18+
Нур-Султан
Сейчас
15
Завтра
5
USD
385.96
-0.74
EUR
423.78
-3.37
RUB
6.03
-0.03

Политика СССР в отношении советских евреев — взгляд из 70-х (часть 1)

10446

В 1963 году агентство «Рейтерс» и журнал Foreign Affairs опубликовали монографию Моше Дектера, руководителя Института исследований еврейских меньшинств, под названием «Положение евреев в СССР». Как жилось советским евреям в то непростое время? 

shakshuka.ru

Зачастую автор допускает в своей монографии высокомерные и снобистские высказывания в адрес некоторых народов СССР. Тем не менее агентство и журнал допустили материал к публикации. И скорее всего, потому что тогда шла Холодная война, а вопрос положения евреев в СССР играл одну из ключевых информационных ролей. Настолько ключевую, что когда случилась временная передышка, так называемая «разрядка», тоталитарный режим СССР разрешил эмиграцию для определенного количества советских граждан еврейской национальности.

Если убрать из монографии идеологическую начинку и откровенно шовинистический тон, можно научиться составлять грамотные, аргументированные и результативные обращения, целью которых является защита соотечественников, проживающих за пределами исторической родины.

Приводим вашему вниманию перевод монографии Моше Дектера.

На грани дискриминации

«За прошедшую четверть века просвещенная мировая общественность стала особенно чувствительной к вопросу положения меньшинств. Эта чувствительность обрела характер барометра моральной порядочности и социальной ответственности.

Масштабные и ужасающие события, произошедшие за последние 25 лет, особое внимание притянули к реальному и символическому положению еврейских диаспор. В этой связи положение евреев в СССР вызывает особую озабоченность.

Ситуацию с советскими евреями можно понять в рамках общей политики советского режима в отношении национального вопроса. Эта политика, как следует из директив компартии, конституции и нормативно-правовой базы СССР, основана на идеологическом принятии концепции национального самоопределения и юридического признания прав и свобод всех национальностей на культурную свободу.

Реальная советская политика в отношение евреев открыто нарушает эти принципы. Она находится на грани дискриминации, поскольку отрицает наличие у евреев этнокультурных прав, которые предусмотрены для других народов СССР.

В Советском Союзе еврей — это официально признанная национальность. В личных идентификационных документах, которые все граждане СССР обязаны носить, евреи должны указывать свою национальность, также как и представители других национальностей — например, русские, украинцы, грузины.

В отчете о переписи населения за 1959 год, который был опубликован в газете «Правда» от 4 февраля 1960, евреи стоят отдельной графой, как народ, указанный в списке национальностей, проживающих в СССР. В процессе предыдущих переписей населения граждане должны были доказать свою национальную принадлежность посредством предъявления паспортов.

Подозрительное отношение

В 1959 году, впервые в истории СССР, гражданам было разрешено без предъявления паспортов фактически указывать ту национальность, которую они сами избирали. В качестве еврейской свою национальность указали 2 268 000 человек. Есть причины полагать, что общее количество евреев могло достигать примерно 3 миллионов.

Советские евреи составляют 1,09 процента от общего количества населения. Но занимаемое ими место гораздо более существенно, нежели можно было бы предположить, опираясь на этот незначительный процент. Из списка, где указано более 100 различных национальностей, евреи в количественном отношении занимают 11 место.

Подавляющее большинство евреев проживает в трех самых густонаселенных республиках СССР – в России (38%), Украине (37%), и Белоруссии (7%). Боле того, в Советском Союзе нет ни одной республики, где не было бы еврейских диаспор.

В качестве важного индикатора наличия у евреев ощущения собственной идентичности (особенно после нескольких десятилетий насильственной и ненасильственной ассимиляции) явился тот факт, что 472 тыс. евреев или 20,8% от тех, кто в последней переписи указал себя евреем по национальности, используют идиш в качестве родного языка — традиционный разговорный и литературный язык евреев Восточной Европы.

Вторым по важности фактом является то, что в СССР евреи классифицированы как религиозная группа. Это усложняет их статус в обществе и делает общее жизненное положение советских евреев неустойчивым.

Несмотря на то что такой уникальный двойственный характер классификации евреев является вполне естественным последствием их исторического генезиса, он создает невообразимые проблемы для евреев в СССР. Например, «накат» на религию евреев неизбежно будет воспринят и евреями и не евреями как «накат» на весь народ.

На земле, где евреи проживают больше тысячи лет, сегодня на этот народ все больше и чаще смотрят как на чужаков

Незащищенность их усиливается еще и тем, что в отличие от большинства народов и национальностей в СССР, у которых есть свои географические территории, евреи разбросаны по всей огромной стране. При этом они являются единственным  народом, подавляющее большинство которого живет за пределами СССР.

А поскольку еврейское меньшинство в СССР имеет традиционные и исторические связи культурного, религиозного и родственного характера практически со всеми частями не советского мира, отношение к нему в СССР становится еще более подозрительным.

Новый мейнстрим

Советские евреи особенно чувствительно относятся в своему хрупкому положению, потому что еще свежи воспоминания о «черных годах» — последних пяти годах правления Сталина, когда его репрессивный аппарат провел ряд зловещих и откровенно антисемитских кампаний.

Одной из причин, по которой евреи все еще не забыли недавнее болезненное для них прошлое, является и то, что советская политика в отношении иудеев и иудаизма не изменилась с 1948 года. С единственным жизненно важным исключением в виде отсутствия террора. Евреи понимают, что из всех деяний Сталина и сталинизма, которые перечислили Хрущев и его коллеги на 20 и 22 съездах КПСС, политика в отношении народа попросту замалчивалась.

Важность советской политики в отношении евреев была драматически отражена в  «Литературной газете» (сентябрь, 1961), где была опубликована поэма молодого поэта Евгения Евтушенко «Бабий Яр». Написанная перспективным и идейным коммунистом, она произвела сенсацию.

Языком «каленого железа» поэт выдвинул обвинения антисемитизму историческому и советскому

В своем вступительном обращении он выразил протест отсутствию памятника тысячам невинных мучеников-евреев, уничтоженных нацистами в 1941 году в Бабьем Яре — овраге на окраине Киева.

Это было конкретным целеуказанием на факт, что власти СССР молчат о природе и размахе того, что еврейская трагедия имела место быть в процессе Второй мировой войны. И хотя Евгений Евтушенко не еврей, в своей поэме он связывает себя с преследуемым за всю историю человечества еврейством.

Поэт указывает на существование исторического еврейского народа, каковую отрицает советская доктрина, и еврейской истории, изучение которой пресекается политикой СССР.

Евтушенко не одинок в отражении настроений и чувств молодого и более образованного поколения советских людей. В СССР существует целое литературное подполье, участники которого втайне распространяют запрещенные книги, статьи и прочие материалы среди университетской и литературной молодежи.

Одним из лейтмотивов деятельности советского подполья является изолированное и приниженное положение советского еврейства. В этом, равно как в своем поиске очищенного идеализма, Евтушенко и его соратники представляют новый советский мейнстрим, который впитал в себя почетные традиции либерализма русской интеллигенции – от Пушкина к Толстому и Горькому.

Язык под запретом

Евреи являются единственной национальностью в СССР, которая лишена всех базовых культурных прав и которыми пользуются другие народы страны.

Эти права недавно были повторно утверждены новой Программой КПСС, принятой на 22 съезде КПСС в октябре 1961 году:

«…Компартия гарантирует полную свободу каждому гражданину СССР говорить и обучать своих детей на любом языке…»

До 1948 года евреям было разрешено вести культурную жизнь на идише (но иврит был запрещен), причем в довольно широком масштабе – газеты, журналы, типографии, книги, театры и школы, институты исследований, школы для реализации и претворения в жизнь еврейских идеалов, пусть и через призму коммунизма.

Однако

в 1937-1939 годах, а также в 1948 было принудительно закрыто большое количество учреждений, оперировавших на идиш

До 1959 года, несмотря на кончину Сталина и постепенное ослабление тирании, никаких фундаментальных перемен в политике культурной депривации в отношении советских евреев не произошло. С тех пор в СССР было выпущено всего 6 книг на идиш. При этом авторы этих книг давно умерли. Каждая вышла тиражом в 30 тыс. экземпляров, предназначенных в основном на экспорт. А то, что было выпущено на внутренний рынок, стремительно раскуплили.

Евреям все запрещено

Эти шесть опубликованных книг можно сравнить с условиями, которые советская власть создает для других народов. Включая те, которые в численном отношении гораздо меньше евреев и которые не владеют подобной древней уникальной и богатой культурой.

Тому свидетельство два ярких примера. В СССР проживают две небольшие азиатские группы – марийцы и якуты (504 и 236 тысяч соответственно). Однако только в 1961 году советские типографии выпустили на их языках 62 книги для марийцев и 144 для якутов.

Когда-то советский театр, выступавший на идиш, был гордостью советской культуры

Сегодня в СССР есть маленькая пригоршня любительских театральных групп, где после работы играют евреи, существующие в маргинальных условиях. А вот в Москве и Ленинграде, двух крупнейших центрах советского еврейства с диаспорой в один миллион человек, нет ни одной группы.

Осенью 1961 года, впервые после 1948, начался выпуск журнала SovietishHeimland на идиш. Он выходит дважды в месяц, но издание есть не что иное, как исключение, подтверждающее некое общее правило.

Вместе с вышеупомянутыми шестью книгами унылого содержания, а также с разрешенными властями СССР концертами, где проводятся чтения и поются народные песни на идиш,  все это представляет собой безмолвное отрицание часто повторяемого постулата советского правящего режима о том, что евреи утеряли интерес к своей культуре.

Такое положение дел сильно контрастирует с изданиями, публикуемыми для марийцев и якутов – у первых 17 газет, у вторых — 28.

Очень часто в СССР обоснованием для отсутствия культурных институций для евреев было утверждение, что они разбросаны по всей территории большого СССР. Но оно не имеет под собой никакой базы, потому что мелкие народности вроде чеченцев (418 тыс.), осетин (410 тыс.) или коми (431 тыс.), у которых нет своих территорий, имеют газеты и литературу на родных языках, равно как и национальные школы.

Другой пример. Таджикское меньшинство Узбекистана (312 тыс. человек из 8 млн) имеет такие же права и институты в республике, как и поляки в Белоруссии (539 тыс. среди 8 055 000 населения).

Евреям запрещены не только школы, но и классы на идиш или иврите в рамках общеобразовательных школ. Нет классов по истории и культуре еврейского народа на русском языке (по аналогии с воскресными школами в США). Нет разрешения поддерживать культурные контакты с еврейскими организациями в других странах».

Продолжение следует