18+
Нур-Султан
Сейчас
8
Завтра
10
USD
389.62
+0.10
EUR
429.98
+0.77
RUB
6.06
-0.01

97% казахстанского бизнеса полностью зависит от госзакупок — Турсынкан

10388

Требования к поставщикам на тендерах ужесточены настолько, что выполнить их могут только крупные предприятия.

Айман Турсынкан

16 января на пленарном заседании в мажилисе фракция «Ак жола» обратилась к премьер-министру с просьбой проанализировать деятельность минфина в сфере госзакупок.

По словам депутата Меруерт Казбековой, 29 декабря 2018 года в правила осуществления госзакупок внесены изменения, которые полностью вытеснят из этой системы малый и средний бизнес.

Теперь приоритет для участия в конкурсах отдается организациям, имеющим больший показатель по сумме уплаченных налогов за четыре предыдущих года

— Но ведь и самому далекому от экономики чиновнику должно быть понятно, что тем самым приоритет получают исключительно крупные компании. А малые и средние предприятия практически лишаются каких-либо шансов на конкуренцию с крупным бизнесом, — сказала Казбекова.

Меруерт Казбекова

Меруерт Казбекова

О том, как малое предпринимательство выживает в условиях систематического закручивания гаек государством, медиапорталу 365info рассказала экономист Айман Турсынкан.

Крупный бизнес в лучших условиях

— Может быть минфин все-таки прав, что ужесточает требования к потенциальным поставщикам? Ведь нарушений по исполнению обязательств в госзакупках со стороны малоопытных ТООшек гораздо больше? Разве неправильно допускать к этой сфере профессионалов?

— Любое грубое вмешательство государства в рыночные отношения недопустимо. У нас сам институт госзакупок — наиболее активная коррупционная зона. Когда говорят, кто больше всего заплатил налогов и что якобы это крупные корпорации, это как минимум несправедливо.

Моя аналитика показывает, что крупный бизнес по отношению к своим оборотам имеет гораздо более низкую налоговую нагрузку

По сути, малый бизнес платит от 16 до 24% от своего оборота. Конечно, каждое отдельно взятое малое предприятие по размеру налоговых отчислений не сравнится с крупным. Но если разделить налоговую структуру крупного предприятия, вы удивитесь! Потому что там на первом месте стоит только НДС, а уж затем индивидуальный подоходный налог. А ведь это даже не налог предприятия. Это деньги, которые бизнесмены как источник заплатили с оборотов своего персонала. Корпоративный подоходный налог они практически не платят — избегают его.

И по отношению к своим гигантским оборотам они умудряются платить низкий коэффициент.

Наиболее спекулятивным сектором являются торговый и сектор коммерческой недвижимости. Но это не переработка и производство

Все без исключения производство сегодня сконцентрировано в малом и среднем секторе.

3 барьера для малых предприятий

— То есть и до того, как минфин изменил приказ о правилах проведения госзакупок, в эту сферу пробиться было нереально?

— Конечно. На самом деле любая квазигосударственная структура, у которой есть хотя бы 25% и более участия в уставном капитале нацкомпаний, вправе не платить вообще 1-процентную гарантию на участие в госзакупках. Вот он, первый барьер для частного сектора.

Второй — большие требования в сфере аукционов. На аукцион вообще невозможно пробиться, если у предприятия нет определенной финансовой отчетности, аудированной за 3 года.

И это еще должен быть аудит от Big4. Какое «бигфо» может позволить себе малое или среднее предприятие?

Третий барьер — при установлении условных скидок как раз во внимание принимались те самые квалификационные требования. А через них чего только не придумаешь. Какие-нибудь экзотические сертификаты, что-нибудь еще с высокой коррупционной составляющей.

Все закупки способом из одного источника заключаются в основном именно с крупным бизнесом. И они все без исключения подпадают под очень широкий перечень из 75 поводов, дающих основание заключать договоры способом из одного источника. То есть конкуренция отсекается. А через такие конкурсы проходят самые крупные суммы.

— Крупные строительные или инфраструктурные проекты.

— Даже большие плановые закупки оргтехники. Получается, малый бизнес и так локтями толкался друг с другом в оставшихся небольших кусочках этого пирога через ценовые предложения. Так у них для выпуска банковской гарантии замораживается оборотный капитал.

Кроме того, они платят от 10 до 20 тысяч тенге за каждую банковскую гарантию. Плюс сейчас в системе госзакупок ввели платную регистрацию

В прошлом году сделали новшество — квалификационный отбор в тендерах, объявленных нацкомпаниями. Чтобы пройти некий квалификационный аудит, с каждого малого предприятия требовали по 250 тысяч тенге. И получение этой квалификации — еще не гарантия получения какого-либо заказа.

Люди готовы к бойкоту фискальной политики

— Какова зависимость казахстанского бизнеса от госзакупок?

— От них зависит 97% всех предприятий страны. Это нонсенс. Налогоплательщики платят кучу налогов в бюджет, на эти деньги государство создает предприятия. И потом нас же, на чьи средства это все создано и кто является конечным владельцем этих предприятий, заставляют платить еще за доступ к участию в их жизнедеятельности.

В данном случае минфин, закручивая гайки еще больше, не понимает, что тянет экономику в пропасть

Налоговое бремя перенесено на массового налогоплательщика. Одновременно с этим свернута работа над процедурой личного банкротства для физлиц, которые не смогут отказаться от наследуемых долгов. А ведь все эти люди работают в малом и среднем секторах.

— Плюс еще высокая закредитованность населения.

— Она настолько подкосила покупательскую способность на товары и услуги, что все без исключения видят единственным источником дохода только государственные закупки. Кто выключен из процедур госзакупок, находятся на грани выживания.

В общей налоговой собираемости с юрлиц 42% платит малый бизнес, 16% —  средний и 42% — крупный. При этом крупный бизнес имеет более 60% в экономике от оборотов. И теперь понятно, какая налоговая нагрузка реально ложится на плечи именно малого бизнеса.

Большинство моих коллег хотят бойкотировать любые фискальные требования. Малый и средний бизнес даже готов к аресту счетов

Наступит коллапс, вся эта система рухнет. Представьте, что произойдет, когда операционные затраты правительства на взыскание и коллекторство превысят саму сумму взысканий. Это физически неизбежно. Не потому что люди этого хотят, а потому что у них вообще нет денег.