привлекать к участию двусторонних диалоговых площадок представителей масс медиа, активно работающих в казахскоязычном сегменте, пишущих в основном на казахском языке, видится своевременной и перспективной. В этом безусловная ценность уникального проекта «Қазақстан орысша», – считает Ж. Тулиндинова.

Особенности информационной среды Казахстана

В развитие темы руководитель службы специальных проектов агентства «Хабар», казахстанский блогер Оркен Кенжебек, характеризуя особенности «национальной информационной среды» Казахстана, более подробно остановился на трендах, определяющих ее развитие.

Он подтвердил изменения, имеющие место не только в редакционной политике конкретных казахстанских изданий, но и в целом в государственной информационной политике, обусловленные увеличением численности представителей государствообразующей нации и усилением позиций казахского языка.

Также Кенжебек отметил различия в контенте русскоязычных и казахскоязычных масс медиа, связанные с ментальными и возрастными особенностями разных аудиторий. В частности, отмечалось, что

казахскоязычные СМИ в большей степени сосредоточены на темах поиска национальной идентичности,

места казахов в мировой истории и цивилизации, защиты языка, религии и традиционных ценностей. Тогда как русскоязычный контент акцентирует внимание на проблемах экономики, экологии, городской среды, работы коммунальных служб и пр.

— Разность среднего возраста аудиторий создает разные картины мира и разные запросы. Отсюда возникает ощущение, что мы – граждане одной страны – живем в параллельных мирах, – констатировал О. Кенжебек.

Касаясь вопроса формирования образа России в казахстанских СМИ, он отметил превалирование «хайповых» новостей в контенте, которые в малой степени способствуют позитивному восприятию образа страны-соседа и партнера в казахстанском социуме.

— С учетом этих тенденций актуальная задача для российских и казахстанских коллег – стремиться лучше и больше узнавать друг о друге. Надеюсь, наш взаимный интерес не будет ограничиваться «хайповыми» новостями, – резюмировал блогер.

Россияне должны изучать казахский язык

Важную роль в обеспечении эффективного информационного и социокультурного взаимодействия государств в долгосрочной перспективе призваны играть академические субъекты – крупные образовательные и научно-исследовательские центры.

Отрадно, что в академических кругах России присутствует понимание актуальности вопроса. Об этом заявил заведующий кафедрой истории стран ближнего зарубежья исторического факультета МГУ, член-корреспондент РАН, профессор Ефим Пивовар.

— Казахстан для России традиционно не только надежный партнер, но и добрый ближайший сосед

Многие сферы в жизни и деятельности представителей наших народов тесно переплетены. Для укрепления этих отношений в будущем мы, конечно, должны с уважением и пониманием относиться к тем изменениям, которые происходят сейчас в казахстанском социуме, в информационном, образовательном и культурном пространстве республики.

И конечно, уже сейчас готовить кадры, обладающие необходимыми компетенциями для поддержания высокого уровня сотрудничества во всех сферах.

В моем понимании профессиональный специалист по стране — неважно, политолог, культуролог или журналист — должен знать не только историю, традиции, но и язык страны изучения.

Конечно, ориентированные на такую деятельность

россияне должны изучать казахский язык, в том числе осваивать его в латинской интерпретации,

что актуально уже сегодня. Но, признаюсь честно, найти хорошего преподавателя казахского языка в Москве – большая проблема. Равно как и набрать группу студентов хотя бы из нескольких вузов, чтобы обеспечить изучение казахского языка на специализированных кафедрах.

Полагаю, посольство Казахстана должно проявлять большую активность в этом вопросе. Ведь прежде всего Казахстан заинтересован в том, чтобы культурное наследие страны было доступно и достойно представлено здесь, в России, – считает профессор.

Одновременно, отмечали участники диалога,

актуальная задача для российской стороны – сохранение русскоязычного пространства в Казахстане

Не только потому что русский язык – язык общения на постсоветском пространстве. Это еще и один из мировых языков, в котором воплощены многие достижения науки и культуры глобального значения, а также многие свидетельства общего исторического наследия народов ныне независимых государств.

Дефицит знаний о Казахстане

Теоретическую часть круглого стола дополнила интересная «эмпирика». Представители академических кругов России поделились выводами практических исследований темы.

Профессор Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) Людмила Адилова, представив подробный анализ восприятия гражданами двух государств образов друг друга, констатировала, что

имидж Казахстана в России во многом «персонифицирован»

В основном он определяется личностью и успешной деятельностью президента страны Нурсултана Назарбаева.

В более приземленном «эшелоне», на уровне рядовых граждан, увы, очевиден дефицит адекватных знаний о стране-соседе. В подтверждение этого Адилова продемонстрировала итоги «ассоциативной визуализации» образов России и Казахстана в восприятии студентов РГГУ.

Результаты исследования – повод для серьезного анализа. Так, внешний образ России, традиционно базирующийся на стереотипах «Кремль», «водка», «матрешка», в последнее время дополнился элементами «недружественности и агрессии» в восприятии иностранных студентов.

А в восприятии Казахстана российскими студентами обнаружилось немало лакун: некоторые

респонденты изобразили «казахский народ» в виде всадника на коне, но… в кавказской бурке и папахе

— Что такое образ? Это искусственно формируемый информационный продукт, основанный в первую очередь на социальных представлениях и сложившихся стереотипах. А они сегодня меняются под воздействием «фейковых» новостей и вбросов, навязывающих иную информационную повестку.

Если прежние стереотипы культивировали позитивные образы наших стран, сегодня технологии формирования восприятия, которые используются для продвижения интересов определенных групп, в том числе геополитических акторов извне, формируют иные образы. Образы враждебности. Это системная работа, цель которой – провоцирование непонимания, размежевания и отчуждения, – считает эксперт.

Страхи казахов

Примеры подобного «отчуждения» и отсутствия скоординированных позиций в оценке общего исторического прошлого привел Сакен Нурбеков, доцент факультета журналистики КазНУ им. аль-Фараби. Он призвал российских коллег к более тесному взаимодействию в вопросе выработки общих подходов в интерпретации важнейших событий в истории народов двух государств и продвижения солидарных позиций в социумах. И делать это надо не только посредством традиционных медиа, но и задействовать ресурс популярных соцсетей. Именно они сегодня составляют весомую конкуренцию СМИ.

О том, насколько емкий этот ресурс, рассказала Гульшат Уразалиева, доцент социологического факультета РГГУ. Она представила исследования «народных коммуникаций» с опорой на собственные аккаунты в ряде популярных соцсетей, а также на «повестку», тиражируемую в популярных мессенджерах.

Выводы:

казахи со значительной долей самоиронии относятся к собственным «национальным стереотипам»

и социальным «порокам». Но одновременно в их ментальности присутствуют и некоторые «фобии», внутренние и внешние.

К числу первых относятся страхи перед грядущим транзитом власти в стране, экологические проблемы, высокий уровень коррупции, проблемы здравоохранения и образования, отсутствие гарантий личной стабильности.

Во внешних фобиях гипертрофируются темы, связанные с геополитическим статусом республики, находящейся между «северным медведем» и «южным драконом».

— Если мы остановимся в своем анализе исключительно на деятельности государственных масс медиа, ничего не поймем из того, что происходит в умах и душах граждан двух стран, – резюмировала Г. Уразалиева.

Восприятие России как ресурса

В плане формулирования стратегии совместных действий России и Казахстана на треке гуманитарного, информационного и культурного взаимодействия интересны также выводы полевых исследований, проведенных российскими учеными в 2016-2017 гг. на территории Северо-Казахстанской области и в Алматы.

Их в презентации «Образ России в Казахстане: факторы формирования» представил завсектором Центральной Азии, старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН Игорь Савин.

Эксперт отметил, что в утилитарном аспекте

в среде респондентов доминируют нейтральное или позитивное восприятие России как ресурса

Большая часть населения Казахстана активно использует преимущества близкого расположения крупных российских аэропортов, торговых, медицинских и образовательных центров. Поездка в Россию не является путешествием в «другою страну», к «чужим людям» и не сопровождается психологическим дискомфортом.

При этом на уровне манифестных высказываний общий тон в отношении России становится более критическим. Выгоды, приобретаемые от территориального близости северного соседа, становятся менее заметными на фоне аргументов общеказахстанского масштаба: экономика страны в целом, образовательная система в целом, проблемы всеказахстанской и общеказахской идентификации.

Интересно также, что восприятие России как ресурса не имеет однозначной этнической коннотации. На персональном уровне

для казахов соседство с РФ может быть удобным «для меня», но опасным «для нас»

Для русских оно может быть неудобным или неважным для «меня лично», но для них Россия – это не просто «другая страна».

— Как видим, мнения людей формируются как результат взаимодействия личных ощущений, доминирующего настроя ближайшего окружения и востребованного сегмента информационной среды, которая в Казахстане неоднородна, – заключил эксперт.

Непонятна «закрытость» Казахстана

К слову, фактор «личных ощущений» и важность его в журналистской деятельности отметил и руководитель Отдела национальных проектов Радик Амиров. 

Высказав мнение о недостаточно эффективном использовании ресурса «мягкой силы» Казахстана в России, журналист подчеркнул, что интерес представителей масс медиа к стране стимулируется через конкретные инициативы.

— На моей памяти пресс-туров для российских журналистов в Казахстан не было ни разу. Хотя они проводятся в Таджикистан и Туркменистан, очень активно в этом направлении работает Азербайджан. На этом фоне «закрытость» Казахстана непонятна.

Уверен,

многим было бы интересно побывать в этой полиэтничной стране, где перемешаны культуры многих народов

Но складывается ощущение, что на уровне дипломатических структур четкой программы продвижения такого информационного и культурного влияния нет, – считает Амиров.

Многогранная задача

В контексте сказанного участники диалога позитивно оценили инициативу ИАЦ МГУ и высказались за продвижение и расширение формата проекта «Қазақстан орысша».

Подобные инициативы аккумулируют в себе потребности и актуальные запросы власти, гражданского общества, бизнес-структур и журналистских сообществ. И при условии консолидации усилий всех заинтересованных сторон, обладают высоким потенциалом эффективности в укреплении стратегического партнерства и добрососедских отношений между Россией и Казахстаном.

Подводя итоги дискуссии, это отметила модератор мероприятия, директор ИАЦ МГУ Дарья Чижова.

— Дискуссия еще раз подтвердила, что

формирование позитивных образов России и Казахстана в сообществах двух государств – задача многогранная,

своевременная и актуальная в нынешних условиях. И особенно на перспективу, если мы говорим об ожидаемых эффектах в пользу долгосрочного и устойчивого партнерства.

Для решения этой задачи в «предлагаемых обстоятельствах» необходимы усилия не только медиа сообществ, но и четкая программа действий, объединяющая потенциал органов государственной власти, дипломатических структур, академических кругов и неправительственных организаций двух государств.

Надеемся, что проект «Қазақстан орысша» даст импульс такому взаимодействию, «оживит» и наполнит практическим содержанием движение навстречу друг другу, – заключила Д. Чижова.