Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
386
+0.58
EUR
427
-0.55
RUB
6.05
+0.01

Эсклюзивное интервью с экс-премьером Турции Ахметом Давутоглу

1912
iwep.kz
Беседа состоялась в рамках международного форума Astana Club, который проходил 12-13 ноября в столице Казахстана. Организаторами Astana Club являются Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Елбасы и Институт мировой
экономики и политики при Фонде.

– Благодарим, что Вы нашли время для интервью и наш первый вопрос об Astana Club. Как Вы оцениваете эту дискуссионную площадку?

– Прежде всего хочу сказать, что для меня большая честь и радость вернуться домой, ведь Казахстан для нас тоже Родина. Астана, хоть и новый город, будучи столицей Казахстана за очень короткий период (менее чем за четверть века) и под руководством Нурсултана Назарбаева стала центром многих сфер. Его по праву можно назвать центром евразийских степей.

Астана становится центром сотрудничества, миротворческой и экономической деятельности. Сейчас это больше, чем столица

национального государства.

Мы очень гордимся Казахстаном и успехами Астаны. Astana Club в этом смысле – площадка, где собираются представители интеллигенции, общественные деятели, лидеры мнения для обсуждения будущего человечества. Поэтому Форум — это не просто мероприятие.

Иногда я представляю Астану в ближайшие 50, 100 и 200 лет. Если город добился такого прогресса за 20-25 лет, можно представить, какого феноменального успеха он может достичь в ближайшие 100 лет! Это словно семена, рассеянные в степях Евразии, и я уверен, они создадут новый рост.

Астана будет гордостью не только для Казахстана, но и для всех народов, имеющих общие исторические корни

Мы радуемся успехам Казахстана как своим собственным. Расцвет Астаны как диалоговой площадки, города достижения согласия, экономической активности для нас подобен восходу Стамбула. Отмечу очень интересный факт — одно из названий Стамбула – «Аситане», оно имеет аналогичный смысл.

Трудно назвать различия между Анкарой и Астаной или Стамбулом и Астаной. Astana Club, Астанинский процесс, Астанинский форум… Я уверен, что в будущем произойдет еще больше новых событий. Эти события будут свидетельствовать об успехах Казахстана и Астаны.

iwep.kz

Принять приглашение от Казахстана — наш долг

– Почему Вы решили принять участие на форуме Astana Club и какие основные идеи хотели бы выделить?

Во-первых, позвольте сказать, что если поступает приглашение из Казахстана, что бы ни происходило в моей повседневной жизни, я должен его принять и приехать. Как я уже говорил,

Казахстан – это дом для всего турецкого народа

Если это приглашение исходит от президента Нурсултана Абишевича Назарбаева, большого друга и старшего брата для всех нас, принять его наш долг. Поэтому я сказал своей команде, что бы ни случилось, мы будем присутствовать на этом форуме.

Когда я просмотрел программу и список участников, узнал многих своих бывших коллег: президенты, премьер-министры, министры иностранных дел. Так что второй причиной стало желание встретиться со своими бывшими коллегами, ведущими лидерами мировой политики последних 20 лет.

В-третьих, конечно, суть форума. В настоящее время мир переживает критический этап, и все представители интеллигенции, государственные деятели и политики должны собраться вместе, чтобы

обсудить будущее международной системы, мирового порядка и то, что будет происходить

В прошлом мы пережили несколько кризисов: глобальный экономический кризис, геополитический кризис, структурный распад государств и так далее. Чтобы избежать возникновения Холодной войны в будущем или какого-то мирового конфликта, мы должны чаще собираться вместе для обсуждения и совместного участия в судьбе человечества.

Это также была бы отличная возможность для меня, как для представителя интеллигенции и государственного деятеля, обсудить данные вопросы и поделиться своими взглядами с коллегами.

iwep.kz

4 катастрофы после окончания Холодной войны

– Большое спасибо, Ваше Превосходительство. Хотелось бы поговорить с Вами о  международной политике, где мы наблюдаем совсем другие кризисы. Что Вы можете сказать о ситуации на Ближнем Востоке? Как Вы оцениваете сотрудничество между Ираном, Турцией и Россией на Ближнем Востоке?

– Неспокойно не только на Ближнем Востоке, но и в мире в целом. В одной из своих книг, которая скоро выйдет в свет, я определяю это как четыре катастрофы после окончания Холодной войны.

Первое геополитическое «землетрясение» произошло в 1991 году, когда распался Советский Союз

Несколько кризисов произошло на Кавказе, Балканах и в геополитическом поясе Евразии.

Вторая катастрофа, связанная с подрывом мировой безопасности, — теракт 9/11. Трагическое происшествие, создавшее новую психологию в сфере безопасности.

Третьим «землетрясением» стал глобальный экономический кризис 2008 года. Четвертая катастрофа – Арабская весна 2010-2011 годов. Все эти кризисы потрясли структуру государств и региональные порядки.

Начиная с 2003 года и по сей день Турция содействует экономическому сотрудничеству, политическому диалогу. В 2008 году занималась посреднической деятельностью между Сирией и Израилем, в 2010 — способствовала соглашению в сфере применения ядерного оружия. Кроме того, Анкара проводила многие другие инициативы, такие как трехсторонний процесс Турция — Сербия — Босния и Герцеговина; трехсторонний процесс Турция — Грузия — Азербайджан; создала ряд институтов, таких как Тюркский совет и так далее.

К сожалению, в результате всех этих кризисов, особенно Арабской весны, из-за распада и дезинтеграции государств было очень трудно развивать дух сотрудничества.

Существует разрыв между всемирно признанными территориями и фактическим контролем государств

Арабская весна привела к увеличению этого разрыва между всемирно признанными территориями и фактическим контролем государств, что создало дисбаланс. Теперь мы должны восстановить это. В этом случае Сирия – одна из самых острых проблем, а также Украина, Йемен и Ливия.

Успех Астаны в сирийском вопросе

У нас всегда были прекрасные отношения с Сирией. Когда Реджеп Тайип Эрдоган был премьер-министром, а я министром иностранных дел, мы делали акцент на турецко-сирийских отношениях, пока в Сирии не начались массовые убийства и применение химического оружия.

Территориальная целостность Сирии очень важна для Турции. Кроме того, мир, стабильность и безопасность сирийского народа в целом, независимо от этнического и конфессионального происхождения, играют существенную для нас роль.

К сожалению,

система и меры ООН оказались неэффективными для урегулирования сирийского кризиса

Террористические группировки, подобные ДАИШ (ИГИЛ), и применение химического оружия разрушили инфраструктуру Сирии, а также надежду этой страны на будущее.

Поскольку деятельность ООН не принесла положительные результаты, страны региона предприняли определенные меры.

В этом плане Астанинский процесс оказался более эффективным, чем мероприятия ООН. Это успех

Реконструкция Сирии

Сотрудничество между Турцией, Россией и Ираном также очень важно. Иногда возникают трудности, и это естественно. Кризисы бывают. Важно то, как вы их разрешаете. Вы пытаетесь обострить кризис или сначала стараетесь его проконтролировать, а на втором этапе разрешить?

В этом смысле зоны деэскалации, объявленные в Сирии Турцией, Россией и Ираном в рамках Астанинского процесса, дали новый импульс и надежду.

На данный момент это проводилось для того, чтобы контролировать кризис. Но мы надеемся, что будет еще один этап для большой реконструкции в Сирии.

Реконструкция означает не только строительство зданий, но и работа над Конституцией, восстановление политического порядка, удовлетворение чаяний и требований сирийского народа. Предстоит большая работа в стране, где больше не будет массовых убийств людей, не будет террористической деятельности на ее территории. Не только ДАИШ (ИГИЛ), но и РПК или любых других террористических группировок.

Все эти страны должны работать сообща, плечом к плечу, чтобы предотвратить терроризм,

положить конец массовым убийствам сирийского народа. Мы должны создать определенную среду и политический климат, чтобы беженцы вернулись в Сирию и все вместе восстановили государство.

Столица Казахстана благодаря Астанинскому процессу стала символом надежды для сирийского народа

Трамп непредсказуем

– Обсуждая глобальный кризис в геополитическом контексте, мы должны обратить внимание на мировые державы. По мнению некоторых экспертов, отношения США с Россией, ЕС, Ираном и Турцией продолжают ухудшаться. Как бы Вы охарактеризовали внешнюю политику Дональда Трампа?

– Мировые игроки при внедрении своей внешней политики должны учитывать два аспекта. Национальный заключается в обязанности учитывать интересы своих народов. В то же время второй аспект – это ответственность в глобальном плане перед всем человечеством. 

Если вы стоите у власти, у вас есть не только возможности, но и этическая ответственность

США, будучи мировой державой, победителем Холодной войны, несут особую ответственность в международных отношениях. С исторической точки зрения, иногда Америка брала на себя эту ответственность, уважала международное право, основные человеческие ценности.

Но в определенных случаях США их игнорировали. Например, после окончания Холодной войны, когда Ирак вторгся в Кувейт во времена правления Саддама, именно ООН решила принять меры, что стало позитивным шагом в сохранении мирового порядка.

Или позднее, когда в Боснии и Герцеговине произошла этническая чистка, такого рода вмешательство, основанное на международном праве и на судьбе людей, стало важным шагом для того, чтобы взять на себя определенную ответственность.

Установление или поддержание порядка должно быть ориентировано на ценности, а не на интересы

Ценности и принципы должны быть важнее интересов. Интересы важны, но если они игнорируют основные международные ценности и принципы, это может создать новую напряженность.

В этом плане в американской истории всегда присутствовали разные стили, течения и подходы. Один носил более интервенционистский характер, другой преследовал более изоляционистскую цель; один был ориентированным на принципы, другой – на интересы.

К сожалению, последние два года очень трудно предсказать, как США будут действовать, будучи мировой державой

В ожидании стабильности отношений

Эксперты могли предсказать действия Обамы, Буша или Клинтона, потому что в американской политике существовали определенные институты и преемственность. Но, как ни печально,

сегодня существует разрыв между американскими институтами и президентством, Белым домом

Это влияет на процесс принятия решений. Между США и другими мировыми державами не соблюдались надлежащие и углубленные переговоры. Даже турецко-американские отношения около трех месяцев назад находились в огромном кризисе. Сейчас они нормализовались.

Но вы не можете быть уверены в том, что произойдет в ближайшие 2-3 месяца, если США продолжат поддерживать деятельность Рабочей партии Курдистана (РПК) в Сирии.

Подобным образом было подписано ядерное соглашение с Ираном в 2015 году, во времена Обамы, сейчас же его отменяют.

В международном праве важна преемственность государственной политики

Казахстан, например, сохранил договоренности советского времени, и даже будучи новым государством, перенял определенные обязательства, особенно в области ядерного разоружения, что является успехом Казахстана и президента Назарбаева. Существуют обязательства, и Казахстан их выполняет. Это отражает преемственность государства.

Совершенно неожиданно между США и Ираном возникла напряженность, и надежда, появившаяся 3 года назад благодаря соглашению, теперь испарилась. Это опасно не только для интересов США, но и для мирового сообщества.

Должно быть устойчивое предсказуемое отношение мировых держав

В этом смысле мы надеемся, что после выборов в Конгресс будет представлена более стабильная американская внешняя политика. Особенно в американо-российских, американо-иранских, американо-турецких и американо-европейских отношениях. Это важно для стабильности всего мира.

Станет ли Турция членом ЕС?

– Вы сказали о глобальной ответственности. Одним из участников международных отношений, претендующих на такую ответственность, является Европейский союз. С другой стороны, ЕС является одним из основных партнеров Турции. Как Вы оцениваете нынешние отношения между Турцией и ЕС? Верите ли Вы, что Турция в будущем может стать членом ЕС?

– Когда мы пришли к власти в 2002 году, отношения между Турцией и ЕС были не в лучшей форме. Под руководством тогдашнего премьер-министра Эрдогана, министра иностранных дел Абдуллы Гюля и позже меня самого как министра иностранных дел, мы стали продвигать и улучшать турецко-европейские отношения.

Не только как политик и государственный деятель, но и будучи представителем интеллигенции и научного сообщества я всегда подчеркивал европейскую идентичность Турции. У нас есть азиатская идентичность, но присутствует и европейская.

Иногда в очень дружественной манере я говорю:

«Если вы не используете османские архивы, вы не можете написать историю Европы»

По меньшей мере половина Европы находилась под османским контролем. Это создало европейский характер. Никто не вправе говорить, что Турция не является частью Европы, европейской культуры, европейской дипломатии.

Нужно понимать, что исторически Турция была частью Европы. В то же время сегодняшняя реальность такова, что миллионы турецких граждан стали гражданами европейских государств. Только в Германии проживает 4 миллиона турков. И в немецкой сборной по футболу играют выходцы из Турции.

Невозможно построить между Турцией и ЕС стену, основываясь на некоторых культурных предрассудках

Экономически Турция является частью Европейского союза и Таможенного союза ЕС. Таким образом, турецкие товары могут попасть в ЕС без прохождения какого-либо таможенного контроля, аналогично и для ЕС. В такой сложной структуре каждый должен соблюдать осторожность в части суждения о будущем турецко-европейских отношений.

Иногда, как я уже сказал, вы можете переживать кризис, но уже завтра его разрешите. В таком случае могут быть некоторые расхождения во мнениях. Это дипломатия. Жизнь нелегка. Важно справляться с проблемами.

Турецко-европейские отношения

В 2016 году наблюдался огромный поток беженцев в Турцию, а из Турции в ЕС. Тогда я занимал пост премьер-министра. Мы вели переговоры с Европейским союзом и 18 марта 2016 года подписали соглашение о либерализации визового режима, обновлении Таможенного союза, оказании европейской помощи беженцам.

Со своей стороны мы выполнили свою часть обязательств и поток беженцев был под контролем. К сожалению, после моей отставки европейская сторона не выполнила должным образом свои обязательства. Это соглашение не достигло своего окончательного успеха. Если бы он был достигнут, сегодня турецко-европейские отношения были бы в совершенно иной форме.

В 2017 году у нас были проблемы. В демократических обществах выборы всегда являются сложной задачей. Во время референдума в Турции в 2017 году также прошли выборы в таких значимых странах ЕС, как Франция, Германия, Нидерланды и Австрия.

И конечно,

турецко-европейские отношения в какой-то момент стали жертвой предвыборной психологии

Сейчас я очень рад, что отношения между Турцией и ЕС улучшаются, не так быстро, как мы хотим, но по крайней мере некоторые улучшения уже есть, и стоящие перед нами проблемы приводят всех нас за стол переговоров.

В октябре 2018 Путин, Макрон, Меркель и Эрдоган встретились в Стамбуле. Вот та картина, которую мы хотим видеть и в которой нуждаемся. Турки, русские и европейцы собираются вместе по сирийскому вопросу. Это должен быть определенный метод, а не разрыв отношений, не введение санкций, не просто наблюдение, как идут дела, а внесение конструктивного вклада.

Это то, на чем должны быть основаны отношения между Турцией и ЕС.

Турция нуждается в ЕС без сомнения, но ЕС также нуждается в Турции. Это не односторонняя зависимость

Это отношения взаимозависимости. Если эти отношения не наладятся, все проиграют. В обязанности политиков входит создание беспроигрышной, а не патовой ситуации.

Как себя позиционирует Анкара?

– Имеющаяся в некоторых европейских странах туркофобия корнями исходит из прошлого. Но некоторые медиа-эксперты считают, что Турция пытается претендовать на лидерство в мусульманском мире, возможно, используя прошлое Османской империи. В последние годы имперские настроения в турецких шоу и СМИ чаще сменяют светские, ататюркские. Означает ли это, что Турция вновь позиционирует себя могущественной державой?

– Конечно, Турция – это держава, важная держава. Никто не может этого отрицать. Но нашу внешнюю политику многие называют неоосманизмом, что не совсем правильно. Почему? Потому что мы должны быть реалистами. Обсуждая прошлое, необходимо проводить конструктивную, а не эмоциональную работу. Турция – государство, возникшее после распада многокультурной империи.

Почему боснийцы в 1993 году хотели бежать именно в Турцию, хотя мы не являемся соседями? Сотни тысяч боснийцев хотели эмигрировать в Турцию. Почему вследствие конфликта в Косово, опять же, не имея общей границы, люди хотели бежать в Турцию?

Почему грузино-абхазская напряженность также породила желание абхазов переехать в Турцию? Или когда Саддам убивал курдов, почему курды хотели бежать в Турцию, но не хотели ехать в Сирию или Иран?

Знаете почему? Потому что в Турции больше боснийцев, чем в Боснии. У нас больше албанцев, чем в Албании. У нас больше уроженцев Косово, чем в самом Косово.

Абхазов в Турции больше, чем в Абхазии. Чеченцев у нас больше, чем в Чечне. И у нас столько же грузин, сколько и в Грузии. В Турции курдов больше, чем в Ираке

На протяжении веков эти народности жили вместе.

Всякий раз, когда люди сталкиваются с проблемой, они хотят найти безопасное убежище и бегут в Турцию

Когда я занимал пост министра иностранных дел, я подшутил над скандинавским министром. Я сказал, что несправедливо каждый день сталкиваться с множеством вопросов по миграции. В Скандинавии стабильность, и, говорю я министру, может быть на месяц нам следует поменяться?

Помогать, а не доминировать

Находясь в таком географическом положении как Турция, вы несете бремя, и другие народы ожидают от вас определенных действий. И это не зависит от наших требований. Хотели ли мы принять более 3 миллионов беженцев из Сирии? Они пришли сами. Нам пришлось открыть двери. Хотели ли мы, чтобы сотни тысяч курдов прибыли в Турцию, когда бежали от Саддама? Это судьба. Мы родились здесь, такова наша история.

Всякий раз Турция помогает другим, испытывая сочувствие. Это не значит, что мы хотим доминировать над ними. Мы не хотим имперской гегемонии, нет, мы все равные государства.

Мы не преследуем враждебную политику в отношении арабов, европейцев, сербов, курдов, или иранцев

Когда я занимал должность министра, очень гордился, что мы восстановили трехсторонний процесс Турция — Сербия — Босния и Герцеговина. И мы разрешили все вопросы. Исторически мы близки к боснийцам. Они столкнулись с массовыми убийствами, но в дипломатии объединили сербов и боснийцев.

Я и президент Тадич вместе работали над тем, чтобы сократить разрыв между сербами и боснийцами. Мы хотим стабильности в Сербии, Боснии и Герцеговине. Мы хотим добиться стабильности в Сирии. Но если кто-то убивает, уничтожает, совершает массовые убийства родственников наших соотечественников, это незамедлительно касается Турции.

Демократический лидер не может игнорировать чувства народа, когда боснийцы, живущие в Турции, говорят: «Наших братьев и сестер убивают, а вы молчите». Это своего рода принципы. Но как с этим быть?

Стратегического решения Турции, основанного на имперской гегемонии, не существует

Нет такого аргумента в нашей внешней политике. Не было, нет и не будет. Даже самые маленькие государства в нашем окружении имеют одинаковые права. Никто не превосходит других. Но у каждой страны есть определенные проблемы, которые она должна решать.

Культурный инструмент

Что касается сериалов или фильмом как культурного инструмента… На протяжении десятилетий мы находились под влиянием голливудских фильмов. Теперь в каждом обществе, используя Netflix или другие ресурсы, возрождается стремление к созданию своих собственных фильмов.

Нет ничего плохого в том, чтобы открыть для себя историю. Особенно историю Шелкового пути

Я уверен, что все согласятся с тем, что история Шелкового пути намного богаче, чем американская история. Но сколько у нас фильмов об этом? Есть один сериал «Марко Поло», который представляет западное видение. Я не могу представить Кубилая в таком образе. Снимается ли казахское, турецкое или узбекское кино об исторических событиях?

В последнее время

было так много сериалов о британской истории, но как насчет перехода турецких племен из Мавераннахра, из Шымкента?

Изучение Ходжи Ахмета Яссави и его деятельности вполне интересно для адаптации к фильмам. У нас есть такие? Нет!

У нас так много фильмов о мифах или исторических личностях Европы и США. А что плохого в том, чтобы создать фильмы о нашей истории? Если это вызывает симпатию, это естественно. Как и многие голливудские фильмы, которые вызывают симпатию к американской культуре. Это тоже своего рода независимость культурной идентичности.

Когда я был старшеклассником, читал Чингиза Айтматова. Для меня его литература и романы создавали образ Центральной Азии. Когда я стал главным советником, то во время первого визита в Кыргызстан встретился с этим великим писателем и был очень рад его видеть.

Надеюсь, что вскоре появятся казахстанские фильмы, объясняющие те или иные исторические события, дающие представление о степях Евразии, о том, как казахи внесли свой вклад в евразийскую цивилизацию. И у нас не должно быть чувства вины за то, что мы делаем. Это должно быть естественно.

Мы не говорили турецким кинематографистам снимать фильмы, чтобы оказать турецкое влияние с точки зрения культуры. Это естественный процесс, когда страна является подобной движущей силой.

Недавно, например, смотрел фильм про викингов, про скандинавскую историю. Впоследствии я захотел узнать о них больше.

Если фильм отвергает, оскорбляет или исключает другие культуры, он отталкивает

Не оскорбляя и не исключая другие культуры, он создает ощущение культурного сознания, которое не является неправильным.

Значение Тюркского совета

– Как Вы упомянули ранее, всех нас объединяют общая история, общий язык, общая культура. Казахстанцы тоже ценят своих тюркских братьев. В сентябре 2018 года состоялась встреча глав государств Тюркского совета. Насколько важны для Турции тюркские страны?

– Я хочу подчеркнуть один аспект, который, на мой взгляд, очень важен. Если вы спросите меня, что нам нужно сегодня в каждом обществе или вообще в мире, я скажу, что всем нам нужны дальновидные лидеры. К сожалению, их не хватает.

После Второй мировой войны появились лидеры, объединившие Европейский союз. Дальновидные лидеры создали Организацию объединенных наций. Дальновидные лидеры представили Декларацию прав человека. Но после окончания Холодной войны таких руководителей, призывающих к миру, созданию механизмов и институтов, практически не осталось.

Турецкий народ, имеющий культурную привязанность к Казахстану, счастлив, что у вас дальновидный лидер Нурсултан Назарбаев. Нам следует это ценить. Президент Назарбаев хочет, чтобы Астана стала диалоговой площадкой для мировых держав. Это мудрый подход.

iwep.kz

Почему я привел этот пример? Есть один урок, который я извлек из истории. Если кто-то кому-либо отказывает, на следующем этапе будет отказано и тому, кто ранее вытеснял других. Все эти попытки должны быть инклюзивными.

Создание Тюркского совета – огромный успех. Я участвовал в процессе как министр и премьер-министр. Все лидеры добились значительных результатов. Это был сложный процесс. Никто не должен считать, будто кто-то таким образом отстраняется.

Как и в случае с европейскими государствами при их объединении это не означает, что они отделяются от азиатов или африканцев. Когда арабские страны объединяются и создают Лигу арабских государств, вытесняют ли они других? Нет, они создают свой механизм.

Когда мы вступаем в Организацию исламских государств, это не значит, что она направлена против христиан

Так что если тюркские государства хотят создать Тюркский совет, это не имеет какой-то враждебной подоплеки. Это просто поощрение государств, имеющих одинаковую языковую и культурную основу, более тесное сотрудничество, более глубокое понимание друг друга. Этого нельзя предотвратить.

Тюркский совет не направлен против России. Сегодня турецко-российские отношения и казахстанско-российские отношения на достойном уровне.

Деятельность Тюркского совета не настроена против Ирана, Китая или других стран. Важный принцип – инклюзивность. Если вы хотите вовлечь государства, вам следует их объединить.

Три важных уровня

1) Двусторонние отношения. Мы переживали некоторые трудности с Узбекистаном. К счастью, сейчас все позади. Я очень горжусь этим, потому что посетил Узбекистан в 2013-2014 годах для улучшения наших отношений. Если у Турции хорошие отношения с Кыргызстаном, Туркменистаном, можно это использовать. Двусторонние отношения должны основываться на духе сотрудничества.

2) Региональные организации. Я был очень рад, когда услышал, что здесь проходит саммит стран Центральной Азии. И это тоже было достаточно успешным мероприятием. Аналогично и Евразийский экономический союз — является ли он альтернативой Тюркскому совету? Или является ли Тюркский совет его альтернативой? Их стоит рассматривать в комплексе.

3) Континентальный или мировой уровень. Все эти организации должны дополнять друг друга в интересах достижения безусловного мира и стабильности в международной системе.

Таким образом, Тюркский совет – это успех, и все лидеры стран-участниц сыграли очень важную роль в достижении данного успеха: президент Алиев, президент Эрдоган, президент Нурсултан Назарбаев, все лидеры. Это наш успех.

Совет должен развиваться, но не должен стать альтернативой или ресурсом против любой другой организации

О будущем Казахстана

– Вы сказали много приятных слов в адрес Казахстана, нашего народа и президента Нурсултана Назарбаева. Каким Вы видите будущее Казахстана в регионе и мире?

– География – это судьба народа. Если нация или лидеры нации могут правильно использовать географическое положение, это способствует достижению успеха. Если они не поймут свое предназначение в геополитике, это может обернуться катастрофой для нации.

В этом смысле

Казахстан и его географическое положение – это не только благо для казахского народа, но и вызов

Когда я писал свою книгу «Стратегическая глубина» для Турции, использовал эту терминологию не экспансионистским способом.

В чем уникальность турецкой географической структуры? Расположение в центре Евразии, фактически Афро-Евразии, делает Турцию уникальной страной. Таким образом мы пытаемся сформулировать нашу внешнюю политику.

Если я напишу «Стратегическую глубину» для другой страны, Казахстан будет одним из лучших примеров

Потому что, с одной стороны, здесь имеется азиатский аспект, глубокая азиатская стратегия; с другой стороны — европейская перспектива, а также центральноазиатская географическая структура.

Даже южная и северная части Казахстана отличаются. В этом смысле было очень мудрым решением перенести столицу в самый центр страны, чтобы объединить представителей из всех уголков. Когда я наблюдал за этой географической структурой, заметил, что самая мудрая политика для людей, живущих здесь, не утопична, но и не минималистична.

Оптимальное решение – функция моста, не пассивного, а активного моста по достижению мира.

Если в Евразии будут стабильность и мир, Казахстан будет процветать

Развивающаяся китайская экономика, огромные природные ресурсы Казахстана и России, а также перспективы Евразийского общего рынка и еще одно крыло в Центральной Азии, Тюркский совет – этот многоплановый характер географической структуры и истории создает новые возможности для Казахстана.

Наши сердца и умы с вами

К счастью, Казахстан использует эту возможность в позитивном и конструктивном ключе. Поэтому у нас есть Астанинский процесс по Сирии, есть Астанинский форум. Астана начала ассоциироваться с концепциями по достижению мира, посредничества, диалога. Это необходимо сохранить.

Если бы это было неправильно понято, если бы Казахстан был закрытым обществом, основанным на использовании ядерной энергии, как Северная Корея или другие страны, он рассматривался бы как источник риска. Но сегодня никто не видит в Казахстане угрозу.

Напротив, Казахстан для многих стран становится все более ценным активом.

Хорошие отношения с Казахстаном – это достояние каждого

Это мудрый подход. И для меня — не только как друга, но и человека, который имеет прямую привязанность к этой стране — это большая история успеха.

Когда я занимал пост министра и премьер-министра, всегда говорил своим дипломатам: «Когда вы видите определенные флаги, вы должны относиться к ним, как к турецкому флагу». Один из них, ведущий – флаг Казахстана. Если он возвышается над нами, мы испытываем гордость.

То, что беспокоит наших братьев и сестер, казахов, беспокоит и нас в Турции, Стамбуле или Анкаре. Независимо от нашего географического расстояния, наши сердца и умы с вами. Причина кроется не в распространении турецкого влияния, а искренности.

В последние годы развитие Астаны для меня так же важно, как и расцвет Стамбула несколько лет назад, когда там проходило много встреч. Я чувствую такую гордость и переживаю счастливые эмоции, наблюдая это.

Я уверен, что успех в Казахстане также будут радоваться достижениям Турции. Где бы, когда бы вы ни нуждались в нас, мы всегда к вашим услугам и в вашем распоряжении.

– Да, мы всегда ценили наших тюркских братьев и отношения между Турцией и Казахстаном. Ваше Превосходительство, позвольте выразить Вам благодарность за эту прекрасную беседу.

Полную версию интервью на английском языке вы можете посмотреть на видео.

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter