Нур-Султан
Сейчас
25
Завтра
9
USD
427
+0.57
EUR
505
+1.14
RUB
5.87
+0.03

Потерянных 175 ВИЧ-инфицированных так и не нашли

790

В ноябре 2015 года в распоряжении редакции появился пофамильный список с датами рождения и адресами 175 ВИЧ-инфицированных алматинцев, пропавших без вести.

Не приходили лечиться

«Отказ от приема лекарственных средств и иное уклонение от лечения… является административным правонарушением, привлечение к ответственности за которое отнесено… к компетенции органов, осуществляющих контроль и надзор в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения», — написал в начале ноября 2015 года в городской департамент по защите прав потребителей тогдашний главврач алматинского городского Центра СПИД Талгатбек Бапиев. —

«Учитывая неявку и высокий риск распространения ВИЧ в Алматы, просим содействия в поиске и обследовании ВИЧ-инфицированных лиц,

а также для своевременного выявления социально-значимого заболевания туберкулеза, своевременного выявления беременностей среди ВИЧ-инфицированных женщин, для проведения профилактики передачи ВИЧ от матери ребенку, проживающих на территории города, либо прикрепленных к городским поликлиникам.

СПИД-центр Алматы «потерял» 175 ВИЧ-инфицированных пациентов

Активные выезды специалистов Центра СПИД по указанным адресам в амбулаторной карте результатов не приносят (нет дома, без определенного места жительства, проживают другие люди, адреса не существуют и т. д.). Также нами неоднократно направлены письма-приглашения с грифом «Лично в руки» через АО «Казпочта».

Письмо сопроводили тем самым списком, где фигурировали и студенты, и военнослужащие, и бомжи. Все «потеряшки» — люди фертильного возраста.

Тайна — одна на всех

Тогда эту ситуацию снова прокомментировал глава республиканского СПИД-Центра Бауыржан Байсеркин. Признаться, он был удивлен:

Бауыржан Байсеркин

Бауыржан Байсеркин, фото пресс-центра Interfax

— Бауыржан Сатжанович, не идет ли речь о нарушении врачебной тайны? Центр СПИД обязан сам заниматься этой работой или имеет право кому-то поручать? Входит ли это вообще в функции органов по защите прав потребителей, которые в прошлом имели статус санэпидслужбы?

— Ситуация пограничная. Почему он (Бапиев. — прим. ред.) обратился? Потому что городской Центр СПИД не обладает контрольно-надзорными функциями. Они не могут зайти в ту же поликлинику и потребовать данные, обращался или не обращался за помощью такой-то пациент. Комитет по защите прав потребителей действует в рамках предотвращения распространения инфекций среди населения. Если Бапиев этот запрос делает, он должен сделать это таким образом, чтобы информация использовалась только в служебных целях.

Разглашение медицинской тайны идет, когда персонифицированные данные ВИЧ-инфицированных становятся доступны для массового населения

Если же этот список нигде не обнародуется и используется только врачом-эпидемиологом в служебных целях, разглашения врачебной тайны нет.

— Почему в конце года вдруг СПИД-центр вспомнил о потерянных пациентах? Где они были в течение всего года? Почему не отслеживали?

— Видимо, в начале года они не занимались этими людьми, а в конце года нужно подбивать данные, вот и они начали работу.

— И как теперь найти этих людей? 

— Взаимодействовать с ДВД города. Бапиев эти вопросы мог прорабатывать параллельно с полицией. Конечно, напрямую могли бы порешать. Но он обращается и к комитету по защите прав потребителей, так как за распространение инфекции на территории города отвечают они.

С тех пор минуло три года, а в ответ на ту нашу публикацию не последовало никаких объяснений. Исчезли люди, ну и ладно. Подумаешь, носители опасного вируса, с кем не бывает.

Потерять и не найти

И вот на днях, 15 ноября, в Алматы в рамках Всемирной кампании «Узнай свой статус» прошла пресс-конференция с участием руководства республиканского Центра-СПИД. Мы снова задали вопросы о 175 «потеряшках» и спросили у господина Байсеркина, как там ситуация с их поисками?

И снова он удивился.

— Как ставится диагноз ВИЧ, данные о человеке сразу забиваются в информационную программу, есть такая электронная база слежения. Бывают случаи, когда в Алматы, скажем, 100 человек состояли на диспансерном учете. Мы каждые три месяца смотрим, когда они препараты принимали. И ввиду того, что из этих 175 человек, ну или из 100, кто-то уехал в Шымкент или Астану, они все равно состоят у нас на учете.

Но просто вовремя Центру СПИД не сказали, что уехали по тем или иным соображениям проживать в другой регион

А когда потом человек опять идет за препаратом и объявился в Шымкенте, допустим, его автоматически ставят на учет там. Он никуда не теряется, просто меняется место, где он будет получать препараты и контролировать эффективность своего лечения. Ведь это не просто дал таблетку и до свидания. Нужно через каждые полгода смотреть вирусную нагрузку, как идет лечение. Если вирусы не снижаются, значит, он не пьет препараты или же их нужно скомбинировать другим образом, чтобы вирусы были на неопределяемом уровне. Эта работа ежедневная.

База общая. Достаточно ИИН человека или ФИО и дата рождения, и в любом регионе Казахстана могут сказать, приходил он к ним или нет.

175 эти человек не потеряны, просто они по месту пребывания не встали на учет. Если бы мы не знали, что он ВИЧ-положительный и потерялся, тогда это проблема.

С логикой господина Байсеркина спорить сложно. Раз уж в Республиканском СПИД-Центре и правда считают, что наличие ФИО пациента в базе данных при его физическом отсутствии — панацея для борьбы с распространением ВИЧ по стране, наши аргументы исчерпаны.

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter