18+
Нур-Султан
Сейчас
7
Завтра
6
USD
389.52
0.00
EUR
429.21
0.00
RUB
6.07
0.00

Как жених встречался с невестой — традиция Ұрын бару

547

В старину у казахов между сватовством и свадьбой жених должен был навестить невесту. Такие визиты назывались Ұрын бару (тайные визиты).

жених и невестаИсточник — svadebka.ws

Великий писатель Мухтар Ауэзов писал: «Первый приезд жениха имел несколько названий: «торжественный» или «приезд с подарками», «переход через порог», «поездка для рукопожатия».

Как понравиться тестю

Ұрын бару не считается зазорным после проведения обряда Өлі-тірі (жертвоприношение животного — обычно барана, который приносили родственники со стороны жениха). Считалось, что таким образом получалось разрешение от предков-аруахов и расценивалось как священный акт.

В этот период, как пишет в своей книге «Этикет казахов», ученый Ш.Тохтабаева: «В старину временной промежуток между сватовством и свадьбой иногда доходил до трех лет, это было связано с трудностями выплаты калыма. В связи с этим в этот период позволялись негласные внебрачные отношения жениха и невесты, насыщенные своеобразными этикетными нюансами». По этому поводу есть даже пословица: «Өлі-тірі келген соң, өлі күйеу жатпайды» — «Разве жених мертвый, что он не может прийти, когда дал животное на заклание?»

Но добрачный визит жениха к невесте был строго запрещен до тех пор, пока отец невесты не будет удовлетворен дарами жениха

В противном случае, как писал казахский просветитель Ибрай Алтынсарин, «…накажут штрафом, а то и запросто камчой, если попадется в руки». Если жених осмеливался навестить аул невесты раньше положенного времени, его наказывали братья девушки.

Двусмысленность обычая

Как пишет ученый Г. Меирманова, между посещениями должно было пройти не более 40 и не менее 7 дней.

Если жених не совершал добрачных визитов, его избивали девушки из его же рода, тем самым призывая к исполнению своих обязанностей

Встреча будущих молодоженов происходила по-разному. В первый приезд в аул невесты жених должен был отправить сначала своих друзей и коня, к поводьям которого могла прикасаться только сестра или ближайшая родственница нареченной.

За привязь коня жениха она получала подарки — атбайлар. Ибрай Алтынсарин отмечал, что в ауле невесты, чаще всего на окраине, для жениха и его свиты ставили юрту и организовывали пирушку — Ұрын той.

При случайных встречах со старшими родственниками невесты жених должен был прятаться или убегать в сторону. Это объясняется двусмысленностью обычая:

официальное разрешение на общение молодых отсутствует, при этом все всё знают, но делают вид, что ничего не замечают

Родители невесты раньше обычного ложились спать, а девушку уводили в соседний аул, где происходила символическая борьба представителей двух семей. Вызволив нареченную, жеңгелер (снохи) вели ее к жениху. На этом пути создавались разные шуточные преграды, за преодоление которых жених и его друг должны были одаривать молодых женщин.

Именно в это время вспоминались игровые традиции ит ырылдар (охрана пути к постели), кемпір өлді (умерла старуха), шашсипатар (гладить волосы невесты), көрпеқимылдатар (шевелить одеяло), сақтау (прятать портянки или сапоги) и другие. И за все это жених должен был заплатить выкуп.

В казахском народе до сих пор говорят: «Ат өлсе де кәде өлмейді» (Конь может умереть, но обычай вознаграждать – никогда) или «Қалыңсыз қыз болса да, кәдесіз қыз болмайды» (Невеста может быть без калыма, но нет невесты без вознаграждения).

«Теперь погладь волосы»

Описанию этой традиции Мухтар Ауэзов в произведении «Абай жолы» посвятил целых девять страниц. Приведем краткий отрывок.

«Две женге с улыбкой подошли к ним, сели перед женихом и невестой и, окутав правую руку Дильды легкой шелковой тканью, положили на нее правую руку Абая. Он задержал в своей руке тонкие пальцы Дильды. Невестка, сидящая напротив, насмешливо заметила:

– Ишь какой! Твоя рука, наверное, прилипла? Давай ее сюда, теперь погладь волосы! – приказала она.

Девушки, сидевшие рядом, рассмеялись.

Женге сама схватила руку Абая и заставила его провести ладонью по косе невесты

Шелковая ткань, принесенная для рукопожатия, понадобилась и здесь, – Абай раза два провел ладонью по этому шелку. При последнем обряде жених одарил своячениц. Шустрая женге успела получить свою долю и от Дильды. Все разошлись, чтобы оставить жениха наедине с невестой…

«Мы приготовим постель, а ты выйди…»

… До сих пор Абай не сказал Дильде ни слова. Они даже не видели друг друга. Только невеста успела при входе в юрту краем глаза взглянуть в лицо Абая, когда присаживалась возле него, скрытая сама занавесом и чапаном. Но это был лишь один миг.

В юрте стало несколько свободнее; женге, получившая подарки за «поглаживание волос», обратилась к Абаю:

– Ну, теперь мы приготовим постель, а ты ненадолго выйди на улицу, освежись немного!

…Он не стал задерживаться, быстро поднялся с места и вышел. Вокруг не было ни души (…) Абай остался один. Ночь была темная – с вечера нависли тучи. Кругом был полный мрак. Абай пошел далеко в сторону.

… Абай читал много книг. «Любимый друг», «Избранница» – как он боготворил эти слова! Они цвели в его душе чистыми, неомраченными…»

Ұрын бару — одна из ярких и имеющих глубокое нравственное значение казахских традиций.